Великие географические открытияЧасть II. Эпоха великих открытий. II период (середина XVI — середина XVII вв.)

Колонизация Северной Америки и открытие Великих Озёр

Глава 30

Посмотреть в хронологическом указателе

Первые английские колонизаторы Северной Америки и основание Виргинии

В

последней четверти XVI в. в водах Ньюфаундленда собиралось ежегодно до 400 рыболовных судов разных стран. Немногочисленные английские суда отличались хорошим вооружением, и английские капитаны присвоили себе право выступать в роли судей при спорах и столкновениях между рыбаками у Ньюфаундленда. Сам остров мало интересовал европейцев до «великого» открытия Фробишера, но когда тот привез в Англию свой «золотой» груз, Ньюфаундленд получил в глазах англичан двойное значение: он сторожил кратчайший путь в «Катай» и за ним лежала «золотая страна» Фробишера.

Биографический указатель

Фробишер, Мартин сэр

1535 — 1594
Английский мореплаватель, пират. Исследователь берегов Канадской Арктики.

Хемфри Гилберт, сводный брат фаворита королевы Уолтера Роли, получил от Елизаветы патент «на открытие и управление Ньюфаундлендом». Гилберт, основываясь на праве первого открытия Каботом острова, объявил его английским владением, несмотря на протесты французского правительства.footnotefootnoteФранция оспаривала английские права на Ньюфаундленд до 1713 г., когда по Утрехтскому миру она окончательно отказалась от своих притязаний. Он перевез на пяти судах из Англии на остров 250 человек и пытался основать на юго-восточном берегу первую английскую заокеанскую колонию Ньюфаундленд (5 августа 1583 г.). Попытка была неудачна: колонисты испытывали недостаток во всем, кроме рыбы и топлива; среди них начались болезни. Недовольство грозило перейти в мятеж, и Гилберт приказал отрезать уши недовольным, но в конце концов уступил и отвез колонистов обратно в Англию. На обратном пути он погиб во время бури. Прошло еще четверть века, пока английские моряки основали первый постоянный рыбачий поселок на восточной окраине острова. Из этого поселка вырос крупнейший портовый город Ньюфаундленда, его столица — Сент-Джонс.

Карта Вирджинии
B.M. Dept. of Prints and Drawings

Уолтер Роли (Ралей) был небогатым английским дворянином, мечтавшим о головокружительной карьере. У него не было ни состояния, ни знатности, но он твердо верил, что путь к тому и другому лежит для красивого молодого человека через покои «девственной» королевы Елизаветы. Затейливыми выдумками обратил он на себя внимание и стал одним из ее фаворитов. Роли мечтал о несчетных богатствах Индии, о сокровищах Мексики или Перу, о стране Эльдорадо. Его брат Гилберт искал «золотую страну» у Северо-Западного прохода. Роли решил искать ее за океаном, прямо на западе. Он получил королевский патент на колонизацию территории Северной Америки к северу от испанских владений, т. е. от Флориды.

Биографический указатель

Рэли, сэр Уолтер

1552 — 1618
Английский мореплаватель, организатор пиратских экспедиций, один из первых проводников английской колониальной экспансии, политический деятель, историк и поэт. Исследователь р. Ориноко.

В 1584 г. Роли отправил за океан на разведку два небольших судна под командой Филиппа Амадаса и Артура Барлоу. Они достигли Америки У 35° с. ш., где почти нет удобных гаваней. Капитаны посетили два острова, расположенных у лагуны Памлико и залива Албемарл (у 36° с. ш.), и соседний материковый берег. Вернувшись на родину, они охарактеризовали индейцев как людей «диких и ленивых, храбрых и гостеприимных, любопытных и доверчивых, очень склонных менять продукты своей страны на английские товары, особенно на металлические изделия», и расхвалили красоту страны, мягкость ее климата, плодородие почв. Тогда скупая королева расщедрилась, и Роли смог немедленно снарядить вторую экспедицию, уже на пяти судах, под командой Ричарда Гринвилла для колонизация вновь открытой страны. Благодарный фаворит назвал будущую английскую колонию Виргинией («Девственной», от латинского virgo — дева), в честь своей покровительницы.

Биографический указатель

Дрейк, сэр Фрэнсис

Английский мореплаватель, вице-адмирал (1588 г), руководитель пиратских экспедиций в Вест-Индию.

В 1585 г. Гринвилл основал на о. Роанок, у южного входа в залив Албемарл, первое английское поселение у материка Северной Америки, а сам вернулся обратно. В этом пункте поселилось 180 человек, преимущественно промотавшихся дворян, мечтавших о немедленном обогащении. А «дикари» сразу распознали, какому богу поклоняются «цивилизованные» англичане и, насмехаясь над ними, передавали сказки о богатейших золотых месторождениях в их стране и жемчужных мелях у их берегов. После нескольких месяцев напрасных поисков колонисты так обозлились, что начали с оружием в руках нападать на индейцев. Те перестали доставлять продукты в обмен на английские товары. Весной 1586 г. колонисты дошли до крайности. Неожиданно у берега показалась флотилия Френсиса Дрейка, возвращавшегося в Англию после очередного пиратского набега на испанские колонии. Дрейк забрал переселенцев и доставил их в Европу. Пираты привезли с собой только небольшой груз табака, и Роли и другие законодатели мод начали распространять в Англии курение.

