Географические открытия и исследования нового времениНовое время

Исследователи Тибета, Индии и Передней Азии во второй половине XVII и в XVIII веке

Глава 13

Посмотреть в хронологическом указателе

Иезуиты в Тибете

В

апреле 1661 г. два иезуита, австриец Иоганн Грюбер и бельгиец Альбер Орвиль, направились сухим путем из Пекина в Рим с тайным поручением (морская дорога из Китая в Европу была тогда блокирована голландцами). Обычным маршрутом буддийских пилигримов они достигли г. Синин в верховьях р. Хуанхэ (у 102° в. д.) и, обогнув с юга озеро Кукунор, двинулись новым (для европейцев) путем — не на юг, а сначала на запад — вдоль южной границы впадины Цайдам. Затем Грюбер и его спутник пересекли в юго-западном направлении ряд хребтов и 8 октября прибыли в Лхасу. После полуторамесячного пребывания там они направились вверх по р. Цангпо (Брахмапутра) до г. Шигацзе (у 89° в. д.) и далее в столицу Непала — Катманду. В марте 1662 г. иезуиты достигли Агры (Северная Индия), где умер Орвиль, не выдержав тягот путешествия. Грюбер же повернул на запад, пересек Пенджаб, долину Инда, всю южную полосу Иранского нагорья, Месопотамию и Малую Азию до Смирны, а оттуда морем направился в Рим, куда прибыл в феврале 1664 г. Грюбер и Орвиль были первыми европейцами, пересекшими с северо-востока на юго-запад Тибетское нагорье и, несомненно, побывавшими в Лхасе. Отчет Грюбера о его путешествии короток и сух, но он все-таки содействовал расширению европейских знаний о Центральной Азии,footnotefootnoteСамым ранним настоящим исследователем Центральной Азии был правитель Кашмира, полководец и историк первой половины XVI в. Мирза Мухаммед Хайдар, уроженец Ташкента. В 1531 г. он сделал попытку захватить Лхасу и во главе армии проник в Южный Тибет из Леха, на верхнем Инде (близ 78° в. д.), до Шигацзе — примерно на 1500 км. Потеря лошадей вынудила его повернуть обратно, На р. Гартанг, истоке Инда, его армия была разгромлена. Жители приютили остатки обмороженного умирающего от голода войска Мирзы Хайдара и помогли ему собрать свежие силы, с которыми он разграбил западные районы страны своих спасителей. Во время этого похода Мирза Хайдар получил расспросные сведения обо всей территории Тибета.В работе «Рашидова история» («Тарихи Рашиди», написанной в 1541–1546 гг.) одну главу Мирза Хайдар посвятил общей географической характеристике Тибета. Он верно отметил, что — цит. по X. Хасанову — «из-за высоты местности климат Тибета холодный. Во всех [его] районах... не растут деревья и даже травы редки. Там имеются горы шириною больше Памира, протяженностью в 20 дней пути... Большие горы [поднимаются] на границе Тибета и Индии.Начало всех рек [Северной] Индии находится на тибетской земле. И все [они]... текут на запад и на юг. Есть еще другие реки, [направляющиеся] ... на восток и север...». Из этих сведений Мирза Хайдар правильно заключил, что Тибет — высокоприподнятая страна, ибо любой желающий проникнуть туда, должен подняться на очень высокие перевалы, не имеющие наклона на другой стороне. а его определения большого числа астрономических пунктов по линии маршрута позволили значительно улучшить карту региона.

В 1715 г. итальянский иезуит Ипполито Дезидери был отправлен в Тибет под официальным предлогом — восстановить миссию в Цапаранге, закрытую в 1641 г. Вряд ли он смешал Цапаранг с Лхасой: эти пункты находятся на различных речных системах и отстоят друг от друга почти на 1200 км по прямой линии. Вероятнее, что Дезидери получил задание непосредственно снестись с центральной тибетской властью, тогда еще фактически независимой от маньчжурской династии, захватившей власть в Китае. Так или иначе, но он совершил длинное путешествие по Южному Тибету, минуя Цапаранг. Из Агры Дезидери прошел в Сринагар (Кашмир), где прожил полгода, а оттуда в Лех, на верхнем Инде, перевалив Центральные Гималаи. Далее он поднялся по долине Инда до его истока (Гартанг), посетил озеро Манасаровар (у 81°30' в. д.) и вскоре вышел к верховьям р. Мацанг, текущей на восток и ниже по течению называвшейся Цангпо (верхняя Брахмапутра). По ее долине Дезидери достиг Лхасы в марте 1716 г. Он отметил, что горы Кайлас, вдоль южных склонов которых пролегал его путь, видимо, не только местоположение истока Инда, но и водораздел западных и восточных речных бассейнов. Он оказался прав: истоки Инда и Брахмапутры действительно находятся в хребте Кайлас (длина 300 км). Таким образом, Дезидери разведал важнейшую горную дорогу, соединяющую Юго-Западный Тибет с Юго-Восточным, где находится Лхаса, и связал свой маршрут с маршрутом своих предшественников — католических миссионеров. Он отправил одного из своих спутников-монахов через Непал в Северную Индию, а сам прожил пять лет в Юго-Восточном Тибете. На следующий год после вступления в Лхасу китайских войск (1720) Дезидери покинул Тибет и вернулся через Непал в Индию. Он составил подробное географическое описание Южного Тибета, но оно было извлечено из ватиканских архивов лишь в 1875 г., а опубликовано в 1904 г. И только тогда выяснилось, что Дезидери — единственный исследователь XVIII в., уверенно отождествивший р. Цангпо с Брахмапутрой и прямо указывавший, что она пересекает большую часть Южного Тибета в широтном направлении. Однако географическую проблему Цангпо (Брахмапутры) удалось окончательно разрешить лишь в конце XIX в.

