Великие географические открытияЧасть I. Эпоха великих открытий. I период (до середины XVI в.)

Открытие Бразилии португальцами

Глава 6

Посмотреть в хронологическом указателе

Путь экспедиции Кабрала через Атлантический океан

9 марта 1500 г. из Лиссабона в Восточную Индию вышла большая торгово-военная экспедиция на 13 кораблях (мы не знаем их типа и тоннажа) с экипажем около 1500 человек, из них более 1000 «отборного и хорошо вооруженного люда». Цель ее — установить торговые отношения с Индией по возможности мирными средствами, но «...не прекращать, несмотря на любое сопротивление, это предприятие».footnotefootnote Фраза из письма Мануэла I правителю Каликута.лавнокомандующим эскадры («капитанмор») Мануэл I назначил Педру Алвариша Кабрала, ранее ничем себя не проявившего ни в военном, ни в мореходном деле. 22 марта эскадра, потеряв один корабль, двинулась от Сан-Николау — центрального острова архипелага Зеленого Мыса — прямо на юг, пересекла экватор, а затем отклонилась на запад и у 17° ю. ш. подошла 22 апреля 1500 г. к берегу Бразилии. Меридиан о. Сан-Николау приблизительно 24° з. д., меридиан конечного пункта (вероятнее всего бразильский мыс Корумбан) — 39° з. д. Следовательно, во время перехода эскадра сдвинулась на запад от намеченного, южного курса на 15° долготы, что на широте мыса Корумбан составляет около 1600 км. Нарочно или случайно, вольно или невольно Кабрал отклонился так далеко на запад? Капитан одного из судов — Бартоломеу Диаш советовал ему держаться в южном полушарии подальше от африканского берега. Есть известие, будто и Гама, ссылаясь на личный опыт, предлагал Кабралу избегать гвинейских берегов и следовать от о-вов Зеленого Мыса прямо на юг, пока не достигнешь широты мыса Доброй Надежды. Идя таким курсом, корабли Кабрала пересекли три морских течения: Северное Пассатное, относившее их к западу, Экваториальное противотечение, затем Южное Пассатное течение (снова — к западу), и наконец они увлечены были Бразильским течением на юго-запад.

Флот Педро Кабрала в его плавании к берегам Бразилии.
Фрагмент из Libro das Armados.
Биографический указатель

Кабрал, Педру Алвариш

1467 — 1520
Португальский навигатор у берегов Бразилии и Индии

«21 апреля, когда мы находились... в 660–670 лигах от острова Сан-Николау, — писал 1 мая 1500 г. из Порту-Сегуру (Бразилия) на родину участник экспедиции Перу Ваш Каминья,— появились признаки земли, большое количество длинной и всякой другой травы...» Через день подошли к земле, которую Кабрал назвал «островом Вера-Круш» (Истинного креста). Близ берега виднелась «высокая, круглая гора, а к югу — другие, более низкие горы и равнина, покрытая большими деревьями». День был пасхальный, и Кабрал назвал высокую гору Паскуал («Пасхальная», 536 м); находится она западнее мыса Корумбан, у 17° ю. ш. Сан-Николау лежит у 16°37' с. ш. Следовательно, корабли, двигаясь прямо на юг, должны были пройти до широты горы Паскуал на 33°30', что составляет более 3700 км. По отсчету штурманов, как сообщает П. Каминья, эскадра преодолела около 4000 км. Но тогда не может быть и речи о том, что Кабрал сначала шел на юг, до 17° ю. ш., а затем круто повернул на запад, «словно в поисках какого-то известного пункта». При таком предположении — а его делают защитники португальского приоритета — корабли должны были пройти 3700 км по меридиану и 1600 км по параллели, а всего 5300 км. На две-три сотни километров они, конечно, могли ошибиться, но невероятна ошибка на 1300 км. А из этого следует вывод: не было никакого крутого поворота «почти под прямым углом» — корабли следовали южным курсом, а течением их сносило на запад, пока не появилась земля. Открытие португальцами Бразилии 22 апреля 1500 г. было делом счастливого случая.