Вскоре после эвакуации колонии туда прибыл Гринвилл на трех кораблях. Не зная о том, что произошло, он оставил в опустевшей колонии 15 человек, чтобы сохранить за Роли его владение. Все оставленные были перебиты индейцами. В начале 1587 г. Роли повторил попытку массовой колонизации Виргинии. На трех кораблях прибыла новая партия переселенцев — более 200 человек. Но когда разгорелась англо-испанская война, новая колония была брошена на произвол судьбы и все переселенцы либо умерли от голода, либо погибли в стычке с индейцами. После этого Роли и его высокая покровительница охладели к такому убыточному проекту.

Летом 1602 г. Бартоломью Госнолд на одном корабле пошел прямо на запад от Англии, стараясь по возможности держаться у 50° с. гл., но ветром его отнесло на юг. Он пересек океан, не встретив ни одного острова, и достиг материка у 42° с. ш. Длинный и узкий полуостров в виде серпа образует в этом месте залив, открытый к северу. Он видел там большие косяки трески и назвал п-ов Кейп-Код («мыс Трески»). Обогнув его с юга, Госнолд прошел на запад вдоль берега около 200 км и был очарован природой новой страны. Он высаживался на материк и на о. Мартас-Винъярд,footnotefootnoteГоснолд назвал остров (около 200 км²) «Виноградником Марты» из-за обилия там дикого винограда. отделенный от него узким проливом Винъярд. Индейцы радушно встретили первых европейцев, кормили их, указывая лучшие угодья для охоты и рыболовства. Поэтому Госнолд, вернувшись на родину в конце того же года, восторженно описал открытую им область Нового Света. От него англичане узнали, что за океаном, в немногих неделях пути, есть страна с мягким климатом и кроткими жителями, удобная для переселения «избыточного» населения Старой Англии. И рассказ Госнолда не исключил возможности, что за новой страной начинается морской проход, ведущий к Тихому океану.

В 1603 г. на поиски этого прохода был послан корабль под командой Мартина Прингла, который достиг Америки несколько севернее Кейп-Кода и обследовал побережье залива Мэн примерно на 150 км. В 1605 г. северное, усеянное островками побережье залива Мэн исследовал Джордж Уэймут, ранее напрасно искавший Северо-Западный проход в более высоких широтах.

В 1606 г. были организованы две компании для колонизации Северной Америки, неожиданно «приблизившейся» к Англии, — Лондонская и Плимутская. Согласно хартиям короля Якова I Стюарта, эти компании получили право основывать колонии в Северной Америке между 34 и 45° с. ш. — «от моря до моря». Позднее потомки английских колонистов основывали на этом свои права и на все западные земли материка. Компании обязывались распространять христианство среди «диких». В большей части королевских грамот повторялось следующее положение: «Колонисты и их потомки остаются англичанами во всех отношениях: они пользуются всеми привилегиями внутри американских поселений точно так же, как если бы они оставались на родине». Ссылаясь на этот тезис, американцы в XVII и в первой половине XVIII в. противились произволу метрополии, а во второй половине XVIII в. основывали свои притязания на независимость.

20 декабря 1606 г. три небольших судна (20–100 т) Лондонской компании под общим начальством Кристофера Ньюпорта оставили Англию, имея на борту 105 колонистов-мужчин, и после долгого плавания в бурном море вошли весной 1607 г. в Чесапикский залив и реку, которую в честь короля Якова (Джемса) назвали Джемс; на берегу они заложили первый английский поселок на Американском материке — Джемстаун (14 мая 1607 г.). Затем Ньюпорт поднялся на малом судне по Джемсу более чем на 200 км до порогов — первое достижение англичанами Линии Водопадов. За новой колонией сохранили прежнее название — Виргиния. Большинство виргинских поселенцев оставляло Англию добровольно. Они принадлежали к господствующей, государственной церкви — англиканской (епископальной). Это были «джентльмены»-неудачники — «ленивые и порочные люди: их выслали за океан родные, чтобы избавить себя от позора, в надежде, что те за несколько лет разбогатеют или погибнут». Такие виргинцы были похожи во многих отношениях на испанских идальго и португальских фидалгу, бросившихся за океан после открытия Америки. Рабочим элементом в колонии были временные «белые рабы» — бедняки с Британских о-вов, временно (на 7–10 лет) закабаленные Лондонской компанией.