Шантугн, опубликована Бло в 1655 г.
Британская библиотека, Maps 70540(1)

Крупным путешественником по Тибету считается голландец Самюэл Ван-дер-Пютте, хотя о его работе по исследованию Тибета материалов не сохранилось: перед смертью (1745 г.) он завещал сжечь все свои рукописи. Вероятно, через Непал он достиг Лхасы около 1729 г. и предпринял полное приключений путешествие по Тибету на северо-запад через верховья pp. Салуин и Янцзы, пройдя маршрутом буддийских пилигримов. К озеру Кукунор он добрался в октябре 1731 г. и провел здесь длительное время, занимаясь топографической съемкой. По прибытии в район Пекина С. Пютте оставался в буддийском монастыре, а затем в обличье погонщика верблюдов проник в столицу Китая. В Лхасу он вернулся в мае 1737 г. и в том же году через озеро Манасаровар и Кашмир достиг Индии. На Востоке, особенно в Тибете, С. Пютте почитался как святой.

Посмотреть в хронологическом указателе

Первые топографические съемки Тибета

И

мператор Китая Канси, проявлявший интерес к географии своих обширных владений, вознамерился получить достоверные известия о Тибете. Это, скорее всего, было связано со стратегическими планами. Канси воспользовался разногласиями среди тибетских лам, возникшими около 1705 г., и для их улаживания направил туда миссию во главе с мандарином. К ней были прикомандированы два чиновника, получившие задание заснять владения Великого ламы. В 1711 г., после более чем пятилетней работы, они вернулись в Пекин с картами, забракованными иезуитами — составителями атласа Китая: карты не опирались на астрономические определения. И в следующем году Канси направил в Тибет двух лам, специально подготовленных для более точных съемок. Они засняли на карту большую территорию, но в 1717 г. вынуждены были срочно покинуть страну. Представленные ими карты, грубые и неточные, все же имели значительную ценность, так как были первым картографическим изображением Тибета. Между прочим, исток Ганга составители показали из озера Ламкен (Лангак), расположенного чуть западнее Мапама (Манасаровар), и эта географическая ошибка продержалась около столетия. Большая заслуга съемщиков в хорошем изображении верхних течений Сатледжа и Инда, а также сравнительно правильном нанесении Тсанпу (Брахмапутры).

Посмотреть в хронологическом указателе

Съемочные работы иезуитов в Индии

И

езуиты разных национальностей действовали на п-ове Индостан уже с 1542 г. Помимо выполнения своих прямых обязанностей, они занимались сбором различной информации о стране, вели съемку местностей, по которым им приходилось путешествовать «по делам службы», составляли маршрутные карты. И все же вплоть до XVIII в. ученые располагали весьма скудными материалами по географии Индии. Карты страны, опубликованные в ряде европейских государств, базировались на представлениях древних и средневековых географов, а также на рассказах — часто с большой долей фантазии — путешественников и моряков. Из-за нехватки фактов сказочные сведения перекочевывали с одной карты на другую, видоизменяясь и обрастая мифическими деталями.

Первые, сравнительно небольшие, но достоверные знания о внутренних районах южной части субконтинента собрал за более чем 30-летнее (1688–1722 гг) пребывание в тех областях французский иезуит-миссионер Жан Венан Буше. Его исследования охватили территорию более 200 тыс. км²; он описал также восточное побережье Индостана от мыса Кумари, лежащего, по его данным, на 7° 58' с. ш. (истинное положение 8° 04' с. ш.), до 14° с. ш., т. е. на протяжении более 1 тыс. км. К 1722 г. по своим материалам он составил первое картографическое изображение изученного им региона, ставшее основой двух (1737 и 1752) карт известного французского географа Ж. Б. д’Анвиля.

