Географические открытия народов Древнего мира и средневековьяЧасть I. Открытия древних народов

Народы Западной Азии

Глава 2. От Хеттов до Персов

Открытия хеттов

В

тех районах Малой Азии, где функционировали ашшурские торговые колонии, к XX в. до н. э. возникли города-государства, население которых составляли различные этнические группы, главным образом хетты и хатти. Хетты создали своеобразную культуру, оказавшую известное влияние на вавилонскую, средиземноморскую и даже на египетскую; в свою очередь, она носит следы влияния этих культур. Этими городами правили царьки-вожди и царицы-жрицы, возможно при участии старейшин.footnotefootnoteАрхеологические раскопки начала XX в. н. э., производившиеся на месте г. Хаттусаса, бывшей столицы Древнехеттского государства, основанной около 1700 г. до н. э., выявили царский архив, состоящий из 15 гыс. глиняных клинописных «таблеток». Он, между прочим, включает анналы, позволяющие по-новому осветить историю народов Передней Азии в XVIII — XII вв. до н. э. Описывая свои походы, хеттские цари именовали себя «скромно»: «Я, солнце...» Ашшурские купцы выступали в Малой Азии не только в качестве хищников, эксплуатировавших природные богатства края и обращавших в рабство бедняков, попавших к нам в кабалу. Они сыграли роль просветителей страны: с их помощью хетты усвоили аккадскую клинопись, точнее, ее ассирийский вариант.

К середине XIX в. до н. э. наиболее могущественные царьки начали захватывать соседние города-государства. Это привело к свертыванию торговой деятельности ассирийцев и образованию Древнехеттского царства.

В начале XVIII в. до н. а. правитель Куссара по имени Анитта подчинил ряд бывших торговых колоний в колене р. Марасантия и на Анатолийском плоскогорье, в том числе у берегов озера Туз, положив начало созданию царства. Затем, согласно его анналам (очень плохой сохранности), он завоевал «все страны Цалиума на Внутреннем [Средиземном] море». В одном из захваченных городов Анитта повелел построить «зоопарк, который должен был демонстрировать, как далеко заходил царь».

Но подлинным основателем Древнехеттского царства стал Лабарна (или Табарна). В начале XVII в. до н. э. он покорил оставшиеся еще независимыми города-государства в центре Малой Азии, а

На юге, захватив плодородные долины обоих склонов Центрального и Западного Тавра, вышел у 32° в. д. к восточному берегу средиземноморского залива Анталья. Развивая успех, Лабарна продвинулся на запад, завоевал страну Арцаву, расположенную в долине р. Большой МендересfootnotefootnoteЗначительно позже греки дали этой реке название Меандр, ставшее нарицательным; в ее низовье очень много излучин., и добрался до берегов Эгейского моря. На севере, воспользовавшись, как и ашшурские купцы, древним торговым путем, он достиг Черноморского побережья у залива Самсун. Покорив «земли... врагов силой и сделав моря границами своего государства», Лабарна поставил сыновей правителями завоеванных стран, а себя стал именовать «великим царем». Таким образом в XVII в. до н. э. хетты открыли большую часть п-ова Малая Азия (около 500 тыс. км²). Его северо-западный угол, ограниченный 39° с. ш. н 29° в. д. и омываемый Эгейским и Мраморным морями, входил в то время в состав царства Вилусы (Троады).footnotefootnoteОно было создано племенами южноиндоевропейской группы языков в III тысячелетии до н. э. Многие историки отождествляют Вилусу с более поздней Ассувой, а ее столицу Тариуса — с Троей.

От берега Черного моря, захваченного Лабарной, хетты были оттеснены касками — воинственным союзом 9 или 12 племен, обитавших на Черноморском побережье к востоку от низовья р. Кызыл-Ирмак и в Восточно-Поптийских горах. В начале XIV в. до н. э. борьбу с ними начал царь Тудхалия III, но столкнулся с упорным сопротивлением многочисленного ополчения. После его смерти (около 1380 г. до н. э.) на престол вступил его сын Суппилулиума I. К этому моменту Хеттское царство находилось в состоянии упадка, и новый царь начал с укрепления столицы Хаттусы и реорганизации армии. Затем он двинулся на касков: «Бог Дата... врагов [от] дал в мои руки... и над всей страной Каска [я одержал победу]». В результате хеттам стало известно побережье Черного моря от 36 до 39° в. д. — более 300 км.

