Географические открытия и исследования нового времениНовая история

Исследование Гвианы, Бразилии и Экваториальных Анд

Глава 17

Посмотреть в хронологическом указателе

Путешествие Гумбольдта и Бонплана

А
Биографический указатель

Гумбольдт, Александер фон

1769 — 1859
Германский натуралист и географ, исследователь Южной Америки, Кубы, Мексики и Центральной Азии.

Александр Гумбольдт, работавший горным чиновником в Германии, после смерти матери, получив наследство, оставил службу. В июле 1799 г. он и французский ботаник Эме Бонплан, задумав совершить вместе большое путешествие, высадились на берегу Венесуэлы (порт Кумана), оттуда переехали в Каракас и двинулись прямо на юг, к Ориноко. Они поднялись по реке до места, где от нее отходит на юго-запад рукав Касикьяре, «не уступающий по ширине Рейну» и впадающий в Риу-Негру, приток Амазонки. Гумбольдт дал первое научное описание этого явления, и Касикьяре стали считать классическим примером бифуркации рек. От форта Сан-Карлос, на левом берегу Риу-Негру, Гумбольдт и Бонплан вернулись к Ориноко, а затем — в Куману. В ноябре 1800 г. они выехали на о. Куба.

В апреле — июне 1801 г., высадившись в Картахене, они поднялись по Магдалене до Онды, оттуда проехали в Боготу, а в январе 1802 г. прибыли в Кито. На пути и в провинции Кито они исследовали вулканы Экваториальных Анд, в июне поднимались на потухший вулкан Чимборасо (6267 м) и достигли высоты 5760 м — мировой рекорд того времени, затем путешествовали в Перуанских Андах и в октябре прибыли в Лиму.

В декабре 1802 г. — марте 1803 г. они перешли морем через Гуаякиль к порту Акапулько и через три недели были в городе Мехико. Там они прожили до января 1804 г., совершая недалекие экскурсии по стране. Гумбольдт продолжал изучение вулканов. Собрав большие материалы, путешественники вернулись в Европу в августе 1804 г. Их гербарий, например, состоял из 6000 экземпляров растений, в том числе около 3000 неизвестных раньше видов.

Это было одно из величайших по научным результатам путешествий, хотя Гумбольдт и Бонплан не сделали никаких территориальных географических открытий. Метод географических исследований Гумбольдта стал образцом для научных экспедиций XIX в. Один из создателей физической географии как науки, Гумбольдт, описывая посещенные им страны, дал образцы научного страноведения. Он теоретически обобщил наблюдения, свои и Бонплана, и удачно пытался установить взаимную связь различных географических явлений и их распределение на Земле. Он стал одним из основоположников современной географии растений, выдающимся историком географических открытий, климатологом, океанографом, картографом и магнитологом.

Гумбольдт 20 лет обрабатывал в Париже вместе с французскими учеными собранные им и Бонпланом огромные материалы; итогом был незаконченный труд «Путешествие по тропическим областям Нового Света...» (30 томов, 1807–1834 гг.).

Посмотреть в хронологическом указателе

Братья Шомбургки, Крево и другие исследователи Гвианы

Г

осударства, поделившие между собой в XIX в. Гвиану,footnotefootnoteОбщим названием Гвиана географы XIX в. по традиции объединяли Гвианское плоскогорье с приморскими низменностями, всю низменность Ориноко и левобережье Риу Негру и нижней Амазонки — всего 2,4 млн. км². много десятков лет не могли прийти к соглашению относительно границ своих владений. Спорили о десятках, даже сотнях тысяч квадратных километров территории, которая, правда, была уже исхожена в разных направлениях колонизаторами, но почти не изучена. Спорили о бассейнах малых и больших рек и о разделе всего Ориноко. В связи с пограничными спорами, конечно, приходилось изучать не только гидрографию страны, но и ее рельеф, особенно водоразделы.

Исследователи Гвианы фактически, а часто и формально находились на службе у колониальных держав или приглашались правительствами южно-американских государств для сбора материалов по разграничению их владений. Конечно, власти рекомендовали собирать сведения не только о рельефе и речной сети спорных районов, но и любые географические и этнографические материалы.

Немец на английской службе Роберт Герман Шомбургк с 1830 г. жил в Вест-Индии. Лондонское Географическое общество предложило ему провести всестороннее географическое изучение Британской Гвианы. Он взял в помощники младшего брата — Ричарда Шомбургка, который сопровождал Роберта во всех путешествиях и оказался очень ценным сотрудником. Особенно он интересовался ботаникой и в этой области проявил себя как самостоятельный исследователь.