В 1759 г. король Португалии запретил деятельность иезуитов в своих индийских колониях. Члены ордена, миссионеры разных национальностей, были под конвоем высланы по домам. Среди избежавших изгнания оказался австриец Йозеф Тиффенталер, проведший к тому времени 16 лет в скитаниях по стране, один из наиболее ревностных географов-энтузиастов среди миссионерской братии. В 1744–1747 гг. он прошел от Камбейского залива на север до 24° с. ш. вдоль восточных склонов хребта Аравали, а в 1750–1751 гг. пересек с севера на юг плато Малва и, дойдя до Камбейского залива, вновь повернул на север, выполнив маршрут через многочисленные пересыхающие реки, дренирующие территорию между пустыней Тар и западными склонами хребта Аравали. В обоих случаях он проводил определения астрономических пунктов. Понимая, что без сильного покровителя ему придется весьма туго, Тиффенталер в 1765 г. решил обратиться за поддержкой и финансовой помощью к администрации английской Ост-Индской компании. Он спустился по pp. Джамна, Гангу и его рукаву Хугли в Калькутту и там получил задание обследовать до истоков ряд левых притоков Ганга между 80° и 84° в. д. (центральная часть нынешнего штата Уттар-Прадеш).

В октябре И. Тиффенталер поднялся по Гангу на маленькой лодке до устья р. Джамны. Во время маршрута с компасом в руке он засекал все изгибы реки на протяжении более 1 тыс. км, уточнив карту Ганга французского иезуита Клода Будье, составившего карту Ганга до устья р. Джамны и этой реки до 78° в. д. по материалам своих наблюдений 1733–1734 гг. Сделав своей базой город Лакхнау (у 81° в. д.), И. Тиффенталер за пять лет, вплоть до 1770 г., детально описал более 20 рек, орошающих исследуемую территорию, в том числе р. Гомати (длина около 800 км) и ранее не известный европейским географам наиболее многоводный левый приток Ганга — р. Гхагхра (длина 950 км). Специально обученного им индийца он направил для съемки верховьев этих притоков в Сиваликских горах. Однако главным вкладом И. Тиффенталера в географию Индийского субконтинента современники с полным основанием считали его «Описание Индии». В этом труде, охватывающем все стороны жизни страны, центральное место отведено географической характеристике всех 23 провинций, главным образом их речных систем; течения многих рек описаны от истоков до устьев.

Посмотреть в хронологическом указателе

Работы Тавернье и Бюсси-Кастельно

Н

аиболее крупным французским исследователем Индии XVII в. был торговец алмазами Жан Батист Тавернье.footnotefootnoteПервые путешествия Ж. Б. Тавернье по Индии относятся к более раннему периоду: в 1640–1641 гг. он прошел из Ирана по Индо-Гангской равнине в дельту Ганга, оттуда — по pp. Гангу и Джамне поднялся к Агре, а затем проследовал на юго-запад, к Камбейскому заливу. В 1645–1649 гг. от Камбейского залива он проник на копи Голконды, близ Хайдарабада, и через верхнее течение р. Кришны вышел к западному побережью Индостана у 16° с. ш. Два с половиной столетия — с середины XVII до конца XIX в, — для оценки стоимости ювелирных алмазов специалисты пользовались правилом Тавернье. Он исколесил субконтинент во многих направлениях, определяя расстояния в шагах. Внимательный и точный наблюдатель, Тавернье, в отличие от подавляющего большинства купцов, наводнявших Индию, заносил в свой дневник географические характеристики посещенных им районов, описывал горы и реки. В 1652–1667 гг. он выполнил два путешествия по Южной Индии и проделал кольцевой маршрут между Камбейским заливом, Дели и дельтой Ганга, причем в 1665 г. получил возможность осмотреть, описать и, конечно, оценить крупнейшую в мире коллекцию самоцветов властителя Индии из династии Великих Моголов. В 1681 г. в Париже вышла его книга «Шесть путешествий Жана Батиста Тавернье».

К середине XVIII в. империя Великих Моголов, занимавшая большую часть территории п-ова Индостан и почти всю Северную Индию, распалась на ряд феодальных государств, ожесточенно враждующих друг с другом; среди них одним из крупнейших было Хайдарабадское княжество. В разгоревшейся вскоре борьбе за хайдарабадский престол большую роль сыграл молодой французский офицер Шарль Жозеф Патисси Бюсси. За заслуги перед французской короной он получил титул маркиза и стал именоваться де Бюсси Кастельно. О нем упоминал К. Маркс в своих «Хронологических выписках по истории Индии (664–1858 гг.)». Интриги, заговоры наемных убийц — весь этот «набор» грязных средств, а также силу своего военного отряда использовал он для того, чтобы стать фактическим властителем всего Декана. В тот период центральная часть плоскогорья все еще была для европейских географов совершенно неизвестным регионом. Маршруты Ш. Бюсси пересекли междуречья средних течений pp. Кришны и Годавари, Годавари и Тапти. В результате съемочной работы самого Ш. Бюсси и, главное, его помощника Жана Батиста Сен-Поля на карту впервые была положена территория между 17 и 21° с. ш. и 75–79° в. д., по площади практически равная Белорусской ССР. Географические сведения об этой части Декана, собранные обоими исследователями, до конца XVIII в. оставались единственными.

