Географические открытия и исследования нового времениНовое время

Великая Северная экспедиция. Открытие русскими Северо-Западной Америки и северного пути в Японию

Глава 8

Посмотреть в хронологическом указателе

Организация и задачи экспедиции

ЧВеликая Северная экспедиция

ерез два месяца после возвращения из экспедиции, в конце апреля 1730 г., В. Беринг составил две докладные записки в Адмиралтейств-коллегию (морское ведомство); в Сенат они были представлены лишь в конце того же года. В первом «Предложении» он, в частности, высказывал уверенность в сравнительной близости Америки от п-ова Камчатка и целесообразности установления торговых контактов с местными жителями; он отмечал необходимость и возможность разрабатывать в Сибири железную руду, сеять хлеб и варить соль. Во второй записке В. Беринг выдвинул план «северные земли... выведывать», т. е. установить, как далеко к северу распространяется Азия, и нанести на карту северное побережье континента. Он предложил также выяснить возможность достижения морским путем устья Амура и Японских о-вов и, наконец, направить суда к берегам Америки. Иными словами, В. Беринг выдвинул план новой большой экспедиции и выразил готовность принять участие в ней.

Биографический указатель

Беринг, Витус Йохансен

1681 — 1741
Русский мореплаватель голландского происхождения, капитан-командор, исследователь северо-восточного побережья Азии, Камчатки, морей и земель северной части Тихого ок., северо-западных берегов Америки, руководитель 1-й (1725–1730 гг.) и 2-й (1733–1743 гг.) Камчатских экспедиций.
Биографический указатель

Чириков, Алексей Ильич

1703 — 1748
Русский мореплаватель, капитан-командор, исследователь северо-восточного побережья Сибири, участник 2 Камчатских экспедиций.

В 1733 г. правительство поставило В. Беринга во главе Второй Камчатской экспедиции, назначив «ему в товарищи другого капитана, доброго, из русских» — А. И. Чирикова. Они должны были пересечь Сибирь и от Камчатки отправиться для исследования противоположных берегов Северной Америки («обыскание американских берегов от Камчатки»), а М. Шпанберг, положив на карту Курильские о-ва,— плыть к Японии и установить с ней связь («обсервация и изыскание пути до Японии»), Несколько отрядов должны были нанести на карты северные берега России от Печоры до крайнего северо-востока и по возможности до Камчатки («для подыскания известия... имеется ли проход Северным морем»), а Академический отряд — исследовать внутренние районы Сибири. Работу экспедиции предполагалось закончить через шесть лет. Общее начальство над всей экспедицией, величайшей по объему заданий, исследуемой территории и числу участников, возлагалось на В. Беринга. Но фактически, когда он перешел в Охотск, ему были подчинены только два отряда — его и М. Шпанберга. Хотя северные отряды и работали самостоятельно, вся их деятельность контролировалась В. Берингом. Подтверждением того служат не только его рапорты в Адмиралтейств-коллегию и его детальный отчет о выполненных ими исследованиях, но, главное, переписка с начальниками отрядов.

Академия наук прикомандировала к экспедиции группу научных работников, которую обычно и называют Академическим отрядом Великой Северной экспедиции.

В начале 1734 г. вся экспедиция во главе с В. Берингом собралась в Тобольске. Оттуда он послал несколько сухопутных партий геодезистов для изучения побережья океана, выделив к уже имевшимся двух человек из свиты профессоров, и направился в Якутск, куда добрался в конце октября. Три года В. Берингу пришлось провести там: он организовал строительство железоделательного завода и канатной мастерской, наладил сбор смолы и изготовление такелажа для судов, оказал помощь попавшему в тяжелое положение отряду М. Шпанберга, обеспечил отправку в Охотск снаряжения и продовольствия.

В Якутске в конце концов скопилось до 800 участников разных отрядов — офицеры, иногда с женами и детьми, научные работники, топографы, мастеровые, матросы, солдаты и ссыльные для перевозки грузов. В ответ на настойчивые просьбы В. Беринга о помощи бездействующие местные власти начали писать доносы в столицу и всячески препятствовать заготовке продовольствия и снаряжения. Петербургское же начальство «помогло» по-своему: оно лишило В. Беринга прибавочного жалованья. Но он покинул Якутск, лишь убедившись, что команда вполне обеспечена провизией. В Охотске, куда перешел В. Беринг, за три года ему также пришлось преодолеть немало трудностей и открытую неприязнь коменданта Охотска.