В 1835–1839 гг. братья Шомбургки положили на карту бассейн Эссекибо и прилегающие к нему на западе неразведанные районы. Они проследили всю Эссекибо (970 км) и установили, что эта многоводная река пересекает с юга на север невысокую, покрытую сель-вой страну; что на ней и ее притоках много порогов и водопадов; что в верхнем течении она принимает слева большой приток Рупунуни, прорезывающий горы Кануку. Они обнаружили, что за узкой лентой галерейного леса, окаймляющего берег, простирается по обе стороны Рупунуни сухая «саванна Рупунуни», которая доходит на востоке до верховьев Эссекибо. Когда же братья повернули на запад и перешли к верховьям Риу-Бранку (система Амазонки), они установили, что и там простирается широкая полоса сухой саванны. В этом районе они обнаружили дугообразную гряду — водораздел между верховьями Риу-Бранку и притоками Эссекибо.

В 1839 г. братья открыли (вторично — после Ф. Беррио, см. т. 2) горы Серра-Пакарайма, а близ 5° с. ш. — «громадную глыбу розового песчаника, господствующую над целым миром террас и зеленеющих долин»,— горный массив Рорайма. Шомбургки считали, что это высочайшая вершина Гвианского плоскогорья (2810 м), но не могли взойти на нее: почти отвесные склоны поднимаются на несколько сот метров над окружающей местностью. Они пошли на запад вдоль южного подножия Серра-Пакараймы, поднимаясь по долине открытой ими р. Урарикуэры (крупнейший приток Риу-Бранку), которая берет начало к северу от Серра-Парима, у 4° с. ш., вышли к долине р. Падамо, которая привела их к верхнему Ориноко,footnotefootnoteКак доказано было через полвека, Шомбургки оказались примерно в 300 км ниже подлинного истока Ориноко. спустились по нему и по Касикьяре до Риу-Негру и, поднявшись по Риу-Бранку, вернулись в Британскую Гвиану. За четыре года они прошли со съемкой около 5000 км.

С 1840 по 1844 г. Шомбургки снова не раз путешествовали по Гвиане, продолжая изучать речную сеть и рельеф страны, особенно пограничных районов. В частности, в 1841 г. они исследовали дельту Ориноко и произвели съемку рек, текущих по западной части Гвианской низменности. Засняли они тогда и многоводную Куюни системы Эссекибо, в верховьях которой в 1840 г. были открыты крупные месторождения золота. Они работали на юге Гвианского плоскогорья и положили на карту р. Такуту (одна из истоков Риу-Бранку). В 1843–1844 гг. братья пересекли полосу между верховьями Рупунуни и Корантейна и произвели съемку этой реки, которая стала позднее границей между Британской и Нидерландской Гвианами (ныне — Гайана и Суринам). Во время путешествий они собрали ценные ботанические и зоологические коллекции и большие материалы для установления не только восточной — с Нидерландской Гвианой (Суринамом), но и южной и западной границ — с Бразилией и Венесуэлой. Роберт Шомбургк, готовившийся к дипломатической карьере, предложил для Венесуэлы очень невыгодную границу («Линию Шомбургка»), Пограничный спор затянулся до 1899 г. и разрешился в пользу Великобритании, прирезавшей к своей колонии еще около 17 тыс. км², однако золотоносный район в верховьях р. Куюни остался в пределах Венесуэлы. Окончательная бразильско-британская граница была установлена в 1904 г.

Польский натуралист, прекрасный рисовальщик Карл Фердинанд Аппун более десяти лет (1849–1859 гг.) странствовал по Южной Венесуэле («Венесуэльской Гвиане»), изучая главным образом флору и фауну Оринокской низменности и западной части Гвианского плоскогорья. В 1860 г. он перешел на английскую службу и по заданиям властей Британской Гвианы до 1869 г. продолжал исследование флоры (удачно начатое Ричардом Шомбургком) этой колонии и прилегающих районов Бразилии. Он заинтересовался бытом гвианских индейцев, долгие месяцы жил в бассейне Риу-Бранку. В 1871–1872 гг. Аппун исследовал р. Мазаруни и погиб там от несчастного случая.

С 1868 г. в Британской Гвиане работал английский геолог Чарлз Баррингтон Браун. Кроме разведки недр, он производил съемки рек и в основном завершил исследование речной сети колонии. Продвигался он, где это было возможно, через бездорожную страну в каноэ, обходя многочисленные пороги. Свои путешествия он красочно описал в книге «Жизнь в каноэ и в лагерях Британской Гвианы» (Лондон, 1876 г.).

В 1872 г. француз П. Ф. Монтолье исследовал западный участок громадной луки Ориноко и впервые нанес на карту ее притоки — крупную (более 800 км) Инириду и небольшую Атабапо.