Правда, в Португалии к моменту выхода в море эскадры Кабрала, вероятно, уже знали об открытии Колумбом в 1498 г. большой земли, лежащей к западу от Тринидада. Но она находилась в северном полушарии, более чем в 3000 км от того пункта южного полушария, к которому португальцы подошли 22 апреля 1500 г., и ее открытие не повлияло на ход плавания Кабрала. О достижениях других испанских экспедиций, открывших в 1499–1500 гг. большие участки побережья Южной Америки, даже слухи не могли еще достигнуть Португалии. И все-таки некоторые португальские и бразильские историки утверждают: организаторы и руководители экспедиции Кабрала твердо знали, что заатлантический Южный материк существует; к нему до Колумба уже якобы плавали португальские корабли. Этим историкам оставалось только подыскать подходящих «первооткрывателей» Южной Америки, по возможности прославленных, начиная с Мартина Бехайма, на португальской службе.

Экспедиция Педру Алвариша Кабрала, 1500-1501 гг.

На глобусе Бехайма от 1492 г. нет никаких признаков за-атлантического Южного материка. До этого года он, как достоверно известно, плавал только в Восточной Атлантике. Но, вероятно, с середины 90-х гг. XV в. Бехайм снова поселился на Азорских о-вах, неизвестно чем занимаясь. Следовательно, рассуждают «историки», он мог плавать на запад — конечно, только на португальских кораблях, а если плавал, то мог достигнуть Америки, и не только Северной, но и Южной. На таком малоубедительном основании они делают предположение, что Бехайм знал побережье Америки от Флориды до Бразилии включительно еще до 1498 г. Вместе с анонимными капитанами португальских кораблей Бехайм выступает как предшественник Колумба в деле открытия Южной Америки и как информатор Кабрала о Бразилии.footnotefootnoteСм: Хенниг Р. Неведомые земли. Пер с нем. М., 1963, т. IV, гл. 196.

Редчайшим исключением, когда удалось подыскать подходящее имя для капитана португальского корабля, была предполагаемая экспедиция Дуарти Пашеку Пирейры в 90-х гг. XV в. Пирейра, спутник Кабрала в 1500 г., не раз до этого плававший к берегам Западной Африки, между 1505 и 1508 гг. написал сочинение под названием «Esmeraldo de Situ Orbis» («Изумруд о положении Земли»). Подлинная рукопись и полные списки с нее до нас не дошли, из предполагаемых пяти частей («книг») сохранились в португальских библиотеках только три и отрывок четвертой, они впервые опубликованы в 1892 г. В «Изумруде...» — если это не позднейшая вставка копииста — мимоходом и очень неопределенно упоминаются какие-то заатлантические земли, причем автор говорит, что он впервые ознакомился с ними примерно за шесть лет до экспедиции Кабрала. На этом «основании» Пирейре приписывают открытие Южной Америки в 1494 г., а может быть и ранее.footnotefootnoteНаиболее полно, но в апологетическом духе вопрос об «открытии» Пирейрой Южной Америки освещен в статье Пирейра да Сильва в томе 1 «Истории португальской колонизации Бразилии» (Порту, 1921, на португ. яз.). Иные авторы предпочитают вовсе не называть имен предполагаемых первооткрывателей Южной Америки: кто-то, несомненно, плавал туда до 1498 г., но кто именно и когда, пока неизвестно. «А если будет выдвинуто имя... другого мореплавателя — предшественника Кабрала, то португальцы смогут противопоставить ему многих своих мореплавателей, которые знали о существовании Американского континента даже до Колумба» (Ж. Роша-Помбу).