Бретонский дворянин Мишель Пьер Жакуа с 1784 г. находился на службе раджи княжества Джайпур, входящего в крупный союз Маратхских княжеств. В течение 10 лет он блуждал по стране к северу от р. Тапти, выполнив несколько пересечений гор Сатпура и Виндхья, а также плато Малва и хребта Аравали. Итогом его скитаний явилась карта бассейнов pp. Чамбала и Луни (теряется в Большом Качском Ранне близ 25° с. ш.), средней и нижней Нармады.

С начала 90-х гг. XVIII в. до 1804 г. с перерывами М. Жакуа заснял почти всю р. Джамну (длина 1384 км) — от устья до первых порогов в горах Сивалик. Сначала он вел съемку с лодки, а когда река стала несудоходной — прошел берегом, но к истокам проникнуть не решился. В горах его ограбили, отняв все инструменты и пожитки. Результатами его работы воспользовались англичане при составлении карты Индии.

Посмотреть в хронологическом указателе

Английские исследователи Индии

А

нглийская Ост-Индская компания, остро нуждающаяся в средствах и поначалу лишенная поддержки государства, во второй половине XVII в. стала набирать силу. Но в 1698 г. возникла новая английская торговая компания, и дела старой ухудшились. Правда, вскоре они слились, и «объединение», с 1708 г. официально признанное английским парламентом, стало грозным врагом не только для индийских княжеств, французской компании, но и владений Франции в Индии. Однако лишь после семилетних военных операций, начавшихся в 1757 г. победой под бенгальским селением Плесси и закончившихся в 1764 г. битвой близ г. Баксар (на Ганге, у 84° в. д.), англичане завершили завоевание Бенгалии и стали «фактическими хозяевами Индостана» (К. Маркс).footnotefootnoteМаркс К. Хронологические выписки по истории Индии. М., 1947, с. 68.

С лета 1764 г. систематические топографические работы в Северной Индии начал молодой военный инженер Джеймс Реннелл,footnotefootnoteРанее (октябрь 1763 – февраль 1764 г.) он заснял часть берега пролива между п-овом Индостан и о. Шри-Ланка (в то время Цейлон). Эту работу продолжил другой военный инженер — Уильям Стивенс, получивший задание найти судоходный канал через Адамов Мост для сокращения морского пути (судам приходилось обходить остров с юга). У. Стивенс назвал пролив Полкским, в честь губернатора Мадраса Роберта Полка, но удобного прохода не обнаружил. назначенный главным съемщиком Бенгалии в 22-летнем возрасте. За восемь лет с девятью помощниками он обследовал долины Ганга и Джамны от 78° в. д. до восточных пределов Бенгалии (у 94° в. д.). Из 500 его маршрутов отметим лишь наиболее важные. В мае-июле 1765 г. Д. Реннелл проследил Брахмапутру на 500 км выше ее слияния с Гангом, т. е. примерно до 92° в. д. Дальше его не пустили власти Ассама, а главное, река неожиданно вышла из берегов (начался период дождей). Он установил — и был удивлен этим открытием, что Брахмапутра течет почти точно с востока. Вслед за И. Дезидери он правильно считал тибетскую Цангпо и Брахмапутру одной и той же рекой; большой объем переносимой ею воды утвердил Д. Реннелла в мысли о ее значительной длине.

Со своим помощником Уильямом Ричардсом с середины декабря 1765 г. Д. Реннелл провел съемку территории, орошаемой многочисленными левыми притоками Ганга, включая р. Махананду, и правыми Брахмапутры, в том числе pp. Манас и Тиста. В конце февраля 1766 г. на отряд Д. Реннелла напала банда разбойников и в стычке он получил серьезное ранение. С большим трудом его удалось доставить в Дакку и спасти.

Хотя съемщики делали главный упор на обследование рек, долгое время служивших в Индии основными торговыми путями, некоторое внимание они уделяли и горам. Так, Д. Реннелл после выздоровления в феврале–сентябре 1767 г. сравнительно верно положил на карту горы Ассама между 90 и 92° в. д. в колене Брахмапутры. У. Ричардс — горы у восточных границ Бенгалии, а Генри Хайгенс впервые заснял возвышенность Раджмахал, северо-восточное окончание плато Чхота-Нагпур. Его работу к западу вдоль границ плато продолжил еще один съемщик — Луи Де Глосс, французский военный инженер, помощник Д. Реннелла, описавший также нижние течения pp. Сона и Гандака — правого и левого притоков Ганга.