Адмиралтейств-коллегия дошла до высшей точки раздражения: из полученных коллегией рапортов усмотрено только одно, что «леса заготовляются, и суда строются, и паруса шьются...». И начальство указало, что «лесам давно надлежало быть приготовленным, и судам построенным, и парусам сшитым», и потребовало от В. Беринга «в путь свой отправляться без всякого замедления, не утруждая, яко излишними, без всякого действия переписками».

В начале сентября 1740 г. В. Беринг отплыл из Охотска на Камчатку. На восточном берегу полуострова, у Авачинской губы, в открытой его моряками прекрасной гавани, которую он назвал Петропавловской — по двум судам экспедиции: «Св. Петру» и «Св. Павлу», — экспедиция перезимовала.

4 июня 1741 г. через восемь лет после отъезда из Петербурга В. Беринг и А. Чириков вышли к берегам Америки. Каждый из них командовал судном водоизмещением около 200 т с экипажем в 75 человек. На корабле В. Беринга «Св. Петр» находился молодой ученый Георг Вильгельм Стеллер, прославившийся описанием этого плавания. Помощником В. Беринга был швед Свен (Ксаверий) Лаврентьевич Ваксель, также оставивший интересное описание экспедиции.

Посмотреть в хронологическом указателе

Плавание Беринга: открытие Северо-Западной Америки, Алеутских и Командорских островов

В

. Беринг пошел сначала на юго-восток (к 45° с. ш.) в поисках мифической «Земли Жуана-да-Гама». Эта крупная «земля» помещалась на некоторых картах XVIII в., в том числе на имевшейся в распоряжении В. Беринга, приблизительно между 46–50° с. ш. и 159–173° в. д. «...Кровь закипает во мне всякий раз, — отмечает С. Вексель, — когда я вспоминаю о бессовестном обмане, в который мы были введены этой неверной картой, в результате чего рисковали жизнью и добрым именем. По [ее] вине... почти половина нашей команды погибла напрасной смертью». Потеряв напрасно больше недели и убедившись, что даже клочка суши в этой части океана нет, оба судна взяли курс на северо-восток. 20 июня на море пал густой туман, и корабли навсегда разлучились. Три дня «Св. Петр» потратил на поиски, пройдя в общем на юг около 400 км, а затем в одиночестве двинулся на северо-восток.

17 июля 1741 г.. на 58°14' с. ш. «Св. Петр» достиг наконец американского берега и команда увидела вдали величественный снеговой хребет Св. Ильи с одноименной вершиной (гора Св. Ильи, 5488 м, — одна из высших точек Северной Америки). Все поздравляли В. Беринга с великим открытием. Но шестидесятилетний капитан-командор не проявлял никаких признаков радости, завидев берег, к которому его впервые посылал 17 лет назад Петр I. Более того, как сообщает Г. Стеллер, он выглядел угрюмым и печальным. Он не знал точно, где находится, и с тревогой смотрел в будущее; чувствовал он себя плохо — началась цинга. Не решаясь подойти ближе из-за слабого переменного ветра, В. Беринг двинулся на запад вдоль побережья, отметил невдалеке ледник, ныне носящий его имя, через три дня открыл небольшой о. Каяк у 60° с. ш„ а чуть севернее — маленькую бухту (Контроллер), образованную узким полуостровом «матерого» берега. Он отправил туда лодку за пресной водой под командой мастера флота (старшего штурмана) Софрона Федоровича Хитрово и отпустил на берег Г. Стеллера, правда на короткий срок. Тот позднее жаловался, что на подготовку экспедиции ушло 10 лет, а на исследование ему дали только 10 часов, будто приходили только «для взятия и отвозу из Америки в Азию американской воды». Тяжело больной, капитан-командор сам ни разу не сходил на американский берег. Не наполнив даже всех бочек водой, В. Беринг 21 июля пошел на запад в штормовую, дождливую, пасмурную погоду, дрейфуя к югу, вероятно, недалеко от острова Монтагью (22 июля) и Кадьяк (26 июля), так как со «Св. Петра» видели в тумане высокие берега. На судне уже треть команды была больна цингой, кроме того, не хватало пресной воды.