Посмотреть в хронологическом указателе

Португальцы на «острове Вера-Круш»

Д

ля исследования новооткрытой земли на небольшой лодке Кабрал направил моряка Николау Куэлью, участника первой экспедиции Васко да Гамы. Высадившись на берег, Куэлью вступил в первый контакт с аборигенами, настроенными очень дружелюбно. Стоянка у мыса Корумбан была ненадежной, и, когда начался шторм, Кабрал 25 апреля перевел флотилию на 60 км севернее, в безопасную гавань, по-португальски — Порту-Сегуру, на картах теперь дается и другое название — Баия-Кабралия, т. е. «Кабральская бухта». 1 мая 1500 г. Кабрал вступил во владение «островом Вера-Круш»: он воздвиг на холме большой деревянный крест, а не падран. Следовательно, Кабрал как будто подчеркнул, что не придает особого значения открытию.

Высадка Педро Кабрала в Порто-Сегуру, Бразилия.
Картина Переро да Сильва, Национальный музей Рио-де-Жанейро.

В этот день Кабрал послал в Лиссабон на малом судне капитана Гашпара Лемуша с отчетом Мануэлу I о ходе экспедиции и открытии «острова Вера-Круш» и с несколькими попугаями. Эти диковинные птицы произвели наибольшее впечатление и за «островом» на десятилетия утвердилось название «страна попугаев». Каминья отправил Мануэлу письмо, ставшее важнейшим первоисточником по истории открытия португальцами Бразилии. Очень интересно для этнографов подробное описание первых встреч (вполне мирных) португальцев с бразильскими индейцами, их внешнего вида, жилищ, образа жизни, оружия и украшений, в том числе губных втулок.footnotefootnoteВтулка — на местном языке «ботоке», отсюда и название индейцев Восточной Бразилии, данное им колонизаторами,— ботокуды П. Каминья, описывая их внешний вид — бронзового цвета кожу, раскрашенные черным и красным тела, черные прямые волосы,— особо отмечает, что они вставляют в проткнутую нижнюю губу в виде украшения «кость толщиной с веретено и длиной с пядь».Диогу Диаш, брат Б. Диаша, капитан одного из кораблей, побывал в индейской деревне, в 10 км от берега. По возвращении он сообщил, что их жилища — длинные дома, пища — хлеб из маниока и семян диких растений, ягоды и рыба; спят они в гамаках. В районе Порту-Сегуру Кабрал оставил двух осужденных преступников. Так же поступали и его последователи. И хотя португальцы утверждали, что бразильские индейцы — людоеды, европейцы через десятки лет встречали в разных пунктах побережья состарившихся ссыльных или их потомков от браков с индианками. 2 мая 11 кораблей эскадры отошли от Порту-Сегуру к мысу Доброй Надежды (о деятельности Кабрала в Индии в главе «Индийская экспедиция Кабрала»).

Посмотреть в хронологическом указателе

Экспедиция Куэлью — Веспуччи

Н
Биографический указатель

Веспуччи Америго

1451 — 1512
Итальянский мореплаватель на службе Испании и Португалии.

а открытие Кабрала Мануэл I отреагировал весьма оперативно. В 1500 г. он уведомил об этом других монархов, переименовав «Вера-Круш» в «Санта-Круш»: «Земля Святого Креста очень удобна и необходима для сообщения с Индией, так как он [Кабрал] отремонтировал там свои корабли и забрал воду» (М. Наваррете). А в 1501 г. король снарядил вторую португальскую экспедицию к берегам неведомой земли. Капитан-генералом флотилии из трех каравелл Мануэл I назначил искусного мореплавателя Гонсалу Куэлью с поручением продолжить открытие берегов Южного материка, выяснить, какие товары можно получить оттуда и как «прижать к стене», т. е. обойти, Тордесильясский договор. Америго Веспуччи, перешедший к 1501 г. на португальскую службу, был приглашен в качестве полуофициального навигатора и получил задание описать ход «первой исследовательской экспедиции в Бразилии». Это становится ясным из его писемfootnotefootnoteВпервые на русском языке они появились в 1971 г. в сб. «Бригантина-71». — единственного, хотя и не очень надежного, источника — и из ряда дошедших до нас карт начала XVI в., на которых нанесена часть берега Бразилии с надписями «Санта-Круш» или «страна попугаев» и с названиями нескольких рек, мысов и заливов. К счастью для историков, португальцы, как и испанцы, давали новооткрытым объектам, как правило, имена по католическим святцам. Учитывая это и сопоставляя очень скудные данные писем Веспуччи со старейшими картами Бразилии, историки определили ход открытия португальцами береговой линии Южного материка в 1501 — 1502 гг.