В 1877 г. француз Жюль Никола Крево заснял всю р. Марони (680 км), текущую на север, на границе Французской и Нидерландской Гвианы. В ее верховьях Крево за низким водоразделом (Серра-Тумукумаки) обнаружил и проследил до устья текущую на юго-восток р. Жари — последний значительный (около 1 тыс. км) левый приток нижней Амазонки. В 1878–1879 гг. он занимался съемкой р. Ояпок, текущей на север вдоль восточной границы Французской Гвианы. Оказалось, что она стекает с той же водораздельной цепи, что и Марони. Перейдя оттуда на верхнюю Жари и двинувшись на запад, Крево выявил и закартировал по всей длине (около 1 тыс. км) почти параллельный ей приток Амазонки — р. Пару. Так он связал съемки Гвианы с прежними, сравнительно точными съемками нижней Амазонки. Затем Крево поднялся по Амазонке до устья Исы и нанес на точную карту ее течение почти до истоков в Колумбийских Андах (в верховье она называется Путумайо). Пройдя немного на север, он оказался на Какете и, спустившись по ней до устья, обнаружил, что колумбийская Какета — это и есть бразильская Жапура, левый приток Амазонки (около 2 тыс. км). В 1880–1881 гг. он нанес на карту весь бассейн Гуавьяре, имеющей общее устье с Иниридой и Атабапо, завершив, таким образом, работу Монтолье. Затем Крево начал исследование Гран-Чако, но был убит на р. Пилькомайо (апрель 1882 г.).

В 1884 г. этнограф Эверард Им-Турн, проявивший себя и как натуралист, и как географ, с величайшим трудом поднялся на плоскую вершину горного массива Рорайма — этой грозной, по словам Р. Шомбургка, твердыни с отвесными склонами. В том же, 1884 г. француз Жан Шаффанжон начал изучение центральной части Гвианского плоскогорья и в 1887 г. обнаружил исток «могучего Ориноко» в южной части Серры-Паримы (см. т. V).

В 1885 г. француз Анри Кудро, следуя на восток от верховья Эссекибо вдоль низкой гряды Серра-Акари, где берут начало текущие на север реки системы Корантейна, открыл несколько текущих на юг потоков — верховьев Тромбетаса, крупного левого притока нижней Амазонки, известного только в низовье. В 1889 г. он вернулся на Тромбетас, но затем перешел на правобережье Амазонки. (В 1895–1898 гг. он работал в бассейнах рек Тапажос, Шингу и Токантинс.) В 1899 г. он заснял всю Ньямунду (левый приток Амазонки), в третий раз перешел на Тромбетас и там умер от желтой лихорадки. Его жена и спутница О. Кудро завершила в основном исследование бассейна Тромбетаса, работая самостоятельно в его восточной части. Географы и геологи в Северных и Центральных Андах

Посмотреть в хронологическом указателе

Географы и геологи в Северных и Центральных Андах

Н

емецкий натуралист Эдуард Пеппиг в начале 1827 г. обогнул мыс Горн и высадился в Вальпараисо (Чили). В 1827–1829 гг. он работал в слабо исследованной части Анд Среднего Чили. В 1829 г. он морем перешел из Вальпараисо в Кальяо, перевалил к северо-востоку от Лимы Западную и Центральную Кордильеру и затем много месяцев жил в тропическом лесу среди индейцев к востоку от верховьев Амазонки, на склонах Анд. В 1831–1832 гг. Пеппиг проследил все течение р. Уальяги (около 1200 км), спустился по Амазонке до устья и вернулся на родину с большими ботаническими и зоологическими коллекциями. В 1835–1836 гг. он выпустил книгу «Путешествие по Чили, Перу и реке Амазонке», проявив себя как незаурядный писатель.

Во второй половине XIX в. наибольшую роль в исследовании Перу сыграл итальянец — географ и картограф Антонио Раймонди. Он приехал в страну в 1850 г., остался там жить и за 40 лет до самой смерти (1890 г.) исходил Перуанские Анды и их восточные склоны Ла-Монтанью во всех направлениях. В 50–60-х гг. он провел громадную работу по съемкам центра Перу, продолжая ее и продвигаясь к северу, югу и востоку в 70-х гг.footnotefootnoteВ 1876 г. Раймонди выпустил в свет общее географическое описание Перу, в 1889 г.— карту Перу в масштабе 1:500 000. Особый интерес представляет его исследование высокогорного района Анкаш (между верховьем Мараньона и океаном). Раймонди установил здесь наличие высочайшего участка тропических Анд — «Белоснежную цепь» (Кордильера-Бланка) с широко развитым оледенением и альпийскими формами рельефа (вершина Уаскаран, 6768 м). Он осмотрел также параллельную ей, сравнительно низкую береговую «Черную цепь» (Кордильера-Негра) и текущую на север между обеими Кордильерами по продольной долине Санту, единственную, сколько-нибудь значительную перуанскую реку, впадающую в Тихий океан.