Биографический указатель

Ванкувер, Джоржд

1757 — 1798
Британский морской офицер, исследователь Тихого океана и тихоокеанского побережья Северной Америки. Участник 2-го (1772–1774 гг.) и 3-го (1776–1779 гг.) кругосветных плаваний Дж. Кука.

2 августа был открыт о. Туманный (переименован в конце XVIII в. по предложению Джорджа Ванкувера в о. Чирикова), 4 августа — Евдокеевские о-ва (иначе, Семиди, близ 56° с. ш.), у берегов п-ова Аляски, где видели снеговые горы. 10 августа, когда уже три недели «Св. Петр» лавировал против сильного встречного ветра и мало продвинулся вперед, а цинга усиливалась, В. Беринг решил идти прямо на Камчатку.

«Св. Петр» у острова Птичий, 1741 г.
Гордон Миллер

29 августа моряки открыли у юго-западной оконечности Аляски «безлесные и пустынные острова», на одном из которых через два дня похоронили первую жертву экспедиции, матроса Никиту Шумагина. Там «Св. Петр» стоял неделю, и за это время русские впервые встретились с местными «американцами» — алеутами, как их через несколько лет начали называть.

Биографический указатель

Дежнев Семён Иванович

1605 — 1673
Русский землепроходец-мореход, исследователь Северной и Восточной Сибири.
Биографический указатель

Попов, Федот Алексеев

Русский землепроходец-мореход, совместно с С. И. Дежнёвым открывший проход между Азией и Америкой в XVII в.

От о-вов Шумагина (название дано В. Берингом) с 6 сентябри шли все время на запад в открытом море. Иногда на севере появлялась земля, и моряки принимали ее за Америку, так как вдали за островами поднимались горы, — на самом же деле это была Алеутская цепь. 25 сентября видели «островов немалое число» (вероятно, из центральной, Андреяновской группы), 25–29 октября — три острова из западных групп (Крысьих и Ближних). Почти все время была очень бурная погода, корабль носило по волнам, «как колоду». Не хватало воды и провизии. Наконец, 4 ноября, вдали показались высокие горы, покрытые снегом. Моряки решили, что подошли к Камчатке, и, не найдя удобной гавани, стали на якорь на некотором расстоянии от берега, у скал. Дважды рвались якорные канаты. Неожиданно высокая волна перебросила судно через бурун в бухту, сравнительно спокойную и достаточно глубокую. Это было исключительным везением после стольких несчастий, люди поспешили перейти на сушу.

Плавания В. Беринга и А.Чирикова в 1728 и 1741 гг.
Плавания В. Беринга и А.Чирикова в 1728 и 1741 гг.
Биографический указатель

Гудзон, Генри

1550 — 1611
Английский мореплаватель на службе Англии и Нидерландов. Исследователь Гренландии, Европейской Арктики и востока Северной Америки.

На берегу вырыли в песке шесть прямоугольных ям для жилья и прикрыли их парусами.footnotefootnoteЛетом 1981 г. советская комплексная экспедиция «Беринг-81» выполнила археологические работы на о. Беринга, раскопала землянки и обнаружила много предметов, а также семь пушек со «Св. Петра». Когда закончилась перевозка больных и припасов на берег, только 10 моряков еще держались на ногах. 20 человек умерли; остальные болели цингой. Больной В. Беринг целый месяц лежал в землянке, полузасыпанный песком, считая что так теплее. 6 декабря 1741 г. он умер. Земля, к которой прибило его судно, получила позднее его имя — о. Беринга, а всю группу окрестили Командорскими о-вами, в честь погибшего капитан-командора. Море, открытое Ф. Поповым и С. Дежневым, по которому В. Беринг в 1728 г. так мало плавал, было названо Беринговым, пролив, через который не он первый прошел, а те же Ф. Попов и С. Дежнев, нанесенный на карту не им, а М. Гвоздевым и И. Федоровым, наречен по предложению Д. Кука Беринговым проливом. К несчастливому капитан-командору Витусу Берингу, как за 130 лет до него к другому несчастливцу, Генри Гудзону, пришла исключительная посмертная слава.