Итак, 10 мая 1501 г. три корабля под началом Гонсалу Куэлью, при участии Америго Веспуччи, оставили Лиссабон. 1 июня у Зеленого Мыса они встретили Кабрала, возвращавшегося домой. У архипелага Бижагош они 11 дней пополняли запасы пресной воды и древесины. Отсюда флотилия двинулась на юго-запад и после длительного перехода, в течение которого почти пять недель погода была очень бурной, коснулась скалистого острова — скорее всего, о. Фернанду-ди-Норонья,footnotefootnoteТак он назван годом позже в честь купца-судостроителя из Лиссабона, заключившего контракт с Мануэлем I на учреждение колонии в Бразилии с двухлетней монополией на торговлю сандаловым деревом. а 17 августа оказалась у берега какой-то большой земли. У первого бразильского мыса корабли простояли только неделю, хотя экипажу требовался отдых, а судам ремонт; кратковременность стоянки объяснялась тем, что без вести пропали два матроса, сошедшие на берег для торгового обмена,— их ожидали и разыскивали; на глазах испанцев индейцы убили молодого моряка, направленного для налаживания контактов. Куэлью отказался — к негодованию Веспуччи — от карательной операции и двинулся к югу, причем все отрезки пути флотилии между 5 и 25° ю. ш. укладываются в точные хронологические рамки благодаря католическим святцам — ниже в скобках указывается день того или иного святого.

Самый северный обозначенный на картах начала XVI в. пункт, которого коснулась в 1501 г. экспедиция,— мыс Сан-Роки (17 августа, у 5°30' ю.ш.). Он находится на восточном выступе материка, открытом в феврале — апреле 1500 г. испанцами Пинсоном и Лепе. Бесспорно, — даже для того времени, что он находился к востоку от демаркационной линии 1494 г., и, следовательно, должен был принадлежать Португалии. Вот почему экспедиция 1501 г. подошла к бразильскому берегу не у Порту-Сегуру (16°25' ю. ш.), а гораздо севернее, на 11° ближе к экватору. Португальцы вовсе и не думали тогда об уже открытом в 1500 г. за 16° ю. ш. «острове», берег которого Кабрал проследил всего лишь на 60 км. Ведь уже осенью 1500 г. Пинсон и Лепе — это документально доказано — вернулись в Испанию.

Более чем вероятно, что Мануэл I знал к началу 1501 г., что в южном полушарии за океаном, сравнительно недалеко от Африки, в субэкваториальной полосе, лежит большая земля, но знал он это не от португальских мореплавателей, а от португальских шпионов в испанских портах или при испанском дворе.

Экспедиция Куэлью — Веспуччи 1501–1502 гг.

От мыса Сан Роки началось движение на юг вдоль берега материка. Следующим нанесенным на карты пунктом был мыс Сант-Аугустин (28 августа), который следует отождествить с Кабу-Бранку. Южнее мыса Куэлью встретил дружелюбно настроенное индейское племя, три представительницы которого добровольно согласились сопровождать моряков через океан. Здесь корабли стояли месяц, а затем прошли мимо устьев малых рек, стекающих с плоскогорья Борборема,— Сан-Мигел (29 сентября) и Сан-Жерониму (30 сентября) — и достигли устья очень большой р. Сан-Франсиску (4 октября, 10°30' ю. ш.). К следующему важному месту — бухте «Всех святых» (Тодус-ус-Сантус, 1 ноября, у 13° ю. ш.) — экспедиция подошла через четыре недели. Это единственный крупнейший залив в десятых широтах, и позднее колонисты назвали его просто Баия («Бухта»).footnotefootnoteТак же официально называлась одна из важнейших бразильских провинций (теперь — штат Баия), а неофициально — ее центр, г. Салвадор. Весь берег между 7 и 16° ю. ш., как уже отмечалось в главе 5, был открыт секретной экспедицией А. Велеса де Мендосы — Рольдана, о чем португальцы, естественно, не знали.

