Великие географические открытияЧасть II. Эпоха великих открытий. II период (середина XVI — середина XVII вв.)

Исследование Центральной Азии и Восточной Африки с 1550 по 1650 гг.

Глава 33

Посмотреть в хронологическом указателе

Русские послы в Монголии и Китае в первой четверти XVII века

В

1615 г. из Томска в Монголию был отправлен атаман Василий Тюменец. На лошадях он поднялся по долине Томи, пересек Горную Шорию, перевалил Абаканский хребет, Западный Саян и проник в Туву (Табынскую землю). Он описал эту страну в немногих словах: «А Табынская земля то же Киргизские земли, только живут о себе, а дань дают в Киргизскую землю и к Алтыну-царю [монгольскому хану]: кто с ним ни придет, тому и ясык [ясак] дают. А живут они по лесам, меж гор в ослонах [юртах, укрепленных жердями], переходят, где кому место полюбится, а шубы носят оленьи и козьи, а кормятся зверем, бьют лоси и олени, и козы; мясо едят, а в кожах делают платье. А угодий у них никаких нет, и хлеб не родится, и коров и овец нет, только одни лошади да олени... А леса и горы в Киргизской земле каменные велики».

Затем Тюменец пересек верховья Кемчика (система Енисея), перевалил несколько хребтов и по широкой долине, возможно Карты, прошел к горному (1425 м) соленому озеру Урэг-Нур (50° 10' с. ш. и 91° в. д.). Повернув на восток и спустившись в степь, он вышел к ставке монгольского хана у озера Усап (Убсу-Нур) и первый описал это бессточное озеро. Дипломатические переговоры закончились успешно — хан согласился перейти в русское подданство. Тюменец с послами хана проехал на родину тем же путем, а в конце ноября 1615 г. прибыл в Тобольск. В запись его показаний включено краткое описание Северо-Западной Монголии — первое, составленное русским.

Маршрутом Тюменца воспользовался первый русский посол в Китае, сибирский казак Иван Петлин, владевший несколькими языками. 9 мая 1618 г. во главе миссии из 11 человек он отправился из Томска и вместе с послами монгольского «Алтына-царя» через три недели прибыл в озеру Убсу-Нур. Отсюда путешественники двинулись на юго-восток, перевалили Хан-Хухэй — северо-западный отрог Хангайского хребта, а затем и сам Хангай (в верховьях р. Дзабхан) и вдоль его южных склонов прошли около 800 км. У излучины р. Керулен (у 109° в. д.) они повернули на юго-восток и пересекли пустынные пространства Гоби. Не доходя Калгана, Петлин увидел Великую Китайскую стену и описал ее. 1 сентября он прибыл в Пекин. Обратно посольство двинулось через четыре дня и 16 мая 1619 г. вернулось в Томск. Петлин описал свое путешествие, столицу Китая и три других китайских города в «Росписи Китайскому государству... и иным государствам жилым и кочевым, и улусам, и великой Оби, и рекам, и дорогам».

Посмотреть в хронологическом указателе

Первые европейские исследователи Гималаев и Тибета

П

ервым европейским исследователем, бесспорно проникшим в Тибет, был португалец иезуит Антан Андради. Он выступил из Агры (Индия) 30 марта 1624 г., прошел к верхнему Гангу и проследил все течение Алакнанды, одной из двух гималайских рек, составляющих Ганг. Затем, перевалив Кумаонские Гималаи (центрально-западный участок Больших Гималаев), в начале августа он прошел в Юго-Западный Тибет, к верховью Сатледжа, в поселок Цапаранг (у 79°40' в. д.). Он весьма нелестно отозвался об этой территории, назвав ее ужасной пустыней, проходимой лишь два месяца в году, с почти не прекращающимися снегопадами. Его негативное отношение усугублялось отвращением ко всем продуктам питания тибетцев. С разрешения местного правителя он организовал там в 1626 г. миссию. Она существовала до 1641 г. и была отправным пунктом для ряда путешествий, в результате которых иезуиты собрали большие географические и этнографические материалы о Юго-Западном Тибете и западных Больших Гималаях — Кумаонских и Пенджабских.