Вместе с У. Ричардсом и военным инженером Клодом Мартеном (или Сен-Мартеном) в 1769–1773 гг. Д. Реннелл выполнил съемку дельты Ганга и Брахмапутры (одну из самых крупных на планете — около 100 тыс. км²), многочисленных рукавов и низменных островков. Особенно большие трудности выпали на долю съемщиков в Сундарбане, южной заболоченной и безлюдной части дельты, лабиринте бесчисленных речек и рек, где добывается огромное количество соли. Карта дельты всегда будет представлять интерес для изучения изменений в конфигурации русел обследованных ими потоков.

После 1772 г. Д. Реннелл обосновался в Дакке и около 10 лет составлял различные карты и атласы, в том числе общую карту Индии и «Атлас Бенгалии», изданный в 1779 г. По возвращении в Англию в 1782 г. он был избран членом Королевского общества и ряда иностранных академий, включая российскую, опубликовал несколько работ по географии. Умер Д. Реннелл в возрасте 88 лет и похоронен среди великих людей Англии в Вестминстерском аббатстве.

Преемником Д. Реннелла стал военный топограф Томас Вуд. Его прикомандировали к карательному отряду, направленному англичанами в конце 1792 г. в Ассам для подавления восстания. С декабря 1792 г. по апрель 1794 г. с перерывом он заснял около 500 км течения Брахмапутры, считая от того пункта, где закончил работу Д. Реннелл. После разгрома восставших (март 1793 г.) Т. Вуд побывал на границе с Бутаном, о котором в то время европейским географам практически ничего не было известно, но подняться в горы, по-видимому, не отважился. После Т. Вуда попыток проникнуть в Ассам англичане не предпринимали до 1824 г.

Вторая англо-майсурская война (1780–1784) footnotefootnoteИсторики насчитывают четыре англо-майсурских войны: 1767–1769, 1780–1784, 1790–1792, 1799 г. В итоге Майсур превратился в зависимое от Ост-Индской компании княжество. велась английской Ост-Индской компанией за захват южноиндийского княжества Майсур, правителя которого поддерживали французы. В конце января 1781 г. на помощь английским войскам в Мадрасе, участвующим в военных операциях, из Бенгалии был направлен крупный (3500 человек) отряд под командованием полковника артиллерии Томаса Дина Пирса. Англичане двигались только по ночам по враждебной, совершенно незнакомой им стране, держась кромки леса, неподалеку от восточного побережья Бенгальского залива. На остановках Т. Пирс выполнял определения долготы и широты местности. В августе его отряд прибыл в Мадрас, но в сражениях не участвовал — это был подарок судьбы, ибо отсутствие дисциплины, болезни (от холеры, например, умерло 500 человек) и частые дуэли сильно подорвали боевой дух «войска».

После заключения между Англией и Францией Версальского мира 1783 г. майсурская армия в одиночестве долго не смогла продержаться против англичан, и в марте 1784 г. был подписан Майсурский мирный договор. А уже в апреле Т. Пирс во главе отряда отправился в обратный путь. Он поручил лейтенанту Роберту Хайду Колбруку вести съемку, сам же выполнил серию астрономических определений, фиксируя положение практически каждого важного географического объекта, например низовьев или устьев рек, впадающих в Бенгальский залив, в том числе Пеннару, Кришну, Годавари и Маханади. Отряд вернулся в Бенгалию в середине января 1785 г. По мнению Д. Реннелла, Т. Пирс и Р. Колбрук внесли наиболее важный вклад в познание географии Индии.

С такой высокой оценкой их труда вряд ли можно согласиться, так как в последней четверти XVIII в. на п-ове Индостан проводили съемку несколько топографов, работа которых имела не меньшее значение, что, кстати, отмечал и сам Д. Реннелл. Через неизвестную европейским географам территорию в «сердце» субконтинента прошел маршрут бывшего учителя преподобного Уильяма Смита, участника миссии полковника Джона Аптона. Миссия была направлена в конце октября 1775 г. в Пуну, столицу Маратхских княжеств, расположенную у 74° в. д. близ Бомбея, по просьбе пешвы (правителя этого союза), который обратился к англичанам за военной помощью. В течение двух месяцев У. Смит проводил определения долгот и широт и составил точную карту пути длиной 1300 км от г. Дели до Бомбея. Он впервые получил данные о среднем течении р. Чамбал, центральной части Декана, верховьях pp. Годавари и Бхимы (бассейн р. Кришны). Д. Аптону удалось заключить мирный договор, вскоре, однако, нарушенный самими же англичанами.