Суппилулиуме сразу же пришлось выступить против другого врага — племен хайаса (хайа), живших на Армянском нагорье. Хеттские надписи об этом народе — древнейшие исторические сведения о племенах Армянского нагорья и армянах (большинство историков считает хайаса предками армян). Продвигаясь с боями на восток, вверх по долине р. Келькит (приток Ешиль-Ирмак), хетты последовательно овладели рядом «Верхних стран» с серебряными рудниками, расположенных на южных склонах Восточно-Понтийских гор, и построили здесь укрепленные города. Затем им удалось достичь «реки Мала» (Карасу), у 39°30' в. д., где хребты раздвигаются, образуя довольно широкую межгорную долину. Отсюда начинались земли «страны Хайаса». Армия хеттов двинулась на восток по Армянскому нагорью и вышла к «горам Лаха» (хр. Бингель, у 39° с. ш. и 42° в. д.), протягивающимся по правому берегу верхнего Мурата. В завязавшемся сражении Суппилулиума разбил вражеские отряды. Итогом похода было открытие центральной части Армянского нагорья.

Сын Суппилулиумы Мурсили II около 1340 г. до л. э. совершил поход на запад, видимо, с целью покорения страны Вилусы. Переправившись через Кызыл-Ирмак у 40° с. ш., его армия проследовала по северо-западной части Анатолийского плоскогорья, форсировала р. Сакарья в среднем течении и в ее колене соединилась с войском сателлитов, возглавляемым братом Мурсили, которое пересекло то же плоскогорье южнее. Затем объединенная армия форсировала Сакарью в верхнем течении и вышла к берегу Эгейского моря в районе п-ова Чешме. Вилусы Мурсили не достиг по неустановленной причине: в его отчете о завоеванной стране Арцава она не упомянута.

Около 1330 г. до н. э. Мурсили продолжил завоевание Хайасы, начатое Суппилулиумой. Маршрутом отца он вышел к Карасу у 40° в. д. и поднялся по ее долине до истоков, у 41°30' в. д. Преодолев невысокий перевал, армия хеттов попала в долину р. Тортум (бассейн р. Чорох) и двинулась на крепость Арипсу, расположенную у небольшого горного озера (41°30' в. д. и 40°30' с. ш.). Ее жители заняли «скалы очень высоких [окрестных] гор» (до 3042 м — г. Акдаг). Мурсили взял крепость без боя, а в качестве трофеев — много крупного рогатого скота и боевых колесниц. Вскоре к нему явились старейшины ряда племен с просьбой: «Наш господин, не погуби нас совсем!» Результатом его походов на запад и восток было широтное пересечение всего п-ова Малая Азия от 27 до 42° в. д. (около 1300 км). В XII в. до н. э. хеттская держава была разгромлена и большая часть ее территории перешла под власть царства Фригии соперницы Ассирии.

Хурриты и открытие Закавказья

В

начале III тысячелетия до н. э. на Армянском нагорье, в верховьях Тигра и у южных берегов соленого озера Ван (около 3,7 тыс. км²), существовало несколько мелких независимых царств, основным населением которых были главным образом хурриты, знакомые с письменностью с III тысячелетия до н. э. К XVII в. до н. э. им удалось создать сильную рабовладельческую державу Митанни со столицей Вашшукканни в верховьях р. Хабур (левый приток Евфрата). На востоке ее границы достигали соленого безжизненного озера Урмия (или Резайе, около 5,8 тыс. км²).

В 1595 г. до н. э. хурриты разгромили войска хеттов, и эта победа развязала им руки для захватов на севере. Начав с земель племен уруатри в верховьях Мурата (Арцани), Карасу и Аракса, к середине XVI в. до н. э. они продвинулись на север через Карское плоскогорье, открыли р. Куру, а за ней горные хребты Малого Кавказа.footnotefootnoteГорная система в Закавказье, длина около 600 км. Кавказ назван, видимо, по одному из племен касков и впервые упоминается у древнегреческих авторов — путешественника и географа Гекатея Милетского и драматурга Эсхила (VI–V вв. до н. э.). Северным пределом их завоеваний в Закавказье стала долина р. Храми (приток Куры). Поднимаясь по долине среднего Аракса, хурриты усмотрели «гору Масис» — потухший вулкан Большой Арарат (5165 м) с шапкой вечных снегов, ставший, согласно библейской легенде, одним из главных «спасителей» человечества и животного царства от всемирного потопа. К северу от Арарата они открыли Араратскую равнину и окруженное хребтами лазурно-синее пресное озеро Севан. Государство Митанни было недолговечно. В начале XIII в. до н. э. под ударами ассирийцев оно распалось на несколько мелких царств, ставших легкой добычей Ассирии.

Ассирийские цари: «уничтожил, сжег, покорил»

О

дним из главных «действующих лиц» на переднеазиатской политической сцене в XIII — VII вв. до н. э. стала Ассирия. «Письма к богу»footnotefootnoteПодробные реляции о каком-либо военном походе, адресованные верховному богу Ашшуру. и царские анналы ассирийских владык, сменявших друг друга на протяжении 700 лет, буквально переполнены названиями покоренных стран, цифрами разрушенных и сожженных городов и поселений, убитых в сражениях врагов, захваченных пленников, угнанного скота. Менялись имена царей, время походов, их направление и продолжительность; неизменным оставался мрачный рефрен «уничтожил, сжег, покорил».