Биографический указатель

Андраде, Антонио де

1580 — 1634
Португальский (испанский) миссионер на Тибете

Спустя четыре года в Тибет, но уже через восточную часть Гималаев проникли два португальских иезуита — Жуан Кабрал и Иштеван Каселла. Из миссии, расположенной на р. Хугли, одном из рукавов Ганга, в октябре 1626 г. они добрались до небольшого городка, Недалеко от колена Брахмапутры (близ 26° с. ш.), где их сразила сильнейшая лихорадка. Каселла быстро поправился, а Кабрал три месяца находился между жизнью и смертью. В конце февраля 1627 г., как только он достаточно окреп, миссионеры — первыми из европейцев — вступили в пределы горной страны Бутан,footnotefootnoteДаже в первой четверти XX в. сведения об этом маленьким (47 тыс. км²) королевстве, населенном тибетоязычными группами бхотия, были весьма скудными. дренируемой несколькими короткими притоками Брахмапутры, стекающими с южных склонов Гималаев. После почти годичного пребывания в Бутане оба иезуита перевалили эту горную систему и в январе 1628 г. прибыли в город Шигацзе, расположенный в долине р. Цангпо (верхняя Брахмапутра). Здесь их пути разошлись: Кабрал вскоре двинулся на юго-запад, проследовал в Непал и через межгорную котловину Катманду и Северную Индию вернулся на р. Хугли; Каселла же, проведя год в Шигацзе, в 1629 г. .вновь пересек Бутан и вернулся в городок у колена Брахмапутры.

Оба собрали ценные географические материалы об этих гималайских странах, но только в XX в. их отчеты разыскали в римских архивах.

В конце августа 1631 г. в Цапаранг путем Андради прибыл монах Франсишку Азиведу. Для упрочения положения созданной недавно миссии, пришедшей в полнейший упадок, он добился разрешения на посещение города Лех на верхнем Инде (близ 34° с. ш. и 78° в. д.). С купеческим караваном Азиведу двинулся на северо-запад по плато, ограниченному хребтами Ладакх и Заскар. «Дорога, напоминающая пустыню, проходит между снежными горами, и не видно на всей этой земле... ни одного дерева».footnotefootnoteЦитаты здесь и далее из статьи Г. Н. Соколовского «Из истории исследования Центральной Азии. Путешествие де Азеведо». — Известия ГРГО, 1928, т. 60, вып. 1 — 2. В Лехе, куда караван добрался 25 октября, Азиведу — первого европейца — приняли при дворе правителя и угостили чаем — «...трава, которую привозят из Китая... Эти листья варят в воде, в каменных горшках, с каким-то маслом и небольшим количеством молока, и этот черный бульон пьют горячим как только можно»; после чаепития он получил кусок сырого мяса. В начале ноября Азиведу отправился в обратный путь. Он пересек Западные Гималаи в южном направлении, форсировал pp. Чинаб и Беас близ истоков и преодолел несколько перевалов, причем на одном из них от холода временно потерял зрение, а на последнем едва не погиб в глубоком снегу. Азиведу вернулся в Агру 3 января 1632 г., пройдя более 700 км по совершенно не известной географам местности. Таким образом, за несколько лет иезуиты ознакомились с верхними бассейнами Инда и Брахмапутры, с южной полосой Тибета, побывали в Непале и Бутане и пересекли на западе, в центре и на востоке Гималаи.

Посмотреть в хронологическом указателе

Португальцы в Эфиопии и открытие истока Голубого Нила

З

а посольством в 1520 г. в Эфиопию, заставшим еще в живых П. Ковильяна, о котором говорилось в томе 1, в 30-х и 40-х гг. последовал ряд других португальских экспедиций. Важнейшей из них была военная экспедиция в 1541 г., возглавляемая Криштованом да Гамой, пятым сыном Васко да Гамы. Военный отряд (около 450 солдат) прибыл из Индии в Центральную Эфиопию по просьбе христианских правителей, обратившихся к Португалии за помощью против союзников турок, мусульман-галласов, вторгшихся в их владения. Вместе с португальцами эфиопы разгромили галласов. К. Гама был убит в бою, а португальцы после победы остались в стране, пытались подчинить ее, но в конце концов эфиопы изгнали и их. Два спутника К. Гамы — Жуан Бермудиш и Мигел Каштаньозу — оставили интересные описания экспедиции и страны.footnotefootnoteАнглийский перевод с комментариями издан под названием «Португальская экспедиция в Абиссинию 1541 г., рассказанная Каштаньозу и Бермудишем». Лондон, 1902.