Среди первых виргинцев иногда встречались люди другого типа — энергичные и не гнушавшиеся работой. Таким был один из основателей Виргинии, пайщик Лондонской компании Джон Смит. По его собственным словам, не всегда, впрочем, заслуживающим доверия, он служил раньше солдатом в войне против испанцев в Нидерландах и в войне против турок в Юго-Восточной Европе. Там он остался на поле сражения — раненый среди мертвых; его нашли турки и продали в рабство в Крым; он убил своего господина и ушел на Дон к русским. Он странствовал потом несколько лет по Европе и Северной Африке, вернулся на родину, а оттуда отправился в Новый Свет. Этот авантюрист стал не только первым правителем колонии, но и первым англо-американским «патриотом». Смит говорил: «Пусть переселенцы погибнут еще и еще раз, а я буду постоянно привозить новых и новых». Он пробовал учить труду ленивых и праздных дворянчиков: «Не одно серебро и золото, но произведения земли и все, что будет найдено, дает стране цену». В 1607 — 1609 гг. Д. Смит обследовал бассейн Джемса и прилегающие районы, причем открыл р. Йорк. Он первый проник за Линию Водопадов и, вероятно, доходил до Голубого хребта. В 1609 г. он навсегда оставил Виргинию, но продолжал интересоваться колонией: составил ее первую карту, написал «Общую историю Виргинии» (1624 г.).

Лондонская компания стремилась найти кратчайший путь к Китаю; ей были нужны высокие прибыли, добыча золота и серебра, а этого Виргиния не могла дать. Семь кораблей с 300 новыми переселенцами, среди которых было немало ссыльных и уголовных преступников, отправились из Англии в Виргинию. Лондонская компания в 1609 г. предложила лорду Томасу Уэсту Делавэру быть пожизненным правителем всех ее американских владений. Лорд отправился туда, но через несколько месяцев вернулся на родину. Его именем назван залив к северо-востоку от Чесапикского (39° с. ш.) и небольшой полуостров между этими заливами. Из-за массы бездельников и негодяев-переселенцев колония сразу приобрела такую дурную славу, что некоторые англичане соглашались лучше отправиться на виселицу, чем в Виргинию: «На эту прекраснейшую страну пал страшный позор; она считалась подходящим местом ссылки для величайших мошенников».

Для новой колонии выгоднее всего было культивировать табак, так как мода курения табака начала распространяться в Западной и Центральной Европе. Хлебопашеством в Виргинии почти не занимались, очень мало обращали внимания и на скотоводство. Индейцы должны были доставлять колонистам съестные продукты. Если они этого не делали, то колонисты грабили их деревни. Очень скоро англичане в интересах табачных плантаторов ввели рабство. В 1620 г. голландцы привезли первых африканцев в колонию и выгодно продали их в Джемстауне. Сильные, привыкшие к влажному и жаркому климату Западной Африки, они оказались отличными работниками и приносили своим господам большую прибыль. В следующие годы невольников стали ввозить такими крупными партиями, что их в Виргинии оказалось больше, чем свободных людей. Экономически колония хоть и медленно, но все же развивалась. Из Англии каждый год прибывало более тысячи новых переселенцев. Табак рос в цене, так как курение все шире распространялось в Европе.

Англичане, как и голландцы, в противоположность испанцам, португальцам и французам, старались не смешиваться с коренными жителями и поддерживали «чистоту своей расы». В течение первых лет колонизации мир между англичанами и индейцами не нарушался. Но требования колонистов стали чрезмерными. Они нагло захватывали земли индейцев, обманывали и грабили их. В 1622 г индейцы восстали против своих притеснителей. В одно и то же время, но сигналу, они напали на переселенцев, рассеянных небольшими группами в районе Джемстауна, и убили около 350 колонистов, но многие «белые» спаслись в поселке. Виргинцы ответили истребительной войной против всех индейцев. Расправившись с окрестными жителями, они принялись и за отдельные племена, обязав их предоставлять заложников. С того времени колонизаторы стали проводить «индейскую политику», которая откровенно выражена циничной фразой: «Хорош только мертвый индеец».

Посмотреть в хронологическом указателе

Пилигримы на «Майском цветке» и колонизация Новой Англии

П

лимутская компания за соответствующую денежную сумму разрешила пуританам, преследуемым на родине, селиться на отведенной ей обширной территории Нового Света. Они снарядили судно «Мейфлауэр» («Майский цветок», 100 т). Пуритане часто называли себя пилигримами, потому что на этом бренном свете считали себя странниками, пришедшими из небытия и стремящимися к «небесной родине». Но на время земного существования им нужна была земная родина. И вот в сентябре 1620 г. 120 пилигримов, включая женщин и детей, двинулись на «Майском цветке» за океан искать Новую Англию. Прошло больше двух месяцев, прежде чем пилигримы увидели американский берег у залива Массачусетс. Под дождем со снегом судно шло вдоль берега, пока не достигло необитаемого острова; через день пилигримы исследовали гавань, которая показалась им отличной. В прилегающем районе они нашли хорошую воду и индейские поля, засеянные маисом. Этот день называется в США «прародительским», в память о предках «стопроцентных» американцев-северян (янки), вступивших тогда во владение своей новой родиной — Новой Англией. 25 декабря 1620 г. были заложены первые дома в «Новом Плимуте», на северо-западном берегу залива Кейп-Код. Через несколько недель колонисты организовались на военный лад — на холме у Плимута построили крепость и на ее стенах поставили пушки. Первая зима в Новой Англии была сурова и унесла много жизней. Весной пуритане разбили сады и приступили к посеву хлебов. О богатом урожае, как о радостном событии, они сообщили своим европейским единоверцам, чтобы привлечь их в Новую Англию. Вскоре туда прибыла вторая партия колонистов. Первые два года пилигримы совместно обрабатывали землю, а продукты делили между собой. Но уже весной 1623 г. они перешли к «единоличному хозяйству».