Посмотреть в хронологическом указателе

Зимовка на острове Беринга и возвращение на Камчатку

П

осле смерти В. Беринга команду принял Свен Ваксель как старший офицер, но все вопросы решались на общих собраниях. (Он взял с собой в плавание сына ЛоренцаЛаврентия Ксаверьевича Вакселя, десятилетнего мальчика, благополучно выдержавшего все испытания. Впоследствии Л. Ваксель стал офицером русского флота). Зимой моряки обошли кругом новую землю и убедились, что находятся на острове. На западе обнаружили выброшенный на берег камчатский лес, обломки лодок, саней и т. п. В середине зимы умерли еще 10 человек. 45 оставшихся в живых дотянули до лета 1742 г., преодолев многочисленные трудности и лишения. Зимовка протекала тяжело: часто налетали штормовые ветры, нередко достигавшие ураганной силы, дважды от подземных толчковfootnotefootnoteЗаписи С. Вакселя о землетрясениях на о. Беринга оказались первыми сведениями о сейсмичности островов северной части Тихого океана. песок почти полностью засыпал землянки. Недостатка в топливе, правда, не было — волны выбрасывали на берег много леса, однако носить его приходилось на плечах за 10 верст. На острове водилось множество песцов. У берегов незамерзавшего зимой моря плавали так называемые камчатские бобры (морские выдры) и громадные, но безобидные млекопитающие — морские коровы, теперь вымершие; весной появились бесчисленные стада котиков. И команда занималась очень легкой на этом острове охотой, дававшей достаточно мяса, поскольку зверь здесь никогда раньше не видел человека и поэтому не боялся его. Каждый зимовщик получал и хлеб: из спасенных запасов ежедневно выдавалось 250–400 граммов муки.

Полуразрушенный корабль «Св. Петр» разобрали. Из его частей в мае 1742 г. начали строить новое, небольшое судно (гукор), также названное «Св. Петром». Среди офицеров и штурманов не нашлось специалиста-судостроителя, а все три корабельных плотника умерли от цинги. За дело взялся красноярский казак Савва Стародубцев, бывший простым рабочим во время постройки экспедиционных судов в Охотске, и успешно завершил его, возглавляя бригаду из 20 моряков. С. Ваксель писал, что ему «едва ли удалось бы справиться с делом без его [Стародубцева] помощи». (По представлению С. Вакселя, С. Стародубцев в 1744 г. был награжден званием сына боярского.)

С. Вакселя, С. Стародубцев в 1744 г. был награжден званием сына боярского.) 9 августа судно спустили на воду. Длина его (по килю) составляла 11 м, а ширина — 3,7 м. Разместилось на нем 46 человек, конечно, в страшной тесноте. В море вышли 13 августа, увидели через четыре дня Кроноцкий мыс (54°45' с. ш.), но не решились высадиться там и пошли к Петропавловску (53° с. ш.), причем из-за штиля или противных ветров вынуждены были большей частью идти на веслах и только 26 августа 1742 г. достигли Петропавловска.

Посмотреть в хронологическом указателе

Плавание Чирикова — открытие Северо-Западной Америки и Алеутских островов

П

лавание Чирикова — открытие Северо-Западной Америки и Алеутских островов Потеряв 20 июня из виду судно В. Беринга, А. Чириков на «Св. Павле» пошел на восток. В ночь с 15 на 16 июля, т. е. на полтора дня раньше капитан-командора, он увидел на 55°11' с. ш. первую американскую землю, горы и лес, спускающийся к морю (о. Принца Уэльского или один из близлежащих островков у 134° з. д.). В поисках удобной гавани он повернул на северо-запад и через три дня, пройдя около 400 км вдоль островов, составляющих архипелаг Александра, нашел подходящее место. На берег (это был о. Чичагова или его мнимый выступ — о. Якоби, у 58° с. ш.) на разведку отправились 11 вооруженных людей, а после недели бесплодного ожидания — еще четверо. Все они пропали без вести. Потеря 15 человек и двух лодок, без которых невозможно обновлять запасы пресной воды, поставили экспедицию в тяжелое положение, и 25 июля Л. Чириков решил возвращаться на Камчатку.