Открытие Рио-де-Жанейро
Гордон Миллер

У Порту-Сегуру Куэлью взял на борт двух моряков Кабрала, оставленных для «цивилизации» индейцев; в этом португальцы не преуспели — хорошо, что остались живы. Затем корабли проследовали мимо устья Санта-Лусии (13 декабря) — вероятно, это р. Доси. Они обогнули мыс Сан-Томе (21 декабря, 22° ю. ш.) и круто повернули прямо на запад. 1 января 1502 г. перед португальцами открылась великолепная бухта Гуанабара, которую они приняли за устье реки и назвали «Январской рекой» — Рио-де Жанейро (у 23° ю. ш.; она впервые появляется на карте Пири Рейса в 1513 г.). Затем суда прошли 100 км на запад до бухты Ангра-дус-Рейс (6 января), где берег отклонился на юго-запад; экспедиция пересекла тропик Козерога и достигла о. Сан-Висенти (22 января, у 24° ю. ш.). «Крещение» берегов нового материка на этом как будто прекратилось: на старейших картах «Земли Санта Круш» нет христианских имен для более южных пунктов, береговая линия примерно в 200 км к юго западу от Сан-Висенти оборвана и последнее название «Риу-ди-Кананор» (теперь — Кананеа, у 25° ю. ш. и 48° з. д.) явно «языческое».

Атлас Миллера, Атлантика, 1519г, Лопо Хомем и др.
Нафиональная библиотека, Париж

Отсюда Куэлью решил возвращаться домой; одно судно под командой представителя Ф. ди Норонья отделилось от флотилии и прибыло в Лиссабон 24 июня 1502 г. Две оставшиеся каравеллы отплыли от берегов Бразилии 13 февраля 1502 г.,footnotefootnoteВеспуччи писал: к 15 февраля 1502 г. он дошел вдоль берега до 32° ю. ш., но это утверждение другими свидетельствами не подтверждается, а картами, как видим, опровергается. прошли, по расчетам Веспуччи, почти 3 тыс. км и 3 апреля у 52° ю ш. усмотрели «новую землю». Скорее всего, и длина пути, и достигнутая широта определены ошибочно: обнаруженный остров, не имевший якорных стоянок, вероятно, о. Триндади (у 20° ю. ш. и 30° з. д.). Моряки уговорили Куэлью изменить курс, и 10 мая 1502 г. оба судна подошли к берегам Сьерра-Леоне, где пришлось сжечь одну обветшавшую каравеллу. Куэлью прибыл в Лиссабон 6 сентября 1502 г.

Результаты плавания разочаровали корону: ни золота, ни серебра — лишь бразильское дерево, попугаи и обезьяны, однако географические достижения экспедиции оказались огромными: открыт и нанесен на карту, конечно примитивную, берег новой земли между 5°30' и 25° ю. ш. от мыса Сан-Роки до «реки» Кананеа, длиной более 3 тыс. км, в том числе 1 тыс. км (от 5°30' до 16° ю. ш.) вторично, после Велеса де Мендосы. Более 4,5 столетий это плавание было полуанонимным: Веспуччи, отличавшийся многословием и умением живописать детали, ни разу — незавидное постоянство — не назвал имени начальника. Лишь в конце 60-х гг. нашего века в библиотеке итальянского г. Фано, на Адриатике, у 13° в. д., найдена карта мира, датируемая около 1504–1505 гг. Бразилия на ней названа «Землей Гонсалу Куэлью...». После такой убедительной находки положение Куэлью в истории географических открытий стало незыблемым.

В начале XVI в. это португальское открытие связывалось с результатами испанских экспедиций 1498–1502 гг., обнаруживших северо-восточный и северный берега новой земли. Она могла быть только заокеанским материком, ранее неизвестным, большей своей частью лежащим в южном полушарии. Следовательно, она ничего общего не имела с Восточной Азией.