Работы помощников Д. Реннелла по исследованию северо-западной окраины Декана продолжил лейтенант Джеймс Симон Эверт. В конце 1781 г. он вошел в качестве съемщика в состав политической миссии в Нагпур, столицу княжества Берар (у 21° с. ш. и 79° в. д.). Из долины Ганга миссия поднялась на Деканское плоскогорье близ 85° в. д., прошла по плато Чхота-Нагпур, перед которым отступили Г. Хайгенс и Л. Де Глосс, и проследовала к юго-западу через центр Декана в Нагпур. На протяжении всего маршрута (800 км), пересекшего многочисленные левые притоки верхней Маханади и верховья р. ВенгангиfootnotefootnoteНа берегах Венганги (или Вайнганги) действуют герои романов Д. Р. Киплинга «Книга джунглей» и «Вторая книга джунглей» (в сокращенном русском переводе «Маугли»). (система Годавари), Д. Эверт выполнил съемку практически неизвестных районов (см. следующий раздел). Из Нагпура как базы за три следующих года он проделал три маршрута — на северо-запад, юго-запад и юг, позволившие ему ознакомиться с центральной частью Декана в радиусе около 500 км; параллельно со съемкой он установил координаты многих пунктов и, вероятно, первым в Индии для определения географической долготы использовал хронометр. В 1784 г. Д. Эверт вернулся в долину Ганга, повторив в обратном направлении путь 1781 г.

На равнине левобережья Ганга близ границы с Непалом в 1789–1793 гг. работал брат Р. Колбрука — Генри Томас Колбрук. Он первый сделал попытку определить высоту усмотренных им пиков непосредственно к югу от района горы Джомолунгма и других гигантов Гималаев между 86° и 88° в. д. Полученная им цифра оказалась весьма внушительной — 26 тыс. футов, т. е. 7925 м.

Четырнадцатилетним подростком прибыл в Индию в 1772 г. Чарлз Рейнолдс. Вскоре он включился в съемочные работы, через несколько лет получил первое боевое крещение, а затем принимал участие еще в четырех сражениях и был трижды ранен. В марте–мае 1785 г. в составе политической миссии к радже княжества Гвалиор, входившего в Маратхский союз, он выполнил пересечение все еще слабо изученного плато Малва. Маршрут проходил от Камбейского залива на северо-восток. Ч. Рейнолдс нанес на карту истоки р. Махи (длина более 550 км, впадает в Камбейский залив) и выяснил ее истинное направление течения. Он обследовал многие реки, дренирующие плато. Оказалось, что они не являются притоками р. Нармады, так как текут не на юг, как предполагалось ранее, а на север, т. е. относятся к системе р. Чамбал и, следовательно, принадлежат бассейну Ганга. Иными словами, Ч. Рейнолдс полностью изменил гидрографические представления о центральной части п-ова Индостан.

В последующие годы (1786 и 1788) ему удалось выполнить ряд маршрутов по Южной Индии. Это был период, когда войны между Маратхским союзом и княжеством Майсур, сильнейшим государством юга Индостана, сменялись кратковременными перемириями или вооруженной борьбой майсурского правителя с англичанами, стремившимися уничтожить врага, который препятствовал их планам завоевания всей страны.

В начале 1786 г. Ч. Рейнолдс из Бомбея поднялся на плоскогорье Декан и прошел со съемкой на юг 400 км вдоль склонов Западных Гат через верхнее течение р. Кришны. Спустя год, получив разрешение проделать маршрут в Нагпур, он двинулся от Камбейского залива почти точно на восток по долине р. Тапти. Из Нагпура ему удалось попасть в Хайдарабад (в 470 км южнее), в конце года он вышел к устью р. Кришны и вдоль берега моря проследовал на юг — в Мадрас.

Возвратившись в Хайдарабад, Ч. Рейнолдс выбрал новый маршрут — на северо-запад через верхнее течение р. Годавари к Камбейскому заливу. В апреле 1790 г. в разразившейся третьей англомайсурской войне он был направлен из Бомбея на юг и в течение двух лет снимал Западные Гаты на протяжении 800 км, а также некоторые проходы к морю. По заключении мира Малабарский берег отошел к Ост-Индской компании. Ч. Рейнолдс воспользовался благоприятной обстановкой и выполнил съемку плоскогорья Декан по линии верховья р. Кавери-Хайдарабад через средние течения pp. Пеннару и Кришны к верховьям Годавари. Оттуда он повернул на север и, пересекая плато Малва, вышел к р. Джамне (у 78° в д.). За восьмилетний период работы Ч. Рейнолдс получил представление о большей части плоскогорья Декан, дренирующих его крупных реках и о его западной границе (Западных Гатах) почти на всем их протяжении.

Воспользовавшись передышкой в войне, армейский капитан Александр БитсонfootnotefootnoteЕго предшественником по исследованию Восточных Гат был швейцарский военный инженер на английской службе Ной Антуан Бонжур. Во времен войны 1766 г. между правителем Майсура и княжеством Карнатик (расположенном между Восточными Гатами и Коромандельским берегом, в основном южнее 15° с. ш.) он осмотрел, описал и нанес на карту часть проходов на плоскогорье Декан провел в 1790 г. съемку и исследование Восточных Гат — системы низкогорных и средневысотных массивов, образующих восточную окраину Декана. На протяжении 1300 км — от низовьев р. Годавари до мыса Кумари — он изучил и описал более 60 проходов, ведущих с приморской равнины на плоскогорье. Вскоре свои знания о них А. Битсону пришлось применять на практике: он провел армию с артиллерией и обозами через один из наиболее доступных проходов.