Немецкие геологи-вулканологи Альфонс Штюбель и Вильгельм Рейс в 1869 г. совместно исследовали в Колумбии южный и средний участки Восточной Кордильеры. Затем временно разлучились: Штюбель изучал Центральную Кордильеру, правобережье р. Кауки; Рейс — Западную Кордильеру, левобережье Кауки. В начале 1870 г. они перебрались в Экуадор. В этой «земле обетованной» вулканологов, где на сравнительно небольшой высокогорной территории насчитывается около 30 действующих и потухших вулканов, они провели более четырех с половиной лет. Первые два года они посвятили северному горному району, центром которого является Кито; Штюбель взял на себя преимущественно геологические работы, а съемки производил Рейс. Наибольшее внимание они в это время уделяли тому участку Экваториальной Восточной Кордильеры, где поднимаются вулканы Каямбе (потухший, 5796 м) и Антисана (действующий, 5705 м). В 1872 г. они перешли в центральную часть горного района и изучали его до октября 1874 г. Рейс в основном работал близ Котопахи и впервые поднялся на этот величайший на Земле действующий вулкан (5897 м). Штюбель исследовал более южную территорию — Риобамбу и особенно Западную Кордильеру. В общем они вдвоем выполнили съемки всех главных вершин Экваториальных Анд. Подняться на высочайшую вершину — потухший вулкан Чимборасо — и на ряд других вулканов удалось только в 1880 г. английскому альпинисту Эдуарду Уимперу, который внес существенные поправки в определении высот, сделанные немецкими геологами.

Штюбель и Рейс собрали громадный материал по физической географии и геологии Северо-Западных и особенно Экваториальных Анд. Обработка его продолжалась более 20 лет; публиковались труды под названием «Путешествия по Южной Америке» (7 томов, Берлин, 1886–1902 гг.). Из книг, написанных одним Штюбелем, важнейшая — «Вулканические горы Экуадора» (Берлин, 1897 г.). Они очень расширили геологические и географические знания об андийских странах, главным образом об Экуадоре. Но работали они только в высокогорных районах и не коснулись восточного подножия Экваториальных Анд.

Большую ценность представляют работы по Экуадору Теодора Вольфа. В 80-х гг. он руководил крупной экспедицией и по ее материалам составил точную карту основной территории страны, для которой во многих районах лично сделал все подготовительные работы. Особое внимание он уделил тихоокеанской полосе. А эта экваториальная Коста («Берег») с Гуаякильской низменностью является в экономическом отношении важнейшим районом республики. Вольф обобщил свои исследования в книге, написанной на испанском языке, «География и геология Экуадора» (Лейпциг, 1892 г.).

Научное исследование Северо-Западных Анд и прилегающих возвышенностей продолжил английский инженер и топограф Ф. А. Саймонс. В 1878–1880 гг. он изучил горы Сьерра-Невада-де-Санта-Марта и первый отметил особенности строения этого поднятия, которое теперь определяют как изолированный глыбовый массив, примыкающий к Сьерра-де-Периха — крайнему северному отрогу Анд. Саймонс дал предварительное описание массива в статьях, опубликованных в 1879–1881 гг., оконтурил его, составил сравнительно верную карту.

В 1884 г. он обследовал п-ов Гуахира, населенный малочисленным племенем гоахиро, фактически независимым (до XX в.) от колумбийских властей. Он пересек во всех направлениях этот полупустынный полуостров (около 12 тыс. км²), доходя до мыса Гальинас, самой северной точки Южной Америки — 12°28' с. ш. Он обошел его обрывистые берега и проник внутрь, описав «горное ядро» — три невысоких, ниже 900 м, останцовых массива.

В 80-х гг. в горах Северо-Восточной Колумбии начали работать независимо друг от друга два молодых немецких географа — Альфред Гетнер и Вильгельм Сиверс, позднее получившие в Европе известность трудами по физической географии и страноведению. Гетнер в 1882–1884 гг. исследовал центральный, наиболее широкий участок Восточной Кордильеры длиной более 400 км по гребню, приблизительно между 4°30' — 8° с. ш, — ее снежную вершину Ритакува (5493 м) и плоские котловины, лежащие на высоте более 2,5 тыс. м. В 1888–1890 гг. он посетил Перуанские и Центральные Анды, где, в частности, осмотрел береговые террасы озера Титикака и к юго-востоку от него — Кордильеру-Реаль. Позднее эту цепь исследовал англичанин Уильям Мартин Конуэй, в 1898 г. поднявшийся на одну из ее вершин — гору Ильимани (6462 м).

Сиверс в 1884 г. изучал в Западной Венесуэле Кордильеру-Мериду, которая ранее оставалась почти вне поля зрения европейских исследователей. Он установил, что «горы Мериды» принадлежат к системе Кордильер, являясь северо-восточным отрогом Анд, выявил их основное направление, длину (около 550 км), приблизительно определил две высшие точки (свыше 4,5 тыс. м). Оттуда он перебрался в Колумбию, к массиву Сьерра-Невада-де-Санта-Марта, где в 1886 г. ему удалось подняться на Неваду с юга и севера на высоту 4700 м. Благодаря этому он получил о ней более точные сведения и составил подробную карту.