Укрепив свои позиции на западе и юге, Ассирия устремилась на север, где можно было, применив, естественно, силу, заполучить рабов и скот. Разбойничьи набеги — иначе нельзя назвать походы ассирийцев — начались около 1280 г. до н. э., когда Салманасар I с войсками проник с юга на Армянское нагорье и «за три дня» (в трех сражениях) разбил ополчение крупного союза урартских пленен «уруатри» в районе озера Ван,footnotefootnoteЕго надпись, сообщающая о победе,— наиболее древнее из дошедших до нас известий об озере Ван. наложил на них дань и увел в рабство часть пленных.

Несколько рейдов на Армянское нагорье в конце XIII в. до н. э. совершил царь Тукултининурта I; он перевалил хр. Армянский Тавр и сразился с войсками коалиции 43 племен наири. После его походов горные районы, окружающие озера Ван и Урмия, в ассирийских текстах стали называться страны Наири.

Из ряда грабительских рейдов Тиглатпаласара I интерес для нас представляет один, совершенный в 1112 г. до н. э. к Черному порю — в «страны далеких царей, что на берегу Верхнего моря захода солнца»: «Трудными тропами, тяжелыми перевалами, чьей середины прежде не знал ни один царь... непроложенными стезями я провел мои войска... Я проходил удобную местность на колеснице, трудную [через 16 горных хребтов] — с помощью медных [бронзовых] топоров. Я нарубил уруми [горные деревья], улучшил мосты для перехода моего войска, переправился через [верхний] Евфрат. 23 царя стран Наири... поднялись против меня на войну и на битву. Я надвинулся на них в ярости моего грозного оружия, я... учинил истребление их многочисленного [22 тыс.] войска» (Цит. по Б. Пиотровскому) .

На борьбу с захватчиками выступила более крупная коалиция во главе «60 царей Наири». Тиглатпаласар I разгромил и ее и, преследуя врага, вышел к берегам Черного моря, видимо по долине р. Чорох. Пленные вожди были отпущены, но их сыновья в качестве заложников уведены в Ассирию. Победная реляция об этом походе, завершенном около 1111 г. до н. э., — первое дошедшее до нас описание Армянского нагорья. Из похода Салманасара III в 843 г. до н. э. на р. Джагату (впадает в озеро Урмия) ассирийцы доставили первые сведения о стране МанаfootnotefootnoteМана — государство в бассейне Джагату, сыгравшее такую же роль а истории Азербайджана, как Урарту в истории Армении.. В 834 г. он перевалил горы в верховьях Джагату и Кызылузен (левая составляющая р. Сефидруд) и проник в долину одного из притоков р. Карачай (впадает в озеро Дерьячейе-Немек). Здесь начиналась земля мадай — страна ираноязычного союза племен «могучих мидян, живущих у восхода солнца» (именно так их нарекли ассирийцы). Заняв четыре крепости, захватив пленных и немного скота, Салманасар III отступил.

Продолжая восточную экспансионистскую политику своего предшественника, новый ассирийский царь Шамшиадад V в 821 г. до н. э. направил в страну мидян войска под командой «умного испытанного воина» Муттаррис-Ашшура. Вероятно, по долине Сефидруд ассирийцы достигли Моря захода солнца. Так они называли Каспий, который расположен к востоку от Ассирии, считая, видимо, что Каспийское, Черное и Средиземное моря соединяются. Следующий поход на восток, в страну мидян, возглавил сам Шамшиадад V. Он осадил и взял ряд крепостей и достиг склонов гор Эльбурс. В двух Других сражениях он разгромил несколько отрядов мидян, разрушил 1200 поселков, взял много пленных. Почти 30 индийских вождей явились к Шампгаададу с дарами и просьбой о мире.

В период царствования его сына Ададнерари IIIfootnotefootnoteВ год смерти Шамшиадада (810 г. до н. э.) Ададнерари был еще ребенком и Ассирией правила его мать Саммурамат (Семирамида), в 805 г. Ададнерари стал царем, но Саммурамат продолжала играть большую роль в жизни державы. ассирийцы совершили в страну мидян пять походов, но о них мы знаем лишь из краткого перечня: царские анналы не сохранились. Вполне вероятно, что между 802 и 788 гг. до н. э. ассирийцы прошли по Иранскому нагорью далеко на восток вдоль подножия гор Эльбурс и южных склонов Туркмено-Хорасанских гор до pp. Герируд и Мургаб, т. е. до границ древней области Бактрии. Об этом сообщает Ктесий, древнегреческий врач и историк. Если не ассирийские воины, то агенты царя Ададнерари III определенно достигли Бактрии, славившейся двугорбыми верблюдами (бактриан) и бадахшанским лазуритом. Единственное в Передней Азии месторождение этого ценного поделочного камня находится и до сих пор разрабатывается в хр. Гиндукуш, в верховьях р. Кокча (левый приток Пянджа). Сохранился отрывок из письма одного из агентов Ададнерари III: «...я поднялся в горную местность за лазуритом, но когда я унес... [его], страна восстала против меня. Если изволит царь... пусть придут большие воинские силы и заберут лазурит, только я с ними не буду ни есть хлеба, ни пить воды, ни проходить рядом с ними...»footnotefootnoteЦит. по кн.: История таджикского народа, 1963, т. I.Иными словами, этот агент открыл Северо-Афганские горы и западную часть хр. Гиндукуш.

