Очерки по истории географических открытий

Предисловие

К пятитомнику «Очерки по истории географических открытий», издание третье, Москва 1982 г.

Предисловие к третьему изданию

Редакционная коллегия

Географическая карта в ее многообразных видах — от карты полушарий до карт отдельных материков, стран, небольших территорий, издавна служит людям незаменимым справочником, обогащает знаниями, сопутствует в дороге, помогает во множестве различных работ. Вместе с тем карта Земли — один из самых замечательных памятников истории науки и культуры, она как бы аккумулирует многовековой путь познания человечеством поверхности нашей планеты.

Географическая карта напоминает нам о трудах и подвигах многих и многих мореплавателей и путешественников, людей разных стран и эпох, знаменитых и безымянных исследователей. Напоминает она и о том, что история открытий новых земель и морей прочно связана с социально-экономической историей общества, обусловлена ею, сопровождалась в истории классовых докапиталистических обществ и в особенности в условиях капитализма завоеваниями, порабощением народов, возникновением колониальных держав и их соперничеством. Географические названия на карте вызывают порой в памяти страницы истории открытий. С чувством гордости за свершения наших предков мы находим на карте имена русских землепроходцев, участников Великой Северной экспедиции, первооткрывателей Антарктиды; во многих географических названиях отражена история исследований и открытий советского времени.

Не приходится пояснять, насколько велико образовательное и воспитательное значение истории открытий, благодаря которым формировалась физическая карта Земли. В историко-научном аспекте создание этой карты — наиболее значительное достижение географической науки прошлого.

География зародилась и долгое время развивалась как наука, занимающаяся описанием Земли. Еще в древности обозначились в ней землеведческое и страноведческое направления. А важнейшим ее делом на протяжении веков оставалось создание и уточнение карты, связанное с дальними морскими и сухопутными путешествиями. Не случайно смысл понятия «географическое открытие» сводился к обнаружению географического объекта, не нанесенного еще на карту. Такая трактовка этого понятия стала традиционной. Современная география, представляющая целую систему наук кардинально отличается от прежней описательной географии. Советские географы уделяют все большее внимание исследованиям многообразных географических закономерностей, решают сложные задачи научных прогнозов. Естественно, что ныне в развитии географической науки на первый план выдвигаются открытия, приводящие к выявлению эмпирических и теоретических закономерностей, углублению познания сущности географических явление и их взаимосвязей. Искома Некогда знаменательный рубеж в истории познания Земли составили великие географические открытия, сыгравшие огромную роль в формировании физической карты нашей планеты. Можно предположить, что великие открытия в географии еще впереди — это будущее нашей науки.

Сказанное не умаляет, конечно, великого исторического значения территориальных и экваториальных открытий, в результате которых были положены на карту все континенты и океаны нашей планеты. Эти открытия заняли видное место и в истории научных исследований Земли на протяжении XX в., когда была создана точная карта Антарктиды, обнаружена высочайшая вершина нашей страны — пик Коммунизма, открыт громадный хребет Черского, положены на карту многие другие вершины, хребты, ледники, озера, реки. К современным следует отнести также открытия, обусловленные картированием дна морей и океанов; в результате удалось получить представление об основных орографических единицах, формирующих глубоководный рельеф.

Особенности современных географических открытий сопряжены с научно-техническим прогрессом, с космической съемкой; в последние годы с ее помощью уточняются крупномасштабные топографические карты, выявлены гигантские линейные разломы и кольцевые структуры различного происхождения, находящие свое выражение в макрорельефе Земли.

Далеко не исчерпала себя и проблематика истории открытий прежних времен. Несомненно, что уже в ближайшие десятилетия будет сделано многое для того, чтобы глубже, разностороннее представить долгий путь открытия земной поверхности и создания географической карты как процесс, в котором участвовали народы всех обитаемых континентов, всех стран. Очевидно, немалый вклад внесут в этот вопрос молодые национальные географические школы, получающие ныне развитие в ряде стран Азии, Африки, Латинской Америки.