«Мэйфлауэр» покидает Плимут, Англия.
Художник Гордон Миллер

Эти благочестивые, гонимые в Англии пуритане вели себя в отношении индейцев не лучше, чем последователи господствующей англиканской церкви в Виргинии или чем «проклятые паписты» (католики) в тропической Америке. Как только пилигримы получили подкрепление из-за океана, они, сославшись на мнимый заговор, организовали массовую резню беззащитных индейцев-алгонкинов, живших у залива Массачусетс. Сотни индейцев были схвачены в их вигвамах (жилищах) и убиты. Ничем не спровоцированное массовое убийство так устрашило алгонкинов, что они оставили страну своих отцов и ушли на запад. Христиане поспешили сообщить о победе над «язычниками» своим европейским друзьям, и один из них писал в Новую Англию: «Как было бы прекрасно, если бы, прежде чем перебить индейцев, вы обратили некоторых в христианство».

Джеймстаун
Художник Гордон Миллер

Оттеснив индейцев в глубь страны, пуритане начали селиться небольшими группами вдоль побережья и занялись рыболовством. К 1624 г. рыбачьи поселки растянулись на 50 км севернее Плимута, и первые английские рыбаки появились в обширной бухте, позднее названной Бостонской. К ним присоединились и земледельцы, основавшие там более крупные поселения. Так возникла первая в Америке английская пуританская колония Массачусетс. Там господствовали ханжи и лицемеры, но, в отличие от виргинцев, эти колонисты были рачительными хозяевами и хорошими работниками. Стремясь к прочной оседлости на своей новой родине, пуритане разводили всевозможные растения, кроме табака: его разрешали сеять только в небольшом количестве «как лекарство». Пуритане и другие сектанты устремлялись в 30-х гг. XVII в. в большом количестве в Новую Англию, чтобы избежать преследований со стороны королевской власти Старой Англии и ее прислужницы — епископальной церкви. Пришельцы водворялись в старые поселения или основывали новые, среди которых скоро выделился Бостон.

«Кальмар Никель» у форта Кристина.
Художник Гордон Миллер

Так на восточном берегу Северной Америки, в двух районах, отстоявших друг от друга на расстоянии около 1000 км, возникли две английские колонии: первая — южная, рабовладельческая Виргиния, заселявшаяся отбросами классов, господствовавших в Англии в XVII в., приверженцами епископальной церкви и африканцами-рабами; вторая — северная, ячейка Новой Англии, Массачусетс, заселявшаяся преимущественно буржуазными элементами, сторонниками «свободного труда», по религии сектантами, гонимыми у себя на родине. Те, южане, стали вскоре называться виргинцами; эти, северяне, — бостонцами или янки. Но, как ни отличались они характерами, прежней профессией, религиозными взглядами, начали они одинаково: окропили индейской кровью землю своей новой родины. Английские колонии были отрезаны друг от друга длинной береговой полосой, где появились Новые Нидерланды на р. Гудзоне, в устье которой возник Новый Амстердам, и Новая Швеция на берегах узкого залива Делавэр: там вырос форт Христиания, заселенный шведскими и финскими крестьянами. Таким образом, восточный берег Северной Америки колонизовали представители многих европейских народностей: на севере — французы, а с ними бретонцы и баски, затем англичане (бостонцы), голландцы, шведы и финны, снова англичане (виргинцы) и на юге — испанцы.

«Св.Катрина» и «Перебум», Новый Амстердам, 1654 г.
Художник Гордон Миллер

Шведская колония существовала недолго — меньше 30 лет — и завоевана была голландцами (в 1655 г.). После этого Новые Нидерланды стали очень серьезной угрозой для английского господства на восточном побережье Северной Америки. Вопрос разрешился в Европе второй англо-голландской войной (1667 г.). Голландцы одержали победу на море, их флот проник в Темзу и сжег пригороды Лондона. Карл II Стюарт поспешил заключить мир. Англия потеряла свои последние владения на Молукках; обе стороны сохранили свои опорные пункты на Золотом Берегу, очень важном для христианских торговцев «язычниками»-африканцами. Нидерланды закрепили за собой в Южной Америке Суринам,footnotefootnoteАнглия уступила Суринам Голландии по договору от 31 июля 1667 г., и он стал колонией, названной Нидерландская Гвиана. 25 ноября 1975 г. Суринам получил независимость. но отказались в пользу Англии от своих владений в Северной Америке, которые казались менее доходными. Карл II еще за три года до перехода в английские руки Нового Амстердама «авансом» подарил его своему брату, герцогу Йоркскому. После заключения мира город был переименован в Нью-Йорк; такое имя стала носить и вся новая «среднеатлантическая» колония.