Плавание А.Чирикова в 1741 гг.
Плавание А.Чирикова в 1741 гг.

Он продвинулся еще немного к северо-западу и увидел горный хребет (Св. Ильи), а затем повернул на запад, в море. У открытого им 1 августа п-ова Кенай он лег на юго-западный курс. До 3 августа моряки видели высокую землю, — несомненно, о. Кадьяк. Из-за штиля и туманов судно десять недель шло отсюда до Петропавловска. В пути были открыты некоторые Алеутские о-ва, вероятнее всего: 5 сентября Умнак, из группы Лисьих, наиболее близких к п-ову Аляска; 10 сентября — Адах, из центральной группы (здесь моряки со «Св. Павла» впервые встретились с алеутами); 22 сентября — Агатту и Атту, из группы Ближних. 10 октября 1741 г. «Св. Павел» вернулся в Петропавловскую гавань. В пути от цинги умерли шесть человек.

«Св. Павел» у острова Бейкер, июль 1741 г.
Гордон Миллер

В мае–июне 1742 г. А. Чириков повторил на «Св. Павле» плавание на восток от Камчатки, но дошел только до о. Атту и из-за туманов и противных ветров повернул назад. На обратном пути 22–23 июня он видел о. Беринга, где тогда еще томились люди со «Св. Петра», и открыл к юго-востоку от него о. Медный. Пришел «Св. Павел» в Петропавловск 1 июля. А. Чириков просил Адмиралтейств-коллегию отозвать его из Сибири, но это было сделано только в 1746 г. А через два года он умер в Петербурге (ноябрь 1748 г.).

Посмотреть в хронологическом указателе

Отряд Шпанберга и открытие северного пути в Японию

Д

ля отряда М. Шпанберга в Охотске построили два судна и отремонтировали третье. Одним кораблем командовал сам М. Шпанберг, другим — выходец из Англии, Вилим Вальтон, третьим — Алексей Елизарович Шельтинг. В конце июня 1738 г. флотилия перешла из Охотска в Большерецк, а 15 июля направилась оттуда на юг. Через четыре дня в густом тумане отстал А. Шельтинг (на следующий день он повернул обратно); еще через пять дней отстал и В. Вальтон; М. Шпанберг один продолжал путь вдоль Курильской гряды. Обходя ее, он дошел до пролива Фриза и обогнул о. Уруп, приняв его за группу островов. М. Шпанберг побоялся один идти дальше, к Японии, и 17 августа вернулся в Большерецк (позднее он ссылался на недостаток провизии).

В. Вальтон, разлучившись с М. Шпанбергом, достиг восточного выступа Хоккайдо (п-ова Немуро, 43°20' с. ш.), нанес на карту 26 островов и 27 августа вернулся к устью р. Большой. Во время зимовки в Большерецке моряки построили из березы восемнадцативесельный шлюп. 21 мая 1739 г. четыре судна отряда М. Шпанберга вышли из устья р. Большой. От о. Маканруши (один из северных Курильских о-вов, близ 50° с. ш., 154° в. д.) они двинулись прямо на юг до 42° с. ш. на поиски «Земли Жуана-да-Гамы». Не найдя ее, М. Шпанберг взял курс на юго-запад. На широте 39°30' В. Вальтон опять отстал. Остальные три корабля 16 июня на 39° с. ш. подошли к о. Хонсю и шесть дней следовали на юг вдоль его восточного берега. По-видимому, они остановились в районе залива Сендай (между 38 и 38°15' с. ш.). Японцы, по их донесениям, 17–21 июня 1739 г. видели там два-три неизвестных судна. Жители встретили русских далеко, не враждебно. Но М. Шпанберг не решился высадиться на берег, не запасся даже свежей провизией, хотя у него на борту были больные цингой, и 23 июня снялся с якоря. На обратном пути он обогнул южные Курильские о-ва и подошел к о. Хоккайдо, но не высаживался на берег. Так М. Шпанберг и вернулся на Камчатку, не завязав сношений с японцами, т. е. не выполнив задания.