Истории открытий посвящена обширная, необозримая уже ныне литература, включающая многие сотни и тысячи произведений — научных, научно-популярных, художественных. Среди них особое место занимают труды обобщающего характера, имеющие цель охватить весь исторический путь открытия материков и океанов Земли, создания географической карты мира. Их не столь много, хотя они также представлены десятками книг на разных языках, написанных в разные времена. В советской географической литературе к наиболее значительным произведениям такого рода принадлежит фундаментальный труд И. П. Магидовича, написанный при участии В. И. Магидовича, — «Очерки по истории географических открытий», дважды (1957 и 1967) изданный в СССР и опубликованный в ряде социалистических стран.

И. П. Магидович внес большой вклад в историю географических знаний. На протяжении своей долгой научной деятельности он занимался вопросами демографии, страноведения, экономической географии зарубежных стран. Историко-географическим проблемам, ставшим главными по научной значимости, были всецело посвящены последние десятилетия его жизни, но в сферу его научных интересов они вошли в 20–30-х гг. Несомненно, что появлению этих трудов способствовал опыт, накопленный им в Большой Советской Энциклопедии и в Московском университете.

Полиглот, хороший лектор, энциклопедически образованный человек, И. П. Магидович был «энциклопедистом» и в буквальном смысле, сотрудничая в географической редакции первого издания БСЭ. Впоследствии у него сохранился устойчивый интерес к работам энциклопедического характера, отразившийся в ряде историкогеографических его статей в БСЭ, Краткой географической энциклопедии и др. До сих пор не утратил своей ценности и обширный свод биографических справок о русских мореплавателях и сведений о географических объектах, названных их именами, составленный им для издания «Русские мореплаватели» (М., 1953).

В Московском университете, где И. П. Магидович преподавал ряд лет на кафедре экономической географии зарубежных стран, он вел также курс истории географических открытий, разработка которого, по сути, и положила начало его более поздним обобщающим капитальным трудам в этой области. К ним, кроме «Очерков но истории географических открытий», относятся три тома, включенные в известную серию «Открытие Земли» (1962–1973) и посвященные Северной Америке (1962), Центральной и Южной Америке (1965) и Европе (1970). Последняя книга — «История открытия и исследования Европы», написанная в соавторстве с В. И. Магидовичем, была первой специальной монографией на эту тему в мировой научной литературе. Много труда вложил И. П. Магидович в научное редактирование работ по истории географических знаний. «Книга Марко Поло» и «Путешествия Христофора Колумба (Дневники, письма, документы)», «Путешествие Магеллана», выходившие под его редакцией с содержательными вступительными статьями, выдержали повторные издания. О произведении Дж. Бейкера «Истории географических открытий и исследований», получившем широкую известность в первой половине XX в., стоит сказать подробнее. В «Предисловии редактора» к русскому переводу этой книги (1950) четко выявляются не только ее отличительные особенности, но и подходы к историкогеографической проблематике, характерные для самого И. П. Магидовича. Отмечая справочную ценность монографии, достоинства ее, в силу которых она «...может считаться лучшим современным иностранным справочником по истории географических открытий и исследований», И. П. Магидович определяет и главный ее недостаток: «Для того чтобы быть историей открытий, работе Бейкера не хватает самого существенного: перечисляя различные экспедиции, организованные с целью открытий или исследований тех или иных частей суши или Мирового океана, он очень редко выясняет исторические причины такой исследовательской активности». К недостаткам книги им было отнесено также отсутствие точных принципов отбора — из многих десятков тысяч известных — тех путешествий, которые упомянуты на ее страницах. В этой связи отмечен и явный европоцентризм, сказывающийся в выделении материала.

Труды И. П. Магидовича свободны от этого недостатка: как сам, так и в соавторстве с В. И. Магидовичем, он в ряде своих книг, в том числе и «Очерках...», рассказывает о крупных географических открытиях ряда других — кроме европейских — народов.