Во второй половине VIII в. до н. э. царь Тиглатпаласар III направил в Мидию войска под командой Ашшур-Даннинанни. Ему удалось достичь района горы Бикни (потухший вулкан Демавенд) и северной границы Деште-Кевир, захватить много скота и пленить несколько тысяч человек. Аналогичный поход выполнил в 737 г. до н. э. сам Тиглатпаласар III, присоединивший к Ассирии «горы Руа до Соляной пустыни» (к северо-западу от озера Дерьячейе-Немек, у 52° в. д.). «Царь земных царей и царь» Ассархадон в 674 г. до н. э. вновь достиг района горы Бикни, продвинулся до 54° в. д. в область Патушарра (Хвар или Хоарена), между северной границей Деште-Кевир и южными склонами Эльбурса, и собрал с мидян дань, но этот поход оказался для ассирийцев последним.

Государство Урарту

К

середине IX в. до н. э. на территории, прилегающей к озеру Ван, возникло государство Биайнили (Урарту). Столицей его стал г. Тушпа на восточном берегу озера. В конце IX в. до н. э. царь урартов Менуа начал завоевательные походы на север. Он проник в страну Аза (Араратскую равнину) и на северном склоне горы Большой Арарат построил г. Менуахинили. Сын Менуа Аргшити I, превративший Урарту в могущественную державу, в начале VIII в. до н. э. завоевав страну Диаухи — среднее течение р. Чорох — и прошел по южной окраине страны Кулха (Колхиды) к верховьям Куры. Через Карское плоскогорье он вышел на средний Араке и вернулся в Тушпу. Затем он совершил другой поход на север и на р. Раздан (левый приток Аракса) в 782 г. до н. э. построил крепость Эребуни, став основателем Еревана. Поднявшись по Раздану, Аргишти открыл (вторично после хурритов) озеро Севан: на скале у северной оконечности озера высечена его надпись.

В конце VIII в. до н. э. Урарту было ослаблено в борьбе с ассирийцами, а в VII в. до н. э. разрушено племенами, двигавшимися с запада и юго-востока. Под их напором урарты отступали на север, переваливали горы Малого Кавказа и спускались в долину средней Куры, а может быть, и в Рионскую низменность. Отсюда отдельные группы урартов, вероятно, достигли предгорий Большого Кавказа (горной системы длиной более 1100 км между Черным морем и Каспием). Можно предполагать, следовательно, что именно урарты открыли Большой Кавказ, но пока это нельзя доказать.

Походы Киаксара

Я

дром страны мидян была территория на Иранском нагорье, примерные границы которой проходили по южным склонам гор Эльбурс, восточной окраине пустыни Деште-Кевир, по 33° с. ш. и по 48° в. д. К началу VII в. до н. э. ассирийцы владели западной незначительной частью земель мидян (приблизительно до 49° в. д.).

В 673 г. до н. э. в Мидии началось восстание во главе с Хшатритой (Каштаритой), и оккупанты были навсегда изгнаны из страны. Захватив владения ряда индийских племен, Хшатрита создал единое государство со столицей Экбатана (современный Хамадан, в 280 км к юго-западу от Тегерана) и, видимо, вскоре начал завоевательные походы. Перевалив горы Эльбурс в восточной части, он овладел низменной страной гирканиев Варканой, раскинувшейся в низовье р. Атрек, у юго-восточных берегов Каспия, в древности называемого Гирканским морем. Далее к востоку он завоевал страну земледельческой народности парфян Партаву, через несколько веков ставшую грозной силой — Парфянским государством. Иными словами, вторично после ассирийцев Хшатрита открыл Туркмено-Хорасанские горы.

Около 625 г. до н. э. царем Мидии стал Киаксар (Хувахштра).footnotefootnoteПо его повелению была создана персидская клинопись — «крупнейшее достижение культуры индийского народа» (В. В. Струве). За первые 10 лет правления он создал регулярную армию и совершил ряд походов на восток и юго-восток Иранского нагорья, в результате которых в состав Мидии вошло несколько новых стран. Пока, правда, не установлено, в какой последовательности и когда эти земли были завоеваны. Перевалив Эльбурс, вероятно, у 52° в. д., Киаксар овладел почти всем южным низменным побережьем Каспия, во влажных субтропических лесах которого жили племена кадусиев и гелов. Таким образом мидянам стали известны каспийские берега длиной более 500 км. Расширяя границы Мидии, Киаксар продвинулся за Туркмено-Хорасанские горы к северо-востоку и достиг оазисов на подгорной равнине у северных крутых склонов Копетдага, расчлененных глубокими ущельями. Мидяне впервые вышли к южным окраинам песчаной пустыни Каракумы, став первооткрывателями Туранской низменности и всего Копетдага (около 650 км).