Посмотреть в хронологическом указателе

Гутьеррес и Оньяте в центре Северо-Американского континента

Д

альше всех европейцев в глубь материка Северной Америки, на Великие равнины (до 41° с. ш.), в конце XVI в. проник испанец Антонио Гутьеррес де Уманья.footnotefootnoteГутьеррес, кажется, единственный конкистадор, который в испанских документах конца XVI — начала XVII в. прямо называется «разбойником и убийцей», так как он грабил и убивал индейцев, не имея официального разрешения на открытие и завоевание страны. С верховьев р. Пекос его небольшой отряд, включавший несколько индейцев-носильщиков, двинулся на северо-восток. Вероятно, в поисках золота и серебра они прошли вдоль подножия гор Сангре-де-Кристо, добывая пропитание охотой на бизонов, форсировали верхний Арканзас у 38° с. ш. и небольшие реки верховьев р. Репабликан, приток Канзаса. Здесь в ссоре, возникшей, вероятно, из-за разногласий о дальнейшем направлении маршрута, в конце 1593 или начале 1594 г., Гутьеррес убил второго командира. Дисциплина в отряде упала, среди индейцев-носильщиков резко возросли нервозность и мрачное недоверие к руководителю. Однако группа продолжала движение на северо-восток и, пройдя по Великим равнинам около 1000 км, вышла на среднее течение р. Платт, западного притока Миссури, приблизительно у 100° з. д.; иначе говоря, испанцы первыми добрались до географического «сердца» континента. Широкая река блокировала путь к северу, бизоны стали попадаться все реже, и Гутьеррес решил возвращаться. Однажды ночью из отряда дезертировало шесть индейцев, намеревавшихся скорее вернуться домой, но это удалось сделать лишь одному по имени Хусепе, да и то после года скитаний но прериям в качестве раба индейцев-аначей. О дальнейшей судьбе группы стало известно через несколько лет: вскоре после побега шестерых оставшиеся индейцы окружили испанцев и убили всех, включая Гутьерреса, но пощадили только Алонсо Санчеса, позже ставшего их вожаком. Об этом он рассказал монаху, случайно встретившему его в одной индейской деревне. За Санчесом были направлены войска, но он «затерялся» в прериях.

Биографический указатель

Коронадо, Франциско Васкес де

1510 — 1554
Испанский конкистадор юго-запада Америки, колониальный чиновник в Мексике.

Последним испанским искателем сокровищ в американских прериях был Хуан Оньяте, организовавший по поручению властей колонизационную экспедицию. Весной 1598 г. он провел ее в пустыни и горы бассейна верхней Рио-Гранде, где безуспешно пытались найти драгоценные металлы многие, начиная с Коронадо. Три года Оньяте «замирял» индейцев, заселял земли и искал — с тем же «успехом» — золото и серебро. Потерпев фиаско, он отправился на восток, в прерии, надеясь там найти что-нибудь; проводником экспедиции был индеец Хусене, спутник Гутьерреса. Оньяте дошел до р. Канейдиан и по ней спустился на 700 км, т. е. проследил почти по всей длине, а затем вышел к среднему течению р. Арканзас, но, конечно, не обнаружил даже признаков драгоценных металлов. С пустыми руками он вернулся назад и «удостоился» гнева начальства. Но его журнал содержал важные сведения — описание осмотренной территории и ее обитателей.footnotefootnoteОньято положил конец легендам о странах «Семи Городов» и «Кивире». Со слов экс-моряка, безвестного участника похода, вероятно, в начале 1601 г. был составлен чертеж — первый дошедший до нас картографический документ о центральной части Северной Америки. Реальный результат поисков фантастических «Семи Городов» и не менее мифических сокровищ оказался грандиозным: присоединение к испанским владениям — сначала формальное, а затем фактическое — территории около 1 млн. км². Центром этой Новой Мексики стала построенная в 1609 г. в верховьях р. Пекос крепость Санта-Фе («Святая вера»).

Посмотреть в хронологическом указателе

Шамплен и его исследование Восточной Канады

Н

есмотря на печальную судьбу первых французских колоний в Канаде, торговля мехами все росла и приносила большие прибыли монопольным торговым компаниям. Генрих IV понимал, что закрепить за Францией «страну мехов» можно только путем ее планомерной колонизации. Следовало, однако, убедиться в том, что там возможно земледелие и оседлая жизнь и что гибель первых французских колоний объясняется случайными причинами. Для изучения Канады в 1603 г. была организована экспедиция, средства на которую дала торговая компания, получившая монополию на скупку пушнины; купцы включили в нее опытного моряка Самюэля Шамплена, плававшего на французских и испанских судах в Атлантическом океане и в Американском Средиземном море. На него было также возложено руководство топографическими съемками Новой Франции и описью ее берегов. Шамплен отправился туда для разведки. В конце мая он вошел в устье р. Св. Лаврентия, на пинассе поднялся по Сагенею и по главной реке 2 июля добрался до того места, до которого доходил Картье. Страна показалась ему годной для колонизации.

Шамплен, руководя экспедицией1, исследовал Акадию (Новая Шотландия). Высадившись на о. Кейп-Бретон, он обошел с описью все побережье Акадии и противоположный материковый берег залива Фанди.