Со второй половины XVI в. орден иезуитов начал посылать в Эфиопию своих агентов с целью добиться воссоединения эфиопской христианской церкви с римско-католической. Один из миссионеров, португалец Педру Паиш, посланный в 1589 г. в Эфиопию, был захвачен пиратами и продан в рабство в Йемен, где пробыл до 1596 г.

Выкупленный орденом, он через несколько лет (в 1603 г.) был снова послан в Эфиопию, где прожил много лет. В 1613 г., вероятно не в первый раз, Паиш посетил большое озеро Тана (3600 км²), лежащее на высоте 1830 м в северо-западной части Эфиопского нагорья (у 12° с. ш.), и обнаружил, что из озера на юг вытекает полноводная р. Аббай. Паиш проследил ее течение. Оказалось, что она описывает в Эфиопии большую дугу, выгнутую к востоку, поворачивает затем на северо-запад и, спустившись с нагорья на равнину, течет к Нилу. Паиш правильно отождествил Аббай с Голубым Нилом. Но он сделал и второй, очень важный вывод из своих географических наблюдений. В бассейне Аббая — Голубого Нила — дождливый период продолжается, как правило, с июня по сентябрь, а Паиш знал, что подъем воды в Ниле начинается в середине июня и продолжается до конца сентября, а нередко до середины октября. И он правильно предположил, что знаменитые разливы Нила в Египте связаны с подъемом воды в Аббае — Голубом Ниле в период дождей.

Почти одновременно с Паишем другие иезуиты начали искать более удобный для португальцев доступ в Эфиопию со стороны Индийского океана, а не Красного моря, где тогда господствовали турки. В связи с этим иезуит Жируме Лобу в январе 1624 г. отправился из Гоа (Индия) в африканский порт Малинди (у 3° ю. ш.), бывший в то время португальской базой. Оттуда на туземном судне он прошел на север, особенно внимательно исследуя низменное побережье от о. Патта (у 2° ю. ш.) до устья большой р. Джубы (у экватора), стекающей с юго-восточной части Эфиопского нагорья.

Но путь вверх по долине Джубы к центру Эфиопии показался Лобу — по расспросным данным — слишком долгим, трудным и опасным из-за постоянных войн между различными племенами, и он вернулся в Индию. Затем Ж. Лобу снова направился к эфиопскому берегу, на этот раз к проливу Баб-эль-Мандеб и высадился там. Через полупустыню Данакиль он проник в горные районы Северной Эфиопии, а затем пересек нагорье с севера на юг до озера Тана. Лобу первый сообщил, что Голубой Нил, «...называемый туземцами Абави [Аббай], т. е. «Отец Вод»...возникает из двух ключей, бьющих из легко доступной для подъема горы».footnotefootnoteЦитаты по книге «Португальские плавания 1498–1663». Лондон, 1947, на англ. яз. Он обследовал эту залесенную местность на юго-западных склонах гор Чоке и прошел по течению небольшого вначале потока — р. Малый Аббай — на север до его впадения «в озеро Дамбиа [Тана]... Здесь начинается величие Нила. В 15 милях далее... он образует один из прекраснейших водопадов [Тис-Эсат] в мире». Лобу проследил течение Голубого Нила ниже водопада и подтвердил сообщение Паиша.