Следующей жертвой Киаксара оказалась страна Гарайва (Арейя) — древняя область племен, называвших себя ариями («свободными людьми») и живших в оазисах бассейна р. Теджен-Герируд, в том числе в Гератском и Тедженском. Продвигаясь на юг по равнине вдоль восточных склонов гор Кайен, войска Киаксара покорили Зранку (позже Дрангиана), населенную бедными и отсталыми скотоводческими племенами дрангов и таманаев. Мидяне впервые ознакомились с крупным, более 50 тыс. км², пресным озером ХамунfootnotefootnoteВ настоящее время это группа небольших мелководных озер, соединяющихся в единый водоем лишь весной в половодье. и впадающими в него реками, в том числе Гильменд, открыли песчаную пустыню Регистан и озеро Гауди-Зирра, ныне солончак. (Оба озера расположены в бессточной Систанской впадине.) К западу от нее, за невысокими отрогами гор Кайен и плоскодонными бессточными впадинами южной части пустыни Деште-Лут, Киаксар столкнулся с отсталыми скотоводческими племенами карманиев, сазартиев и утиев, населявших страну Кармана (Кармания), расположенную по берегам озера НемекзарfootnotefootnoteНыне бессточная солончаковая впадина длиной около 150 км, весной участками превращающаяся в мелководное озеро; вдоль западной окраины впадины — цепь редких оазисов. и вдоль восточных склонов хр. Кухбенан, где и поныне имеются оазисы. Мидийское завоевание Карманы было довольно условным: оставленные там гарнизоны собирали дань с большим трудом.

В результате похода на юг от озера Хамун через полупустыни и степи плоскогорья Серхед Киаксар присоединил к своим владениям горную страну Мака (Гедросию); в ее лесах и саваннах жили темнокожие дравидоязычные племена — «азиатские эфиопы». Пройдя одним из сквозных ущелий через центральную часть гор Мекран, мидяне вышли к побережью Оманского залива, занятому тропическими пустынями Гермсир. Восточнее плоскогорья Серхед они открыли озеро Машкель (в настоящее время солончак) площадью около 4000 км² и проникли в пустыню Западного Белуджистана, возможно, известную уже харанпанцам. В итоге восточных походов Киаксар завоевал около 1,5 млн. км² степей, пустынь и горных областей, завершив в основном открытие Иранского нагорья, начатое эламитами.

Мидяне распространили свое влияние и на земли в бассейне Мургаба, примыкающие к Арейе с востока. Это была страна Маргуш (Маргнана), население которой платило им дань. Отдельные военные отряды мидян, вероятно, проникли в низовья Амударьи — в страну Ваэджи (Хорезм) — и в бассейн р. Зарафшан, т. е. в страну Гаву (Согдиана),footnotefootnoteАнтичные источники не сообщают, что Кир II Великий завоевал Согдиану, однако она входила в одну из его сатрапий вместе с Хорезмом и Арейей. Напрашивается вывод: Согдиана была завоевала мидянами. и, следовательно, открыли пустыню Кызылкум. При этом они пересекли полупустыни и степи возвышенностей Бадхыз и Карабиль, открыли среднее течение Амударьи, простиравшуюся за ней волнистую равнину (Каршинская степь) и первые ознакомились с западными отрогами хребтов горной системы Гиссаро-Алая, положив тем самым начало открытию Средней Азии.

В конце VII — начале VI в. до н. э. Киаксар провел три победоносные западные кампании: в 614 г. до н.э. в союзе с Вавилонией разгромил своего главного противника — Ассирию. Затем между 610 и 590 гг. до н. э. он оккупировал Ману — в результате мидянам стали известны горы Эльбурс по всей длине (около 900 нм), а около 590 г. захватил Урарту. Благодаря этой победе границы Мидии на северо-западе достигли Малого Кавказа. Возможно, отдельные отряды мидян форсировали Куру и, воспользовавшись древним Прикаспийским путем,footnotefootnoteДорога, проторенная по узкой низменной полосе, зажатой между Каспием и Кавказом, использовалась кочевниками с древних времен для проникновения из Восточной Европы в Переднюю Азию. проникли на север за Апшеронский п-ов к Каспийским Воротам. Если это так, мидяне открыли восточное окончание горной системы Большого Кавказа. На западе владения Мидии простерлись через все Армянское нагорье до pp. Кызыл-Ирмак, Евфрат и Тигр. На юге Киаксар покорил Элам и страну Парса (Персиду) — Мидия превратилась в гигантскую державу. В 550 г. до и. э., через 34 года после смерти Киаксара, она была завоевана Курушем (Киром II), царем вассальной Персиды, и вошла в состав его государства в качестве сатрапии (провинции, или округа).