Затем Сиверc перешел к пограничному хребту Сьерра-де-Периха, еще менее изученному, чем Кордильера-Мерида. Он правильно предположил, что эта сьерра является северным отрогом колумбийской Восточной Кордильеры, проследил ее на всем протяжении (около 300 км) — от верховьев р. Кататумбо (на юге) до основания п-ова Гуахиры, определил ее высшие точки примерно в 3000 м (фактически до 3540 м). В 1892 — 1893 гг. Сиверс объехал Северную Венесуэлу, побывал и в Льянос-Ориноко, правильно установив связь между прикарибскими горами и тихоокеанскими Кордильерами; теперь они называются Карибскими Андами. В Германии Сиверс стал признанным географом-страноведом, под его общей редакцией вышла шеститомная серия «Всемирная география», переведенная в 1902–1908 гг. на русский язык (том «Южная и Средняя Америка» написан им самим).

Посмотреть в хронологическом указателе

Научные экспедиции в Бразилии в первой половине XIX века

В

1809 г. португало-бразильское правительство пригласило на службу немецкого горного инженера Вильгельма Эшвеге, осевшего в стране. Он положил начало геологическому изучению провинций Сан-Паулу и Минас-Жерайс, где золотые россыпи, казалось, истощились. Эшвеге установил, что в горах Серра-ду-Эспиньясу есть еще нетронутые золоторудные месторождения и алмазные россыпи. Он собрал материалы, позволявшие выяснить характерные черты этой системы кряжей — меридионального водораздела (до 2107 м), к востоку от верховьев р. Сан-Франсиску примерно на 700 км между 21°30' и 14°30' ю. ш.

В 1817 г. в Бразилии начала работать так называемая Австробаварская научная экспедиция, среди участников которой особо выделились два баварца — ботаник Карл Мартиус и зоолог Иоганн Спикс. Первые два года они путешествовали в обжитой или часто посещаемой восточной полосе Бразильского плоскогорья. Но они оказались первыми широко образованными специалистами, изучавшими географию, флору и фауну всего бассейна Сан-Франсиску и прилегающих районов плоскогорья.

С июля 1819 г. по июнь 1820 г. баварцы путешествовали по Амазонской низменности, почти необжитой и слабо изученной. Они поднялись по Амазонке до устья р. Жапуры и в поселке Тефе разлучились. Мартиус поднялся по Жапуре до порогов, близ 72° з. д., где река после выхода на равнину течет вдоль уступа плоскогорья, с запада примыкающего к Андам. И ему после плавания через бескрайнюю низменность один из холмов на уступе показался горой. Спикc же поднялся по Амазонке до устья р. Жавари. Соединившись в Тефе, они оба спустились по Амазонке до Белена. Хотя и на Амазонке у них были предшественники, Мартиус и Спикc внесли новое в географию реки: они дали первое описание цепи левобережных плосковершинных, крутосклонных холмов между устьями Тапажоса и Шингу и угадали, что это самые южные отроги Гвианского плоскогорья. Во время четырехлетнего путешествия они собрали большие коллекции. На родине они вместе подготовили три тома сводного труда «Путешествие в Бразилию» (Мюнхен, 1823–1831 гг.), но третий том написан одним Мартиусом — Спикc умер в 1826 г.

Два других выдающихся участника Австро-баварской научной экспедиции вместе проехали к верховьям Токантинса и там разлучились. Чех Йохан (Ян) Эммануэль Поль проследил большую часть течения Токантинса — от 16 до 7° ю. ш. Австриец Иоганн Наттерер проник через верховья р. Арагуаи в провинцию Мату-Гросу, пересек ее в широтном направлении до Гуапоре и, следуя вниз по ней, Маморе и Мадейре, достиг Амазонки, обогнув, таким образом, с запада Бразильское плоскогорье.

В 1822–1829 гг. в Бразилии проводила исследования Русская комплексная экспедиция, возглавлявшаяся (с 1821 г.) академиком Григорием Ивановичем Лангсдорфом.footnotefootnoteОн принимал участие в первом кругосветном плавании русских кораблей (1803–1806 гг.). Работа развернулась в 1826 г., когда ее участники прошли от средней Параны до верхнего Парагвая старым торговым путем в Мату-Гросу: от западной границы провинции Сан-Паулу вверх по Риу-Парду и Иньяндуи (система Параны), затем через гряду Серра-ди-Маранажу вниз по Миранде до Парагвая и вверх по Парагваю и Куябе до города Куябы, у 56° з. д. Здесь они провели почти год, собирая коллекции на плато Мату-Гросу.