В. Вальтон и на этот раз отличился: он прошел до юго-восточного выступа Хонсю и выслал на берег за водой восемь человек. Японцы помогли им набрать воду. Оттуда В. Вальтон прошел на юг, мимо каких-то цветущих берегов, и на 33°28' с. ш. бросил якорь у маленького острова (вероятно, из группы Идзуситито), где простоял день. В июле он вернулся в Охотское море.

Осенью 1741 г. А. Шельтинг вместе с геодезистом М. Гвоздевым на дубель-шлюпкеfootnotefootnoteДубель-шлюпка — военное парусно-гребнос судно, имевшее две мачты, вооруженное несколькими малокалиберными пушками. «Надежда» проследил западное побережье Охотского моря до устья Уды, а затем в поисках удобной якорной стоянки осмотрел Шантарские о-ва. В августе 1742 г. А. Шельтинг, исследуя южную часть Охотского моря, подошел у 50°10' с. ш. к восточному берегу Сахалина, принятому им по карте Фриза за Землю Йессо. Он спустился сначала на юг до широты пролива Лаперуза и, как и Фриз, не заметил его в тумане. Отсюда «Надежда» двинулась на восток, в напрасных поисках хотя бы клочка суши прошла 2000 км и повернула назад. На пути в Охотск (куда судно прибыло 10 сентября) А. Шельтинг проследовал вдоль всего восточного (более 600 км) берега Сахалина, тогда еще совершенно неизвестного. И вновь туманы мешали морякам видеть побережье, поэтому съемка, выполненная М. Гвоздевым, малоудовлетворительна.

М. Шпанберг оказался плохим руководителем исследовательской экспедиции, проявил за эти годы «чрезмерную осторожность», граничащую с трусостью, подозрительность, сварливость и зависть к более удачливым офицерам. И все-таки его отряд добился крупных географических результатов: был открыт путь от Камчатки к Японии; нанесена на карту, хотя и очень не точную, а местами неверную, вся «гирлянда» Курильских о-вов от Камчатского Носа до Хоккайдо, западные участки побережья Охотского моря, включая восточный берег Сахалина (показанный, кстати, как остров, а не как полуостров Азии) и часть Северной Японии; доказано, что к востоку от Японских о-вов никакой суши не существует. Эти достижения были использованы уже при составлении восточной части «Генеральной карты Российской империи», изданной Академией наук в 1745 г.

Посмотреть в хронологическом указателе

Хметевский: опись Охотского моря

У

частник Великой Северной экспедиции мичман Василий Андреевич Хметевский в 1743–1744 гг. выполнил первое детальное описание части северного берега Охотского моря. Вместе с помощником Андреем Шагановым он начал съемку 28 июня 1743 г. из Охотска. Почти за два месяца «без проронку», т. е. пропусков, они прошли на боте,footnotefootnote Бот — одномачтовое парусно-гребное судно. следуя всем крупным изгибам до устья р. Туманы, впадающей в Гижигинскую губу (у 156° в. д.). 25 августа из-за противных ветров пришлось приостановить работы и бросить якорь, а на следующий день разразился шторм, нанесший значительные повреждения судну. Только 2 сентября удалось продолжить съемку до устья р. Вилиги (у 157° в. д.). Нехватка провианта и сильные ветры вынудили В. Хметевского закончить опись. Бот двинулся на юго-восток, пересек залив Шелихова и после четырехдневного перехода коснулся побережья п-ова Камчатка близ 59° с. ш. Но никто из мореходов не мог сказать, где они находятся. В. Хметевский двинулся вдоль берега на юго-запад и лишь 12 сентября, пройдя более 400 км до устья р. Морошечной, наконец, определился.

Судно стало на зимовку немного севернее — в устье р. Хайрюзова (у 57° с. ш. ). Зимой В. Хметевский составил карту заснятой части северного побережья (более 1500 км). Летом 1744 г. он и геодезист Михаил Васильевич Неводчиков, участник плавания М. Шпанберга в Японию, присланный вместо умершего А. Шаганова, провели съемку побережья Камчатки от пункта зимовки до Большерецка (600 км.).