Персы в Средней Азии и Скифии

П

осле покорения Мидии Кир II, приняв титулы индийских царей, в течение трех лет (549–547 гг. до н. э.) завоевал Элам, Парфию и Гирканию. Затем он захватил Каспиану — ту часть юго-западного побережья Каспийского моря, которая не была под властью мидян, и прошел на север до предгорий Большого Кавказа, проследив его вдоль южных склонов по крайней мере на 400 км, примерно до 45° в. д. Персидские отряды, очевидно, доходили до Каспийских Ворот: у Гекатея Милетского есть упоминание об этом самом узком участке Прикаспийского пути, расположенном за 42° с. ш. На западе власть Кира распространилась на всю Малую Азию, и персы смогли убедиться, что это большой полуостров. Несомненно, из персидских источников об этом знает Гекатей.

Между 545 и 539 гг. до н. э. Кир II завоевал страны, входившие в состав бывшей Мидийской державы, но в какой последовательности, мы не знаем. При этом персы продвинулись значительно дальше мидян, продолжив их открытия, а в Средней Азии и Афганистане персы оказались первооткрывателями.footnotefootnoteПисьменность в Средней Азии появилась в IV–III вв. до н. э. На путях в закаспийские степи и пустыни они пересекли страну парфян, которые позднее играли большую роль в посреднической торговле между Западной и Центральной Азией — там, где кончались китайские караванные дороги. Из Парфии персы перевалили хр. Копетдаг. На север вдоль берега Каспия они не заходили за 40° с. ш., но в восточном направлении проникли далеко в глубь материка. Захватив Арейю и Маргиану, войска Кира вторглись в Хорезм и заняли оазисы в низовьях Окса (Амударьи), где жили саки-тиграхауда, или массагеты, одно из кочевых племен конфедерации саков.

Продолжив завоевание Бактрии, начатое мидянами, персы на левобережье средней Амударьи захватили предгорную Бактрийскую равнину с полосой оазисов, расположенных в низовьях многочисленных горных рек,footnotefootnoteВ наши дни оазисы приурочены к сухим дельтам этих иссякающих рек, бывших притоков Амударьи. стекавших с северных склонов хр. Гиндукуш. Здесь жили саки-хаумаварга. По долине р. Пяндж (верхний Окс) персы поднялись к подножию «Крыши мира» — горной страны Памир, название которой, возможно, происходит от древнеиранского Па-и-михр («Подножие Митры», бога Солнца). В настоящее время точно не установлено, как далеко на северо-восток от согдийской р. Зарафшан проникли войска Кира. Общепринято, что им удалось достичь среднего течения Яксарта (Сырдарьи) недалеко от ее выхода из Ферганской долины, т. е. открыть Голодную степь.

На востоке Иранского нагорья Кир II покорил Дрангиану, а далее к востоку — страну Харахвати (Арахосию) — долины р. Аргендаб (система Гильменда) и его левых притоков, в том числе Газни. Поднявшись по ней до истоков, персы перевалили в долину р. Кабул (страна Гандхара), оккупировали ряд горных золотодобывающих областей (среди них Нуристан и Кохистан) по течению левых притоков Кабула и вышли к р. Инд у 34° с. ш. и 72° в. д. Затем Кир II завоевал Саттагидию, расположенную в долине р. Гумаль (правый приток Инда). На юго-востоке Иранского нагорья, в Гедросии, он продолжил открытие горной системы Мекран, начатое Киаксаром.

В 539 г. до н. э. Кир II захватил Вавилонию и принял титул «царь Вавилона, царь стран». В марте 530 г. до н. э. он двинулся против массагетов, которые кочевали на равнине восточнее Каспия Направление похода точно не выяснено. Есть предположение, что персы форсировали р. Атрек и проследовали на север к Узбою, тогда заполненному водой. Переправа проходила, видимо, во время на водка на Амударье по понтонным мостам, построенным но приказу царя. К северу от Узбоя они обнаружили горы с ущельями — хр. Большой Балхан. Где-то в этом районе в конце июля — начале августа 530 г. до н. э. (первая точно установленная дата в истории среднеазиатских народов) массагеты разгромили армию захватчиков. «Почти все персидское войско пало на ноле битвы, погиб и сам Кир» (Геродот. История, I, 214).