В 1827 г. Лангсдорф разделил экспедицию на два отряда. Один возглавил ботаник Людвиг Ридель. Он в 1828 г. обогнул с запада Бразильское плоскогорье путем Наттерера и через Белен добрался до Рио-де-Жанейро, пройдя по бразильским рекам более 6000 км. Лангсдорф и молодой штурман Нестер Гаврилович Рубцов в качестве астронома перешли от Куябы на север через малозаметный водораздел к верховью р. Аринуса, который вывел их на Журуэну, та — на Тапажос, а по нему они спустились к Амазонке (1828 г.). Это было первое меридиональное пересечение западной части Бразильского плоскогорья европейскими учеными, преодолевшими около 20 порогов и водопадов, и первое исследование р. Тапажоса от одного из его истоков Аринуса до устья (около 2000 км). На Тапажосе Лангсдорф заболел острой формой тропической малярии, вызвавшей неизлечимое психическое заболевание. Отряд вернулся в Рио-де-Жанейро через Белен, пройдя по рекам около 5 тыс. км. Лангсдорфа доставили в Германию, где он прожил еще более 20 лет. Рубцов, также болевший тропической малярией, смог обработать и опубликовать лишь часть материала, собранного экспедицией; три его рукописи пропали и до сих пор не найдены. И верхний бассейн Тапажоса оставался «белым пятном» до 1860 г., когда Уильям Чандлесс (см. ниже) положил на карту Журуэну и Аринус.

Еще более широким территориальным размахом отличалась французская правительственная комплексная экспедиция 1843–1847 гг. под начальством Франси Кастельно. Высадившись в Рио-де-Жанейро, она дошла до верховьев Арагуаи (16° ю. ш.), спустилась по ней до устья близ 5° ю. ш. и поднялась по Токантинсу до его верховьев, закончив, таким образом, исследование его бассейна. Оттуда Кастельно направился на запад — к плато Мату-Гросу и у 14° ю. ш. точно установил истоки р. Парагвай. Двигаясь затем на юго-запад и сознательно выбрав самый трудный маршрут, он пересек область Гран-Чако, следуя через заболоченные участки, степи, саванны, заросли кустарников, «светлые», сбрасывающие листву, и вечнозеленые леса. Поднявшись на Центрально-Андийскую Пуну, экспедиция перевалила Перуанские Анды и вышла к Тихому океану у Лимы. Кастельно не удовлетворился этим беспримерным пересечением материка: его предшественники в основном плыли по рекам системы Амазонки, а французы преодолевали неразведанные пространства верхом на лошадях или пешком. От Лимы экспедиция повернула обратно на восток, к городу Куско, близ которого протекает р. Урубамба, одна из составляющих Укаяли. Вниз по долине Урубамбы и Укаяли Кастельно прошел до места, где она становится судоходной, а затем спустился по Укаяли — Амазонке до устья, завершив двойное пересечение материка и пройдя при этом более 18 тыс. км. К сожалению, часть дневников участников экспедиции утеряна.

Посмотреть в хронологическом указателе

Исследование Амазонии и северо-востока Бразилии во второй половине XIX и в XX веке

К

середине XIX в. наименее разведанной оставалась речная сеть юго-западной части Амазонской низменности. Какие громадные реки системы Амазонки, известные только в низовьях, собирают воды бесчисленных потоков, начинающихся на восточных склонах Центральных Анд и пересекающих перуанскую Ла-Монтанью и боливийский Юнгас? Пурус? Или Бени, составляющая вместе с Маморе Мадейру (3230 км)? Для молодых республик Перу и Боливии разрешение этого вопроса имело огромное практическое значение: тогда определялись условия судоходства и длина речных путей, связывающих через доступную для больших морских судов Амазонку с «внешним миром» не только обширные малолюдные восточные области, но и важные центры — Ла-Пас и Куско. Особый интерес вызывала неразведанная р. Мадре-де-Дьос, верховья которой находятся недалеко от района Куско и озера Титикака.

Около 1850 г. к р. Инамбари, начинающейся в 90 км к северу от озера, двинулись «восемь достойных молодых людей». До нас дошло имя только одного из них — Фаустино Мальдонадо. На Инамбари они построили бальсовый плот и пустились вниз по течению, пока не вышли на полноводную реку, которую правильно приняли за Мадре-де-Дьос (длина ее от истока около 1450 км), а затем на громадную реку, которая оказалась Мадейрой. У одного из ее порогов четверо, в том числе Мальдонадо, погибли. Остальные спустились до Амазонки и по ней поднялись до города Барра (Манаус), у 60° з. д.