В том же или в следующем году А. Битсон заснял течение р. Кришны от устья до впадения ее крупнейшего левого притока Бхимы. Он, видимо, посчитал ее за главную реку и поднялся по ней со съемкой на 250 км. Затем он обследовал всю р. Тунгабхадру (длина около 600 км), другой большой приток Кришны. Собранные сведения о Восточных Гатах и большей части бассейна р. Кришны (330 тыс. км²) он нанес на карту. Проникая с охраной из шести сипаев в самые дикие лесные и горные уголки страны, А. Битсон постоянно встречал, как он сам отмечает в одном из писем, дружелюбное и внимательное отношение жителей юга п-ова Индостан.

После заключения «очередного» (март 1792 г.) мирного договора с Майсуром у англичан вновь появилась возможность продолжить съемочные работы на полуострове. Эта задача была возложена на лейтенанта Джеймса Бланта. С верховьев р. Каверн он прошел на север через среднее течение р. Годавари к Хайдарабаду, а оттуда (в конце 1792 г.) продолжил съемку далее к северу через Нагпур к р. Джамне (у 80° в. д.). Спустя два года Д. Блант возглавил крупную съемочную партию из 150 человек на верблюдах и лошадях. В ее состав, кроме слуг и охраны из сипаев (т. е. солдат из местного населения, завербованных в армию европейскими колонизаторами), вошли женщины и дети. В конце января 1795 г. отряд двинулся на юг, форсировал р. Сон и вышел к истокам р. Махана-ди (близ 20° с. ш.). Дальнейшее движение к югу Бланту преградили воинственно настроенные гонды.footnotefootnoteНазвание нескольких племен и народностей, говорящих на гонди, который относится к гондванской группе дравидийских языков Южной Индии. Пришлось сделать небольшой крюк к западу, к низовью р. Венганги, и на юго-восток, к р. Индравати. И вновь партия была остановлена огнем гондов, вскоре, правда, отступивших после завязавшейся перестрелки. Но и Д. Блант не рискнул идти далее, переправился на правый берег р. Годавари и 25 мая добрался до вершины дельты реки, завершив почти двухтысячекилометровый поход по неисследованной территории. До середины XIX в. данные, собранные Д. Блантом, оставались единственным источником географических сведений об этой части плоскогорья Декан.

Посмотреть в хронологическом указателе

Индийские съемщики

Б

ольшой вклад в изучение и картографирование Индии и особенно бассейна р. Инда (ныне территория Пакистана) внесли индийские съемщики, прошедшие подготовку у английских специалистов. С 1863 г.footnotefootnoteВозможно опечатка в издании и следует читать "1763 г" А.А. таких обученных искусству съемки индийцев, направляемых для исследования мало известных стран, стали называть пандитами (буквально — ученый; не следует смешивать с почетным званием брахмана, хорошо овладевшего санскритом и знающего священную индусскую литературу). Первым стал офицер-сипай Гхулам Мохаммед, отправленный в 1774 г. для обследования путей от дельты Ганга на плато Декан. Видимо, по его данным Д. Реннелл положил на карту р. Венгангу (длина около 500 км), протекающую почти точно по 80° в. д. в южном направлении.

Более десятилетия (1786–1796 гг.) вел съемку Мирза Мухгал (Могул) Бег, имея лишь карманный компас. По его маршрутам на сравнительно точную карту удалось нанести течение р. Инда на протяжении более 1500 км — от северного колена реки в Гималаях (близ 36° с. ш.) до низовья (у 28° с. ш.), а также его правые притоки — р. Кабул с Кунаром и р. Куррам (М. Бег достиг истоков Куррама в горах Афганистана); он заснял и левые притоки Инда — реки Пенджаба (Тринаб, Джелам, Чинаб, Рави и Сатледж).

Безымянные индийские съемщики, перевалив средневысотный Сиваликский хребет, впервые проникли в горы Кумаун, южные склоны Малых Гималаев (у 30° с. ш.) и в конце 1788–начале 1789 г. провели там съемочные работы (этот горный район впоследствии получил широкую известность благодаря тиграм-людоедам).

Много усилий на исследование Северо-Западной Индии затратили индийские сотрудники Ч. Рейнолдса (их имен он, к сожалению, не сообщает). В 1793–1800 гг. они убрали «белые пятна» в Пенджабе и низовьях р. Инда, включая дельту, а также на п-ове Катхиявар и в районе Большого и Малого Качских Раннов. Они установили, что показанный на карте Д. Реннелла высокий хребет, протягивающийся на 800 км параллельно течению Инда примерно в 80 км восточнее не существует. По их данным, в «абсолютной» пустыне, помещенной на той же карте на территории Раджпутаны (пустыня Тар), разбросано множество поселков и деревень, тяготеющих к колодцам. Река Гхаггар не достигает океана, как считали прежде, а теряется в песках близ 29° 30' с. ш., что соответствует действительности.