Завершить исследование оставшихся неописанными Гижигинской и Пенжинской губ В. Хметевскому удалось лишь через 18 лет: осенью 1753 г., командуя пакетботом, он потерпел крушение у одного из Курильских о-вов и до 1761 г. находился под следствием. В два «приема» с отдыхом на р. Тигиль (17 марта — 5 апреля и 10 июня — 20 июля 1761 г.), на бригантине он и его помощник Иван Андреевич Балакирев засняли около 2 тыс. км побережья, общая протяженность съемки достигла 4,1 тыс. км. Составленная В. Хметевским карта, конечно, отличавшаяся от современных нам карт, все же довольно верно передавала конфигурацию северной, наиболее изрезанной, части Охотского моря — Гижигинской и Пенжинской губ. На ней выявлены относительно правильные контуры Тауйской губы, п-овов Кони и Пьягина,footnotefootnoteЭти полуострова получили названия лишь во второй половине XIX в. а также Ямской губы.

Посмотреть в хронологическом указателе

Первые исследователи Приамурья

Е

ще в 1734 г. В. Беринг поручил двум геодезистам — П. Н. Скобельцыну и В. Шетилову, несколько лет проработавшим в Забайкалье, отыскать более короткий, чем якутский, путь к Охотскому морю. Он должен был отвечать также другому требованию — не проходить по р. Амуру. Исходным пунктом путешествия геодезисты выбрали Нерчинск.

Попытка найти проводников в 1734 г. потерпела неудачу: местные жители, промышлявшие в тайге, не пользовались сухим путем, предпочитая двигаться по воде. Они выбирали какой-нибудь левый приток р. Шилки и по нему поднимались в верховья, а затем возвращались той же дорогой.

Летом следующего года во главе партии, включавшей нескольких казаков и переводчиков, с проводниками, уверявшими, что знают, как выйти на р. Уду, П. Скобельцын и В. Шетилов сплыли по р. Шилке до устья р. Горбицы, ее небольшого левого притока (у 119° в. д.). Здесь они пересели на лошадей и медленно двинулись на восток через горную лиственничную тайгу, обходя болота и переправляясь через верховья многочисленных притоков Шилки и верхнего Амура.

После тяжелой зимовки где-то в верховьях р. Большого Ольдоя, притока верхнего Амура (у 123° в. д.), геодезисты решили завершить работы. Они перевалили в верховья р. Нюкжи и со съемкой спустились по ней и по р. Олёкме на р. Лену. В Якутск они добрались в начале июня 1736 г. и представили карты большей части течения р. Нюкжи и нижней Олёкмы.

По приказу В. Беринга геодезистам пришлось повторить поиски дороги на р. Уду. Через Иркутск они прибыли в Нерчинск и в начале июня 1737 г. во главе более крупного отряда снова направились на восток. На этот раз им удалось достичь верхнего Гилюя. По ноябрьскому снегу на нартах и лыжах они проследили его до впадения в р. Зею и, несомненно, видели хребет Тукурингра, сопровождающий правый берег реки. Целый месяц отряд поднимался по Зее, пока не иссякли запасы продовольствия. К тому же проводники не смогли указать дороги на р. Уду. Пришлось поворачивать назад. Через увалы и холмы в северо-западной части Амурско-Зейского плато геодезисты достигли р. Амура у 124° в. д. и вернулись в Нерчинск в конце декабря.

П. Скобельцын и В. Шетилов не выполнили приказа В. Беринга, но первые пересекли в широтном направлении приамурскую тайгу и «каменные россыпи» южных склонов гор, входящих, как мы теперь знаем, в системы Олёкминского Становика и Станового хребта. По их подсчетам, протяженность маршрута по этой совершенно неисследованной и безлюдной местности с учетом блужданий из-за отсутствия хороших проводников составила 1400 км.

Задача, поставленная В. Берингом, была решена только через 114 лет: от р. Горбицы до р. Уды в 1851 г. прошел топограф В. Е. Карликов.