Бразилец-мулат Мануэл Урбану в 1860 г. прошел вверх по Пурусу на громадное расстояние, и его плавание стало известно английскому гидрографу У. Чандлессу, о котором мы уже упоминали. В 1864–1865 гг. он провел планомерную съемку всего Пуруса до верховья и установил, что он спокойно течет на северо-восток через сельву и доступен для пароходов примерно на 3000 км от устья, т. е. почти на всем протяжении (3200 км). По мнению Чандлесса, пройдут века, пока на его безлюдных берегах появятся колонисты: жизнь там почти невозможна из-за мириадов кровососущих насекомых. Этот англичанин оказался плохим пророком и по своей вине, сообщив об огромном количестве каучуконосов в бассейне Пуруса. Сразу же в этот «зеленый ад» ринулись хищники-предприниматели, пошла завербованная ими беднота.

В 1866 г. Чандлесс исследовал верхние правые притоки Пуруса, в том числе Акри (Акири), который также оказался судоходным почти весь (около 600 км). Не зная или не доверяя слухам о плавании Мальдонадо, Чандлесс пытался в том же году отыскать водный путь от Акри на юг или юго-восток, к р. Мадре-де-Дьос. Потерпев неудачу,footnotefootnoteТолько в 90-х гг. удалось доказать, что верховья некоторых правых притоков Пуруса во время больших разливов соединяются с системой Мадейры через левые притоки Вени и Мадре-де-Дьос. Отсутствие водоразделов между рядом малых рек систем Укаяли, Журуа, Пуруса и Мадейры установлено лишь в XX в. он перешел в 1867 г. к съемке Журуа и от Амазонки беспрепятственно поднялся по ней на 1814 км от устья, считая все извилины русла, и глубина ее еще достигала 10 м, а, ширина — 120 м. Она оказалась во всех отношениях сходной с Пурусом и также стекала с Ла-Монтаньи. Но выше по течению, по расспросам, жило «опасное» индейское племя, и, боясь нападения, англичанин повернул обратно, не завершив исследования Журуа.

В 1868 г. Чандлесс заснял порожистую р. Кануман (около 1000 км), берущую начало на плоскогорье, у 9° ю. ш., к западу от нижней Журуэны, и текущую под разными названиями на север. За 4° ю. ш. Кануман поворачивает на северо-восток и делится на рукава, которые впадают в Мадейру близ ее устья и в Амазонку, образуя заболоченный «остров», точнее, архипелаг Тупинамбаранас (около 15 тыс. км²). Чандлесс описал также притоки Канумана (Абакашис, Мауэс-Асу). В 1869 г. он по Мадейре поднялся до Бени, но закартировать ему удалось только часть Бени, а Мадре-де-Дьос опять осталась в стороне. На этом закончились гидрографические работы Чандлесса. С 1860 по 1869 г. он прошел со съемкой по рекам, большей частью не исследованным, около 11 тыс. км — на каноэ, плотах, на небольших парусниках. Его карты рек для того времени очень точны.

Изучение Бени и Мадре-де-Дьос продолжили два других англичанина. В 1875–1876 гг. Джордж Черч произвел съемку Мадре-де-Дьос от устья до впадения в нее Инамбари, которая принималась за исток Мадре. В 1880–1881 гг. Э. Р. Хит описал почти всю Бени от устья до верховьев у города Ла-Пас (длина Бени около 1500 км), затем р. Мадиди, левый приток Бени, а оттуда перешел на верхнюю Мадре-де-Дьос.

В 80–90-х гг. изучением амазонских рек, пересекающих Боливию, занялись сами боливийцы. Один из них, А. Р. Перейра-Лабре, предприниматель-хищник, основавший в 1871 г. поселок Лабриа на нижнем Пурусе, в поисках новых местностей для сбора каучука оказался «самым деятельным исследователем верхнего бассейна Пуруса» (Э. Реклю). Но изучал он эту систему уже с помощью пароходов, обслуживавших скупщиков каучука. От системы Пуруса Лабре перешел к поискам каучука на Мадре-де-Дьос (1891 г.).

На пароходе каучуковой компании в 1889 г. почти по всему Пурусу проехал немецкий этнограф Пауль Эренрейх. Его поразило «томительное однообразие пути, где ничего не видно, кроме воды и леса». Он дал короткую, ставшую классической характеристику Пуруса, вполне подходящую и Журуа: «Образуя бесчисленное множество извилин, по равнине течет река желтого глинистого цвета, она несет густые массы плавучей травы и громадные деревья, которые представляют ночью опасность даже для больших судов».

В 90-х гг. верхний бассейн Мадейры изучил Хосе Мануэль Пандо (в 1899–1904 гг. президент Боливии): когда его страна потеряла выход к Тихому океану, он стал искать пути на Амазонку через системы Пуруса или Мадейры. К тому же восточные и северные границы Боливии с Бразилией тогда еще не определились, и огромная территория в верховьях Журуа и Пуруса, бблыпая часть бассейнов Мадре-де-Дьос и Бени были предметом ожесточенных споров. С 1892 г. Пандо руководил съемками горных рек системы Мадре-де-Дьос, особенно Инамбари и Тамбопаты (географы того времени смешивали эти близкие и параллельные реки). В 1893 г. он перешел на север для исследования равнинных пограничных рек через Акри на Пурус. В 1894 г. Пандо продвинулся еще дальше на север, на Журуа, и далее на Жавари (длина 1056 км), где он выступал как исследователь-пионер; но Жавари, по которой в XX в. проведен был длинный участок перуанской границы, слишком далека от Боливии и не могла служить для нее удобным выходом на Амазонку. Поэтому Пандо вернулся в 1897 г. к верховьям Мадре-де-Дьос. Конец участию в гидрографических работах положило его избрание в президенты.