С середины мая 1604 г. Шамплен, руководя экспедицией,footnotefootnoteВ состав его экспедиций в разные годы входили индейцы и французы, фламандцы и баски, католики и гугеноты, дворянчики и торговые агенты, завербованные «белые рабы», беглые преступники и монахи. исследовал Акадию (Новая Шотландия). Высадившись на о. Кейп-Бретон, он обошел с описью все побережье Акадии и противоположный материковый берег залива Фанди. На юго-западе Акадии он восстановил Пор-Руаяль (Аннаполис) . Оставив с собой 80 человек, он отослал экспедиционные суда во Францию. Зимовка прошла очень тяжело: половина переселенцев умерла от цинги. Летом 1605 г., после того как суда вернулись из Франции, Шамплен продолжил опись восточного побережья материка на юго-запад, до залива Кейп-Код включительно: при этом он обнаружил две лучшие гавани в заливе Массачусетс — Бостонскую и Плимутскую, довершив, таким образом, открытие Жана Альфонса. Обойдя затем длинный и узкий п-ов Кейп-Код, он окончательно установил его очертания, а в следующем году открыл о. Нантакет и пролив между ним и материком (41°30' с. ш.).

13 апреля 1608 г. Шамплен был послан на р. Св. Лаврентия и 3 июля основал там Квебек, что на языке ирокезов означает «сужение». Он старался поддерживать хорошие отношения с местными индейцами-виандотами, близкими по языку к ирокезам, но враждебными им (французы полупрезрительно называли виандотов гуронами от hure — кабанья голова). Шамплен изучил их язык, заключил с ними союз и использовал в своих целях их вражду к ирокезам, руководствуясь простейшим принципом: проведите меня на новые места, я помогу вам воевать.

С 1609 г. Шамплен уже не зависел от временных монополистов. С помощью гуронов-проводников 3 июля он приступил к исследованию внутренних областей Северной Америки. Он доверял своим новым союзникам больше, чем французским колонистам, среди которых было немало «беспокойных элементов». В самом начале похода он отослал всех французов, кроме двоих, самых надежных, и с группой гуронов на большом челне поднялся по р. Св. Лаврентия до устья ее южного притока Ришелье, а по последнему — до большого проточного озера, которое с того времени известно под его именем (в английском произношении Шамплейн). При этом он открыл нагорье Адирондак, поднимающееся над западным берегом озера, и Зеленые горы (Грин-Маунтинс), протягивающиеся на небольшом расстоянии от его восточного берега. Шамплен составил карту и описание озера и его района.

Охотничьи угодья в верховьях р. Св. Лаврентия принадлежали гуронам. К югу бродили более многочисленные ирокезы. Когда Шамплен прибыл в Канаду, ирокезы снова начали двигаться с юга на север, вытесняя гуронов и их соседей — алгонкинов. Первые французские колонисты во главе с Шампленом приняли участие в междоусобных индейских войнах на стороне алгонкинов и гуронов, среди которых впервые поселились. Тогда ирокезы стали смертельными врагами французов.footnotefootnoteПо мнению ряда французских историков, это привело к потере Францией всей Канады. Как раз в это время у берегов Америки появились голландцы. В 1610 г. они устроили на р. Гудзон фактории по скупке пушнины. Ирокезы стали союзниками голландцев и сменивших их позднее англичан в борьбе против французов. К тому же англичане «превосходили французов в щедрости: в то время как французский король платил гуронам 50 франков за скальп англичанина, английский король давал вдвое дороже за скальп француза» (Э. Реклю).

Посмотреть в хронологическом указателе

Открытие французами Великих озер

С

1609 по 1615 г. Шамплен почти ежегодно плавал из Франции к р. Св. Лаврентия, где собирал сведения о внутренних областях Северной Америки. Рассказы о море, находившемся где-то на северо-западе или на западе от Квебека, подтверждались сотнями индейцев, с которыми сталкивался Шамплен. (Французы смешивали сообщения о Гудзоновом заливе и Великих озерах.) Три пути, казалось, вели к этому морю, за которым Шамплену грезились Китай и Индия. Но один, северо-западный путь вверх по Сагенею через угрюмые безлюдные области приводил к лабиринту рек и озер, где, как представлялось, бесполезны были самые надежные проводники. Другой шел вверх по Оттаве, третий, юго-западный, — по р. Св. Лаврентия до ее истоков.

На поиски Западного моря Шамплен направлял вместе с индейцами своих «юнцов» (молодых колонистов). Среди них выделился Этьен Брюле: 16-летним юношей, не получив никакого образования, в 1608 г. он прибыл в Новую Францию вместе с Шампленом. С 1610 г. Брюле, скупая пушнину, жил в лесах среди индейцев, охотился вместе с ними, переходил от одного племени к другому и научился свободно говорить на различных местных диалектах ирокезского и алгонкинского языков. Это был первый типичный североамериканский лесной бродяга (coureur des bois),footnotefootnoteОсновную массу лесных бродяг составляли люди, не имевшие средств на покупку ходовых товаров и необходимого снаряжения. Все это они брали у купцов, обязуясь погасить долг немедленно по возвращении. Поход лесных бродяг продолжался обычно две-три недели по рекам и озерам. Несудоходные участки они обходили, неся челны с грузом на плечах, иногда на большие расстояния, поэтому старались брать груз полегче, уменьшая его вес за счет запаса продуктов, и, следовательно, всегда голодали. В последней четверти XVII в. число лесных бродяг превышало 600 человек. имя которого дошло до нас, охотник и скупщик пушнины, неутомимый землеискатель и землепроходец, если употреблять старорусские термины.