Посмотреть в хронологическом указателе

Турнефор, Нибур и Джордж Форстер в Передней Азии

Ф

ранцузский ботаник Жозеф Турнефор в 1701 г. побывал в ряде областей Закавказья — на Карсском плоскогорье, на средней Куре, в горах к северу от озера Севан и в долине среднего Аракса. Он пытался подняться на гору Большой Арарат (5165 м), но потерпел неудачу. Правда, это не состоявшееся восхождение «обернулось» крупным научным открытием: Ж. Турнефор подметил смену флор от местной (армянской) до арктической через южноевропейскую и французскую по мере подъема к вершине. (К аналогичным выводам он пришел несколько раньше — при изучении вулкана Этна.) Ж. Турнефор также первый указал на закономерное изменение растительности по мере удаления от экватора. Таким образом он стал предшественником А. Гумбольдта, заложившего основы учения о вертикальной и широтной флористической зональности. Из путешествия по Передней Азии Ж. Турнефор вывез около 1400 новых видов растений, включая много кавказских форм.

Биографический указатель

Гумбольдт, Александер фон

1769 — 1859
Германский натуралист и географ, исследователь Южной Америки, Кубы, Мексики и Центральной Азии.

Немец Карстен Нибур, математик по образованию, в 1760 г. переехал на жительство в Данию и в 1761 г. возглавил датскую научную экспедицию на Ближний Восток. Из Египта он с шестью спутниками в конце октября 1762 г. переправился в Аравию, на восточный берег Красного моря (у 19° с. ш.), и оттуда прошел по низменности Тихама на юг. Летом 1763 г. умерло двое членов экспедиции от истощения и перегрузок. Закончив исследование горной части Йемена, К. Нибур с оставшимися товарищами сел в Адене на судно, отправлявшееся в Бомбей; в пути скончались еще двое, а вскоре после прибытия последний спутник — К. Нибур остался один. Через некоторое время он вернулся в Аравию, в Маскат (Оман), а в январе 1765 г. прибыл на южное побережье Ирана.

В этой стране и в Ираке особенное внимание он уделил развалинам древних городов, в том числе Персеполя, где точно скопировал ряд клинописных надписей.footnotefootnoteИх изучил в начале XIX в. Георг Гротефенд — немецкий ученый, положивший начало дешифровке древнеперсидской клинописи. Через Сирию, Палестину и Кипр он в 1767 г. вернулся в Данию.

Нибур первый сделал точные астрономические определения многих пунктов Аравийского п-ова и Южного Ирана, составил планы посещенных им крупных городов и карты приморских областей, в частности первые точные карты Красноморского побережья Аравии и всего Йемена. Он дал географическое описание Йемена, которым в Европе пользовались до конца XIX в. как наиболее содержательным и полным.

Агент английской Ост-Индской компании англичанин Джордж Форстер, переодетый восточным купцом, совершил путешествие из Индии в Россию через Иран. Из Бенареса (ныне Варанаси), на Ганге, он прошел через Пенджаб и Кашмир в Кабул, а оттуда на юго-запад — в Кандагар, в Иране (у 32° с. ш.), куда прибыл 8 октября 1783 г. Затем он обогнул с юга и запада Среднеафганские горы, последовательно переправился через несколько рек, впадающих в группу пресноводных озер Хамун, расположенных в Систанской впадине, и в начале ноября добрался до Герата (близ 34° с. ш.). Он посчитал, что все пересеченные им реки текут на юг. Ошибка Д. Форстера легко объяснима: он вынужден был передвигаться только ночью и воздерживаться от сбора любых материалов о территориях, по которым проходил.

Через три недели Д. Форстер двинулся из Герата на запад, обошел с юга горы Хорасана (Кухе-Сорх, вершина 3020 м) и, задержавшись из-за холодов в одном из промежуточных пунктов, прибыл в Шахруд, у южных склонов хребта Эльбурс (близ 36° с. ш.), в начале января 1784 г. Спустя неделю Д. Форстер уже был на побережье Каспия, отметив, что перевалил горы, и на русском судне перешел в Астрахань, а оттуда через центральные районы России прибыл в Петербург.

Свои дорожные впечатления он изложил в книге «Путешествие из Бенгалии в Англию», опубликованной в Лондоне в 1798 г. Д. Форстер не имел специальной подготовки, и его ошибочные представления об отсутствии гор в Восточном Иране и южном направлении всех пересеченных им рек, в том числе и Герируда, текущего сначала на запад, а затем круто сворачивающего на север, попали на карту и продержались на ней до первой четверти XIX в.