Из больших притоков Амазонки в стороне от важных торговых путей и потому почти неразведанной (кроме низовьев) оставалась Шингу. Ее нижнее течение — на 500 км от устья — исследовал в 1842 г. принц Альберт Прусский. Туда и отправился в 1884 г. немецкий этнограф Карл Штейнен. Ему этот регион казался и стал в действительности «этнографическим раем». Он встретил там индейцев, принадлежащих по крайней мере к четырем языковым группам, часть племен находилась на очень низкой ступени развития. Правда, он добился и географических успехов, открыв среднюю и верхнюю Шингу. От города Куябы он поднялся по р. Куябе до ее истока через восточный край плато Мату-Гросу. Перевалив невысокую гряду, Штейнен обнаружил за нею, у 14° ю. ш., ряд рек, текущих на север. Он выбрал центральную — Жатобу, скорее все же, это была другая река — Тамитатуала. За 12° ю. ш. в начале июня она вывела его к большому потоку, принимавшему, как ему представлялось, воды еще двух: Ронуру и Кулуэни. От пункта слияния их он сплыл к Амазонке до конца октября. Конечно, это было лишь беглое знакомство с крупной рекой — длина Шингу 1980 км. В 1887 г. он вернулся к верховьям Шингу и проследил (не полностью) ее восточный, как он считал, а в действительности истинный исток — р. Кулуэни. Он провел между pp. Жатоба и Кулуэни несколько месяцев, до 1888 г., главным образом для сбора этнографического материала.

Левый приток Шингу, Ронуру, был исследован немцем Германом Мейером, посетившим этот район дважды, между 1895 и 1899 гг. Мейер открыл и приток Ронуру, назвав в честь Штейнена (на современных нам картах — Стейнен). Из-за обилия воды Мейер считал главным истоком Шингу именно Ронуру, а не Жатобу, как Штейнен, и не Кулуэни, как признано в наше время. Затем исследование прекратилось. Даже в первой четверти XX в. почти неизвестные крупные притоки Шингу обозначались на картах пунктиром.

В 1907 г. в верхнем бассейне Риу-Негру работал Гамильтон Райс. Он заснял порожистую Ваупес до ее устья, а в 1912–1913 гг. — Исану. В 1917 г. он довел съемку Риу-Негру до Касикьяре, т. е. до района бифуркации Ориноко, завершив ее исследование.

В 1907 г. военный инженер Кандидо Мариано да Силва Рондон получил задание связать верхние бассейны Журуа и Пуруса телеграфной линией с Рио-де-Жанейро через город Куяба. Первый участок проектируемой линии от Куябы на северо-запад к пристани Порту-Велью на Мадейре должен был пересечь наименее равнинную часть «великого водораздела Ла-Платы и Амазонки» — Серра-дус-Паресис: на картах начала нашего века реки, стекающие с нее к северу, намечались условными линиями, о самой гряде имелось смутное представление, о племенах — ровно ничего, кроме имен, часто искажаемых. В октябре того же года Рондон произвел разведку на север от Куябы более чем на 650 км. У «таинственной» Журуэны, верхний участок которой (выше Аринуса) был в то время почти неизвестен, он встретил одно из самых отсталых племен — намбикуара, прослывших людоедами. Когда они выпустили по лагерю несколько стрел, изыскатель отступил.

В 1908 г. Рондон вернулся и наладил с намбикуара дружественные отношения. Пролагая телеграф, он исследовал территорию между верхней Журуэной и Арипуананом и определил чуть заметный водораздел между системами Тапажоса и Мадейры, названный им Серра-ду-Норти. В 1909 г. Рондон в третий раз отправился за «великий водораздел». На этот раз, пройдя за полгода (июль — декабрь) около 1300 км от Куябы, он пересек широкую полосу между Арипуананом и Мадейрой, открыл при этом крупнейший левый приток Арипуанана, позднее названный р. Рузвельт, Жипарану и ряд других правых притоков верхней Мадейры, на которой и закончил работу по проведению телеграфной линии. В результате было снято крупнейшее «белое пятно» в самом центре Южной Америки. Но полоса Бразильского плоскогорья к востоку, между реками Телис-Пирис (система Тапажоса) и Шингу, еще в 20-х гг. нашего века отмечалась на картах надписью «неисследованная».