Достойным продолжателем его дела стал царь Дараявуш (Дарий I). Подавив в самом начале своего правления (522 — 521 гг. до н. э.) восстания, вспыхнувшие во многих сатрапиях огромной Персидской державы, в 519 или 518 г. до н. э. он совершил поход в Среднюю Азию против саков-тиграхауда. Персы, видимо, двигались путем Кира до Узбоя, проследили его течение более чем на 600 км, открыв Сарыкамышское озероfootnotefootnoteЭта Сарыкамышская котловина, лишь в центре заполненная горько-соленой водой, периодически становилась довольно крупным (более 1000 км²) озером — последний раз в 1971 г. и юго-восточные чинки (уступы) плато Устюрт, и впервые вышли к Аральскому морю у устья Амударьи. В одном из пунктов по линии этого маршрута в разыгравшемся сражении персы взяли верх; часть саков во главе с их вождем Скунхой попала в плен. Описание дальнейших событий изложил, использовав дошедшие до него сакские предания, греческий писатель II в. н. э. Полиен. Желая отплатить персам за поражение, конюх вождя по имени Ширак вошел на самопожертвование: по его просьбе саки обезобразили его, отрезав нос и уши, нанесли ему множество ран. Таким он предстал перед персами и сообщил, что хочет отомстить и проведет их в тыл к сакам по тропам, известным только ему. После недельного пути, попав в пустыню и оказавшись на краю гибели, персы поняли, что их обманули. Ширак был обезглавлен. Благодаря этому неудачному с военной точки зрения походу персы получили правильное представление о территории к востоку от Каспия: «по направлению к восходу солнца к нему примыкает безграничная необозримая равнина» (I, 204). Они выяснили, что в низовьях Амударья, извиваясь по этой равнине, образует множество рукавов, теряющихся в болотах и топях или изливающихся в какое-то море (Аральское); один рукав (Узбой), протекая по открытой местности, впадает в Каспий.footnotefootnoteЭти сведения, приведенные у Геродота (I, 202) и Страбона (География, XI, VIII, 6) и восходящие к Гекатею, получены им скорее всего из персидских источников. С учетом походов Кира персам стало известно течение Амударьи почти на 2000 км. Вероятно, в том же 518 г. до н. э. Дарию удалось завоевать земли «саков, которые за Согдом», т. е. проникнуть в бассейн верхней Сырдарьи — в Ферганскую долину.

Около 517 г. до н. э. персы захватили правобережье Инда; страну, орошаемую этой рекой, они назвали ее именем. Желая выяснить, есть ли прямое морское сообщение между западными и восточными окраинами Персидской империи, Дарий организовал экспедицию под командованием грека Скилака Кариандского, морехода и военачальника. В 517 г. до н. э. Скилак пересек всю Переднюю Азию и добрался до нижнего течения Кабула. Здесь под его руководством были построены суда, способные выдержать не только речное, но и морское плавание. Небольшая флотилия спустилась по Кабулу до Инда и обследовала его до устья на протяжении почти 1500 км. Выйдя в Аравийское море, Скилак прошел вдоль берегов Азии и Аравии 7500 км и в 514 г. до н. э. достиг вершины Суэцкого залива,footnotefootnoteНа Суэцком перешейке сравнительно недавно обнаружена наскальная надпись об атом плавании, высеченная по приказу Дария.решив поставленную перед ним задачу. Скилак доставил первые точные известия об Индии. Он выяснил, что за Индом к востоку простираются «пески и пустыня»,footnotefootnoteОтчет Скилака не сохранился, отдельные отрывки дошли до нас благодаря Геродоту, который использовал работу Гекатея, несомненно получившего информацию от самого Скилака. Здесь и далее — ссылки на «Историю» Геродота. Геродот придает Инду восточное направление течения, свойственное р. Кабул. Нет сомнения, что в этой ошибке Скилак не виновен. точнее, две — Тхал и Тар, что «в Индии есть много разных племен, кочевых и оседлых, говорящих на разных языках» (III, 98); «там есть и несметные количества золота, добываемого из земли, [а] частью приносимого реками. А плоды дикорастущих... [растений] дают здесь шерсть, по красоте и прочности выше овечьей... Одежды индейцев изготавливаются из... [нее]» (III, 106); вне сомнения, Скилак имел в виду хлопчатник.

В Закавказье Дарий, продолжив завоевания Кира, прошел около 700 км вдоль южных склонов Большого Кавказа, «самой обширной и высокой из всех [известных] горных цепей» (I, 203), и за болотистой Колхидской низменностью достиг Черного моря у устья р. Риони.

Каспийское море явилось объектом исследования морской экспедиции, организованной, вероятно, Дарием. Во всяком случае, Геродот, но персидским источникам, дал верные сведения о Каспии как об огромном озере: «Каспийское... море — это замкнутый водоем, не связанный ни с каким другим морем. Длина его — пятнадцать дней плавания на гребном судне, а ширина в самом широком месте — восемь дней» (I, 202–203).footnotefootnoteДлина Каспия определена практически верно: дневной переход гребло-го судна составлял (при скорости 5–7 км/ч в тихую погоду) порядка 80 км, это дает 1200 км за 15 дней. Максимальная ширина несколько завышена. В настоящее время в южной части она достигает почти 500 км. Это правильное описание игнорировалось античными географами до II в. н. з. Они полагали и показывали на картах, что Каспий сообщается либо с Азовским и Черным морями, либо с Северным Ледовитым океаном.