Летом 1615 г. Шамплен и Брюле выступили на челнах с десятью гребцами-гуронами от Квебека к устью Оттавы, поднялись по ней и ее притоку Маттаве к озеру Ниписсинг, а оттуда по Французской реке (Френч-Ривер) вышли к большому заливу (Джорджиан-Бей) — части озера Гурон. До него, как предполагают, летом 1610 г. доходили Брюле и другой лесной бродяга, а вместе с ними или по их следам — монах Жозеф Ле Карон. От Гурона Шамплен, разлучившись с Брюле, повернул на юго-восток и, открыв в начале сентября озеро Симко, достиг Онтарио и убедился, что именно из его северо-восточного угла вытекает р. Св. Лаврентия. Затем Шамплен прошел на юг, к озеру Онайда, где берет начало порожистая р. Осуиго, впадающая в Онтарио. После стычки с ирокезами он вынужден был отступить и вернулся в Квебек, пройдя в общей сложности около 1600 км.

Брюле раньше Шамплена добрался до Онтарио и на челне переправился через озеро. К югу от Онтарио он узнал о стычке Шамплена с ирокезами, собрал 500 гуронов и поспешил на помощь, но пришел к месту уже после отступления Шамплена. Тогда Брюле повернул на юг и дошел до какой-то реки по холмистой лесной местности. Следуя вниз по ее течению, он поздней осенью достиг длинного и узкого морского залива с чрезвычайно изрезанными берегами, в который впадало несколько больших и множество малых рек. Холмистая местность, которую Брюле пересек,— это Аппалачское плато и Аллеганские горы; большая река, течение которой он проследил, — Саскуэханна (около 1000 км); залив — Чесапикский; полоса суши, отделяющая залив от океана, — п-ов Делавэр.

Весной 1617 г. отряд Брюле пошел на север, в Квебек. По дороге на него напали ирокезы; гуроны разбежались, удалось скрыться и Брюле, но после нескольких дней блужданий по лесам он, чтобы не умереть с голоду, положился на благородство случайно встреченных ирокезов, слухам о «свирепости» которых, очевидно, сам не очень верил. Ирокезы не только накормили одинокого француза, но дали ему проводника до страны своих врагов — гуронов. Среди них Брюле прожил два года и только в 1619 г. вернулся в Квебек.

В 1621 г. Брюле и другой лесной бродяга, Греноль, были посланы Шампленом на разведку северного побережья Гурона. Они открыли там Северный пролив, цепь о-вов Манитулин, отделяющую его от главного бассейна озера, р. Сент-Мэрис, текущую из «Великого Верхнего озера» в Северный пролив, и пороги на этой реке (Су-Сент-Мари). По всей видимости, они первые через несколько лет — не позднее 1628 г. — прошли вдоль восточного и северного берегов Верхнего озера до 90° 30' з. д.: в этом районе (у 48° с. ш.) находятся озеро Брюле и р. Брюле, впадающая в западную часть Верхнего озера. Но безграмотные лесные бродяги не могли написать достаточна толковый отчет об этом великом открытииfootnotefootnote«По ту сторону Пресноводного моря [озера Гурон] лежит другое очень обширное озеро, которое изливается в то водопадом [Су-Сент-Мари] Названное озеро и Пресноводное море вместе тянутся... на четыре сотни лье [около 1800 км], по счету дающего показание». Брюле дает довольно точное определение длины северной береговой линии двух Великих озер, считая от юго-восточного угла Гурона до западного угла Верхнего озера, самого крупного пресноводного водоема на Земле. и составить точную карту своего пути, и открытие Верхнего озера часто приписывается иезуитам. О дальнейшей судьбе Брюле известно лишь, что в 1633 г. он, находясь среди гуронов, чем-то восстановил их против себя и в июне был убит.

Между 1634 и 1638 гг. на поиски соленого Западного моря отправился шампленовский «юнец» Жан Николе, бывалый торговый агент. От устья Сент-Мэрис он повернул на юго-запад и за узким проливом Макинак открыл большое озеро Мичиган. На индейском челне он прошел вдоль северного берега Мичигана до длинного и узкого залива (Грин-Бей), проследил его в юго-западном направлении до реки (Фокс), впадающей в залив с юга, поднялся по этой реке до верховьев. От местных индейцев Николе узнал, что очень близко от него на западе находится «Большая вода»: он думал, что речь идет о море.

По более достоверной версии от верховьев Фокса он двинулся на запад и почти незаметно перешел через невысокий и короткий водораздел к р. Висконсин, а эта река довела его до «Большой воды», как индейцы называли текущую на юг р. Миссисипи. Николе не стал ее исследовать. У него сложилось впечатление, возможно, от неправильно понятых рассказов местных индейцев, что Миссисипи — сравнительно короткая река, впадающая в Южное море. И, вернувшись в Квебек, он сообщил, что открыл судоходную реку, по которой легко и быстро можно достигнуть Тихого океана. По другой версии, восходящей к иезуитам, Николе остановился в верховьях Фокса и далее не пошел.