Однако, в соответствии с принятыми авторами ограничениями (см. Введение) за пределами «Очерков...» остается круг проблем, связанных с формированием первоначальных представлений об отдельных частях суши, морей и океанов в первобытном обществе. В частности, не отражены великие географические открытия жителей островов Тихого океана — полинезийцев, в V–XIV в. н. э., хотя именно полинезийцы «первыми вышли в открытый океан с целью освоения новых земель...» Их плавания, охватившие огромные пространства Тихого океана и совершавшиеся в условиях очень развитого судостроения и мореходства — признаков высокой полинезийской культуры того времени, — следует рассматривать как «настоящий героический подвиг» (Всемирная история, т. V, М., 1958, с. 332–334). За 400–500 лет до того, как голландец Тасман «впервые» открыл Новую Зеландию, ее заселили полинезийцы (об этом см. например, в монографиях: Я. М. Свет «История открытия и исследования Австралии и Океании», М., 1966, с. 41; Питер Бак «Мореплаватели солнечного восхода». М., 1959, и др.). Современные данные неоспоримо свидетельствуют о том, что первоначальное открытие и заселение островов и архипелагов Тихого океана полинезийцами было связано с формированием элементарных знаний об этих затерянны* в океане землях, об океанических путях, с начинающимся закреплением полученных знаний в общественной памяти, появлением примитивных «карт», отражением добытых знаний в фольклоре островитян и т. п.

Нет сомнения в том, что дописьменный период истории человечества богат многими крупными географическими открытиями. Большинство из них пока еще не установлено. Но память об уже известных необходимо бережно хранить и делать достоянием учащейся молодежи. Книги имеют свою судьбу, к «Очеркам...» фортуна благоволит заслуженно: они прошли испытание временем, стали энциклопедическим справочником и ныне, обновленные, мы уверены, вновь найдут благодарного и внимательного читателя. И не только среди учителей, для которых они задуманы и предназначены.— «Очерки...» можно рекомендовать широким кругам интересующихся историей географических открытий.

Введение

В. И. Магидович

Нашему творческому сотрудничеству с отцом в 1981 г. исполнилось 30 лет. С удовлетворением и печалью думаю я о прошедшем. С удовлетворением — потому что помогал отцу составлять справку «Известные русские мореплаватели» (в сборнике «Русские мореплаватели». М., 1953), написал с ним в соавторстве ряд глав «Очерков по истории географических открытий» (1-е и 2-е издания), а также «Историю открытия и исследования Европы» (1970). За этот большой срок он, опытный и чуткий наставник, чуждый даже мысли «обыгрывать» промахи, многому научил меня. С печалью — потому что в 1976 г. отца не стало... и все же наша совместная работа продолжалась. Собирая материалы для переиздания «Очерков...»,— мы оба были уверены, что это рано или поздно случится, — я, как и прежде, спорил и соглашался с ним, радовался находкам и внутренне прислушивался к его голосу...

Предлагаемые читателю «Очерки...» — это третье издание, которое намечено осуществить в 1982 — 1986 гг. в пяти томах. Из колоссального количества материалов о плаваниях и путешествиях отобраны сведения, позволяющие изложить достаточно полную объективную историю ознакомления с континентами и океанами Земли. Привлечены новейшие данные не только исторической науки, но и археологические открытия и успехи лингвистики. Эти научные достижения вынуждают пересмотреть некоторые прежние представления о приоритете одних народов или по-новому представить размах открытий других.

До настоящего времени термин «географическое открытие» по-разному толкуется историко-географами. В БСЭ он формулируется как нахождение новых географических объектов (территориальные открытия) или географических закономерностей (открытия в системе географических наук). На наш взгляд, «географическое открытие» — это первое исторически доказанное посещение, намеренное или случайное, представителями народов, знающих письмо (кроме рисуночного), неизвестных им ранее или известных только по слухам частей океанов, морей, заливов и проливов, материков и их частей, островов, внутренних вод (рек и озер), любых возвышенных и низменных участков суши не только необитаемых, но и обитаемых земель с еще бесписьменным населением.

Цель предлагаемого издания — показать, как сложилось в результате тысяч путешествий, начиная с древности и до наших дней, современное представление о физической карте мира, т. е. как были установлены:

  • наличие единого Мирового океана и приблизительные размеры каждого из четырех океанов;
  • контуры материков, а следовательно, и очертания полуостровов и береговые линии средиземных и окраинных морей;
  • приблизительные размеры каждого материка — посредством круговых плаваний или пересечений континентов в разных направлениях;
  • основные черты рельефа, достаточные для элементарной характеристики поверхности каждого континентального массива: важнейшие горные хребты, нагорья и низменности;
  • основные черты гидрографической сети материков; направление течения и бассейны важнейших рек, географическое положение озер — их береговые линии;
  • географическое положение архипелагов, входящих в них значительных групп и крупных островов, а также наиболее интересных одиночных островов;

Кроме того, в «Очерках...» дается характеристика основных этапов исследования Арктики и Антарктики, в том числе достижение Северного и Южного полюсов. Иными словами, в работе будут освещены лишь территориальные открытия, связанные с созданием и уточнением карты Земли в рамках письменной истории народов.