На западе Дарий овладел всем малоазийским побережьем Черного моря, черноморскими проливами и островами у азиатских берегов Эгейского моря. В результате у персов сложилось правильное представление о Малой Азии: по персидским источникам, Гекатей на своей не дошедшей до нас карте, конечно, схематично показал этот полуостров, а Геродот довольно точно описал его положение (IV, 38).

На северо-западе, в Европе, Дарий овладел Фракией и летом 512 г. до н. з. предпринял поход в Скифию — степи Северного Причерноморья, собираясь обезопасить свои тылы, прежде чем приступить к завоеванию греческих земель. Он приказал навести моет через Истр (Дунай) чуть западнее дельты. В это время крупный персидский флот напал на побережье Скифии, принадлежащее «царским скифам» (северные или юго-восточные берега Каркииитского залива?); персы захватили множество пленных, в том числе брата вождя. Перейдя мост и приказав ждать его два месяца, Дарий во главе огромной армии (700 тыс. человек — цифра явно завышена) двинулся на северо-восток,footnotefootnoteДостоверность рассказа Геродота о походе Дария в Скифию ни у кого не вызывает сомнений. Нет единодушия лишь в вопросе, как далеко проникли персы в земли скифов. пытаясь настичь противника. «Скифы решили не вступать в открытое сражение с персами... [и] стали медленно отступать, угоняя скот, засыпая колодцы и источники и уничтожая траву на земле» (IV, 120). Они разделили свои силы на два отряда: первый шел по причерноморским и приазовским степям, второй — на северо-восток, оба держались на расстоянии одного дня пути (30–40 км) от противника.

Персы стали преследовать первый отряд и двинулись на восток к Дону. Последовательно форсировав множество крупных и малых рек, текущих в основном на юг, они пересекли земли скифов-кочевников, так и не войдя в соприкосновение с уклоняющимся от боя врагом. Затем войска Дария переправились через Северский Донец, прошли всю землю савроматов (междуречье Северского Донца и среднего Дона) и вступили на территорию большого кочевого племени будинов, живших в бассейне среднего Дона. «Вся земля их покрыта густыми лесами» (IV, 109). Здесь Дарий обнаружил «город, окруженный деревянной стеной.footnotefootnoteРяд советских археологов помещает этот город (Гелон) на р. Ворскле к северу от Полтавы, что, однако, не согласуется с текстом Геродота. Будины бежали, город опустел, и персы предали его огню» (IV, 123). Скифы продолжали отступать, по-прежнему избегая сражения. Дарий проследовал на север через всю страну будинов и достиг края пустынной области — это, вероятно, Окско-Донская равнина. Она «совершенно необитаема... и тянется в длину на семь дней пути» (IV, 123). Персы стали лагерем на какой-то реке и начали строить укрепления. Воспользовавшись этим, скифы обошли преследователей с севера и вернулись в свои земли, где соединились с другим отрядом. Узнав о маневре, Дарий броском почти настиг противника, но, верные своей тактике, скифы по-прежнему опережали персов на однодневный переход и, отступая, стали заманивать врага «во владения тех племен, которые отказали им в помощи, и прежде всего — в страну меланхленов» (IV, 125), на правобережье Северского Донца, затем в земли невров (междуречье среднего Днепра и Южного Буга) и ряда других племен, а потом вновь в свои владения. Война начала принимать затяжной характер.

Длительное и бесплодное преследование неуловимого врага, который то исчезал, то совершал стремительные конные набеги, и нехватка времени вынудили Дария осознать, что он не сможет одолеть скифов. Однажды ночью персидская армия тихо покинула лагерь, оставив раненых и всех ослов. Форсированными переходами, «держась ранее проложенных ими троп» (IV, 140), персы с трудом вышли к переправе через Истр. Неудачный поход, во время которого Дарий потерял десятую часть своего войска, для географии дал довольно много. Впервые была пройдена в оба конца Скифия — почти вся южная часть Восточной Европы, — и выяснено, что это огромная равнина, орошаемая множеством рек.

С именем Дария I связана организация еще одной, средиземно-морской экспедиции. Она обследовала юго-восточное побережье Европы от черноморских проливов до залива Таранто (Южная Италия) на протяжении почти 3000 км. После смерти Дария I (486 г. до н. э.) экспансионистская политика персов прекратилась. Чтобы обезопасить себя от возможных нашествий с севера, ахеменидские цари возвели в самом узком месте Прикаспийского пути военное укрепление Дербент («Запор ворот»).footnotefootnoteПоявление здесь укреплений, по данным археологических раскопок 1971–1972 гг., следует отнести к периоду правления Ахеменидов или даже к первой половине I тысячелетия до н. э. Выбирая место для строительства, персы, вероятно, выходили на равнину далее к северу и, следовательно, положили начало открытию Прикаспийской низменности и северных склонов Большого Кавказа.