Посмотреть в хронологическом указателе

Исследование Замбези и открытие озера Ньяса

В

середине XVI в. Лоуренсу Маркиш поставил в бухте Делагоа (у 26° ю. ш.) пост, чтобы расширить португальскую торговлю с народами Южной Африки языковой семьи банту, и на этом месте позднее (в XVII в.) возник названный в его честь город, столица Мозамбика.footnotefootnoteВ 1976 г. столица была переименована в Мапуту. Внутрь Африки — к югу от экватора — со стороны Индийского океана португальцы проникли по Замбези, но в XVI в. еще не очень далеко. Целью их была Мономотапа — государство, расположенное к юго-западу от нижнего Замбези и славившееся крупными месторождениями золота. Португальское правительство начиная с 1571 г. несколько раз посылало завоевательные отряды в Мономотапу, и, хотя все они закончились неудачно, они расширили сведения португальцев о странах по обе стороны нижнего Замбези. Там, у 16° ю. ш., был основан пост Тете, ставший центром торговли с Мономотапой, а в XVII–XIX вв. — отправной базой для ряда разведывательных экспедиций в глубь Африки. К концу XVI в. португальцы имели в самой Мономотапе три небольших торговых поста — на южных притоках Замбези.

От Тете португальцы поднимались по Замбези, за пороги Кебрабаса — к поселку Шикон (32° 30' в. д.) и искали оттуда кратчайший путь, связывающий среднюю Замбези с Индийским океаном. С этой целью Гашпар Бокарру в марте 1616 г. выступил от Шикона на северо-восток и на этом пути открыл озеро Марари (Ньяса, 30 800 км²) — первое из африканских Великих озер, которое, несомненно, видел европеец. Бокарру не исследовал, как далеко тянется оно к северу. Он обогнул Ньясу с юга и обнаружил, что из озера вытекает полноводная р. Шире, нижний приток Замбези; устье ее уже было известно португальцам. За Шире он повернул к северо-востоку, следуя по долине Лудженды, которая довела его до полноводной Рувумы, а по последней в мае он прошел до океана. Бокарру закончил свое почти двухмесячное путешествие в порту Килва (близ 9° ю. ш.), к северу от устья Рувумы.

Посмотреть в хронологическом указателе

Атайди: первое пересечение Африки

В

ероятно, еще в середине XVI в. португальские исследователи достигли Экваториальной Африки, но никаких подробностей и имен не сохранилось.footnotefootnoteИзвестно, правда, и более раннее исследование. В 1520 г. португальцы Мануэл Пашеку и Балтазар Каштру по приказу короля Мануэла провели изучение внутренних районов Анголы. Затем они проследили тот участок течения Конго, который позднее получил название «водопады Ливингстона»: на протяжении 360 км река, прорываясь через Южно-Гвинейскую возвышенность, образует более 30 порогов и водопадов. Выше порогов Пашеку и Каштру построили две бригантины и поднялись до озеровидного расширения у 4° ю. ш. — ныне Стенли-Пул (длина около 30 км, ширина до 25 км). Дальше они не пошли, решив, что достигли знаменитого озера, помещавшегося на многих картах Африки середины XVI в. Немного больше «повезло» португальскому священнику-иезуиту Атайди: из двух источниковfootnotefootnoteСообщение португальского ботаника Гарсиа ди Орта (1563 г.), лично знавшего Атайди, и карты Африки 1559–1561 гг. мы можем заключить, что по крайней мере до 1559 г. он выполнил первое пересечение Африканского континента от устья Конго (низовья этой реки были одним из основных районов деятельности посланцев католической церкви) к побережью Индийского океана у 20° ю. ш. Возможно, его путь пролегал через верховья Касаи, крупнейшего левого притока Конго, и его бесчисленные притоки, в том числе самый крупный Кванго, пересекал верхнее и среднее течение Замбези и плоскогорье Матабеле. Преодолев по прямой более 3 тыс. км, Атайди добрался до Софалы (у 20° ю. ш.). Во время пересечения он, очевидно, собрал расспросные сведения об истоках Конго и Великих африканских озерах — на картах 1559, 1561 гг. и более поздних впервые показаны большое озеро, другое, меньших размеров, к юго-западу от него и третье, очень большое, точно на юге. На одной из карт отчетливо видно, что истоки Конго не связаны ни с одним из них.