«Очерки...» предназначены в первую очередь для учителей, но они могут быть полезны и для специалистов, занимающихся географией и историей, и для многих других читателей.

Для первого тома, освещающего географические достижения народов древнего мира и средневековья, заново написаны главы: «Народы — создатели древнейших цивилизаций Ближнего Востока» (гл. 1), «Народы Западной Азии (от хеттов до персов)» (гл. 2), «Древние народы Южной Азии» (гл. 4), «Древние породы Восточной Азии» (гл. 9, за исключением I раздела), «Открытия народов Центральной, Восточной и Южной Азии» (гл. 10, кроме I раздела). Совместно с отцом с моими позднейшими добавлениями заново написаны главы: «Финикийцы и карфагеняне» (гл. 3), «Открытия древних народов Южной Европы» (гл. 5), «Географические достижения римлян в Западной Европе» (гл. 6), «Римляне в Центральной Европе, Азии и Африке» (гл. 7), «Первооткрыватели и исследователи Атлантики» (гл. 11), «Европа в VII–XV веках» (гл. 14).

В ряде глав заново написаны следующие разделы: в гл. 5 — «Открытия древних иберов», «Этруски: открытие Апеннин и Альп», «Греки в Северной и Западной Африке», «Геродот о Северо-Восточной Африке»; в гл. 11 — «Первое исследование Ирландии»; в гл. 12— «Норманны на Балтийском море и открытие Прибалтики»; в гл. 13 — «Масуди и ал-Гарнати о Восточной Европе», «Арабы в Азии», «Арабы в Западной и Экваториальной Африке», «Арабы у берегов Южной Африки и на Мадагаскаре», «Арабы на Филиппинах», «Ибн Маджтд и лоции Индийского океана»; в гл. 14 — «Продолжение открытия Центральной Европы»; в гл. 15 — «Открытие «земли Грумант», «Русские землемеры XV века», «Стефан Пермский — первый исследователь страны коми». Некоторые добавления и изменения сделаны мною также в главах 8, 12, 14, 16 и 17.

Во втором томе, посвященном великим географическим открытиям с конца XV в. до середины XVII в., будут, в частности, изложены новые материалы о «соперниках» Колумба, об открытиях португальцев у берегов Южной Америки, Восточной Африки и островов Индонезии, освещены работы арабов в Северной Африке и в бассейне Индийского океана, будут описаны достижения европейских землемеров и русских землепроходцев и открытия голландских мореходов.

В третьем томе, содержащем характеристику открытий и исследований нового времени (середина XVII–XVIII вв.), будут приведены новые данные об исследованиях русских в Восточной Европе, западноевропейцев в центре и на западе материка, описаны работы пионеров научного изучения Индии, Филиппин, Японии и Сахалина.

В четвертом томе рассматривается ход открытий и исследований с 1801 по 1917 г.; в нем намечается заново осветить достижения представителей ряда национальностей по исследованию Европы, работы русских в Западной Сибири и Приморье; здесь будут рассмотрены также исследования англичан и французов в Центральной и Южной Азии, русских и англичан на западе континента, описана первая съемка Японских островов; заново будут охарактеризованы достижения американцев, русских и канадцев по ознакомлению с некоторыми регионами Северной Америки, французов и русских — с Северной Африкой, исследователей ряда национальностей — с Экваториальной и Южной Африкой, а также с Мадагаскаром.

Завершающий издание пятый том отводится открытиям и исследованиям новейшей эпохи (1917–1985), он будет содержать, в частности, сводку данных об открытиях 70–80-х гг. в Антарктиде, последних исследований в Американском и Советском секторах Арктики, в Африке, Южной Америке и Австралии; в нем намечается рассмотреть результаты работ советских исследователей по изменению карт Западной и Восточной Сибири, Центральной Азии, а также северо-востока материка, осветить ход открытия истоков некоторых крупных рек планеты, дать характеристику открытиям рельефа дна океанов и морей, описать итоги космической съемки Земли.

Читать книгу