Посмотреть в хронологическом указателе

Иезуиты в Канаде

П

осле основания Квебека сотни французских охотников и скупщиков и десятки монахов-иезуитов направились в глубь материка. Миряне добывали меха, иезуиты «завоевывали» души, распространяя среди индейцев католическую веру. Их успехи в деле религиозной пропаганды были невелики, но, стремясь обратить на «истинный путь» возможно большее количество «заблудших язычников», иезуиты совершили в центре Северной Америки крупные открытия, правда меньшие, чем они себе приписывали.

В 1628 г. французское правительство, по настоянию иезуитов, запретило евангелическое богослужение в колонии. Из-за этого протестанты-гугеноты, наиболее предприимчивая и богатая часть французского населения, стали выселяться в английские колонии. Гонение на гугенотов сильно мешало росту и экономическому развитию Канады. Французская католическая иммиграция в Северную Америку всегда была незначительна. В то время как в Канаде насчитывалось только 3000 «белых», в Новой Англии, колонизация которой началась почти на четверть века позднее, в 1640 г. жило уже 24 тыс. «белых».

В первую очередь иезуиты провели работу среди приозерных гуронов. В 1634 г. к ним отправились три монаха, в том числе Жан Бребеф.footnotefootnoteВ одном селении гуронов в январе 1636 г он увидел и первый подробно описал склад человеческих костей и их применение в быту; кости принадлежали убитым ирокезам. Канадские леса весной непроходимы; «отцы» должны были путешествовать «по индейскому способу», поднимаясь на лодках по рекам Св. Лаврентия и Оттаве. Католические писатели очень красочно описывают путешествия иезуитов, окружая их ореолом мученичества и даже святости. Нужно сказать, впрочем, что условия их передвижения были такими же, что и лесных бродяг, в жизни которых очень трудно найти признаки святости: «Сколько раз приходилось им... бросаться в воду, чтобы не дать быстрому течению унести их утлые челны; сколько раз они должны были вытаскивать свои лодки на сушу и переносить их на спинах через береговые заросли, чтобы обойти пороги! С окровавленными ногами, в лохмотьях, опухшие от укусов комаров, истощенные лишениями и усталостью, они достигали, наконец, стоянок гуронов... Пребывание в темных, прокопченных дымом вигвамах, кишащих насекомыми... было непрерывным мучением» (Г. Бемер). Однако гуроны оказались не так страшны, и иезуиты мало-помалу вошли в доверие к ним. После шестилетней пропаганды «черные сутаны» собрали большое количество гуронов в постоянные поселения и основали несколько миссионерских станций у озера Гурон.

Жану Бребефу приписывают открытие пятого из Великих озер — Эри — в 1640 г. Однако первое известие о Ниагарском водопаде — между Эри и Онтарио — относится к 1648 г.footnotefootnoteО водопаде «страшной высоты» первым сообщил иезуит Поль Рагено. В 1641–1642 гг. иезуит Исаак Жог в миссии, основанной у порогов Су-Сент-Мари, собрал ценные сведения об индейцах сиу, живших к западу от Верхнего озера, и о путях к ним через это озеро и «вверх по реке (Миссури), пересекающей их страну». В 40-х гг. вспыхнула война ирокезов против гуронов и союзных с ними французов, продолжавшаяся четверть века. С 1648 г. ирокезы, подстрекаемые англичанами и голландцами, разрушили одну за другой все иезуитские станции, перебили всех французов, кто попал к ним в руки, в том числе Бребефа и других «людей в черных сутанах», которых они особенно ненавидели, как и их протестантские союзники. Большинство гуронов было истреблено. Лишь нескольким сотням их удалось уйти в Квебек и поселиться в этом районе; другая часть вошла в состав различных племен союза ирокезов, их смертельных врагов.

Попытки иезуитов «обратить» индейцев и создать в Канаде особое «государство в государстве» под верховной властью римского папы закончились полным провалом. Колониальные власти (по указанию метрополии) принуждали «отцов» переселять обращенных индейцев поближе к французским поселкам и старались превращать их возможно быстрее во французов. Власти доброжелательно относились к бракам между «краснокожими» и «бледнолицыми». Эта политика, водка, оспа и распространяемый колонизаторами сифилис, а также голландское и английское огнестрельное оружие в руках ирокезов привели к тому, что большая часть индейцев в Новой Франции вымерла. Зато появилась новая этническая группа франко-индейских метисов, давшая ряд выдающихся лесных бродяг, благодаря которым французы и англичане открыли и исследовали гигантские внутренние области Северной Америки.

Великие Озёра
Британская библиотека, Maps 70540(1)

Иезуиты стремились уйти подальше от французских колониальных властей. С помощью проводников-индейцвв и метисов они закончили открытие Великих озер и были первыми европейцами, селившимися у их берегов. Идя по следам французских лесных бродяг, которые, скупая пушнину, умели находить стоянки самых отдаленных индейских племен, иезуиты нередко становились пионерами-исследователями внутренних областей Северной Америки и во второй половине XVII в. проникли в бассейн Миссисипи.