Географические открытия и исследования нового времениНовая история

Исследование Центральной и Южной Африки

Глава 20

Посмотреть в хронологическом указателе

Португальцы в Центральной Африке

Н

ачиная с 1802 г. португальские странствующие торговцы (помбейруш) пересекали Африканский материк в южном полушарии на пути от Анголы до Мозамбика и в обратном направлении. При этом большую часть пути они проделывали через обширное рабовладельческое государство Лунда (иначе Мвато-Ямво), простиравшееся от верховьев Замбези и Касаи, величайшего (около 2000 км) левого притока Конго, на западе до озера Мверу, лежащего близ юго-западного угла озера Танганьики, на востоке. Хотя к тому времени государство Лунда находилось в упадке и фактически распалось на несколько отдельных «царств» (например, «Казембе»), там все-таки велась оживленная внутренняя и внешняя торговля с приморскими странами. До нашего времени дошли имена (но не фамилии или прозвища) двух помбейруш, в 1802–1811 гг. выполнивших второе (после священника Атайди) пересечение континента. Рассказ этих неграмотных торговцев — Педру Жуана Баптишту и Антониу Жузе — был записан колониальными чиновниками и впоследствии опубликован. Из довольно отрывочных и сбивчивых сведений ныне можно наметить их приблизительный маршрут. В ноябре 1802 г. с нижнего течения Кванзы они направились на северо-восток. За незаметным водоразделом они переправились через р. Кванго и в бассейне р. Квилу торговали два года. Затем пересекли р. Касаи и задержались на правобережье еще какое-то время, не заходя южнее 8° ю. ш. В конце мая 1806 г. они двинулись на юго-восток, форсировали последовательно Лубилаш, Луфиру и Луапулу, т. е. верховья р. Конго, добравшись в декабре 1806 г. до области, где реки текли в основном в южном направлении (бассейн средней Замбези). Из-за войны они прожили там четыре года и лишь в начале февраля 1811 г. прибыли в Тете, на нижней Замбези. В 1815 г. помбейруш вернулись в Анголу.

В 1831–1832 гг. в «Казембе» со стороны Мозамбика проник португальский разведывательный военный отряд под начальством майора Жузе Монтейру, открывший на пути туда озеро Мверу (5100 км²). Его спутник, капитан Антониу Гамиту, составил отчет об этой экспедиции, но в Европе на него обратили внимание только в 70-х гг. XIX в., после великих путешествий Д. Ливингстона, когда Лондонское географическое общество опубликовало книгу о «Стране Казембе» (1873 г.).footnotefootnoteРассказ Гамиту о пышном дворе правителя страны дан в извлечениях у Б. Дэвидсона «Новое открытие древней Африки». М., 1962. В 1852 г. к группе арабских купцов, возвращавшихся домой, на о. Занзибар, примкнул колониальный чиновник и купец Антониу Франсишку Силва-Порту. Они вышли из атлантического порта Бенгелы, пересекли в восточном направлении материк, обогнув с юга озеро Ньяса, и достигли р. Рувумы; по ней в 1854 г. они спустились к Индийскому океану, завершив пересечение Африки. Силва-Порту доставил скупые известия о pp. Кафуэ и Лвангве и о племенах, населявших бассейны этих крупных левых притоков Замбези.

Посмотреть в хронологическом указателе

Офицеры, натуралисты и миссионеры — исследователи Южной Африки

У

частник войны с кафрами армейский капитан Джеймс Эдуард Александер (позднее получивший «прибавление» к фамилии: оф-Уэстертон) возглавил небольшой отряд для изучения территории к северу от мыса Доброй Надежды. С семью спутниками он отправился в путь в сентябре 1836 г., переправился через р. Оранжевую в низовье и обследовал небольшие горы Карасберг, с которых берут начало многочисленные пересыхающие речки системы Оранжевой, в том числе ее крупный приток Фиш со своими «сателлитами». Форсировав Фиш у 27° ю. ш., Александер проследовал вверх по течению ее притока Конкип и ознакомился с горными поднятиями Большого Намакваленда, включая Шварцранд. У Южного тропика, пройдя ряд временных речек, теряющихся в пустыне Намиб, отряд достиг «нормальной» реки Кейсеб, впадающей в Китовую бухту, и по ее долине в середине апреля 1837 г. спустился к побережью океана.

В начале мая Александер двинулся в обратный путь вверх по р. Кейсеб, описал часть горных сооружений Дамараленда и 21 сентября вернулся на Мыс, пройдя более 2,3 тыс. км по ранее не исследованной территории. Д. Арроусмит использовал собранные Александером топографические материалы для составления первой достоверной карты Юго-Западной Африки, долгое время бывшей единственной. Александер впервые сообщил надежные этнографические сведения о готтентотах нама и гереро (дамара) и составил словарь дотоле неизвестного языка гереро.

Венгерский морской офицер Ласло Мадьяр, служивший на флотах трех стран (Австро-Венгрии, Аргентины и Бразилии), после посещения по долгу службы р. Конго в 1848 г. «заболел» Африкой и решил заняться изучением ее глубинных районов. В конце 1848 г. он высадился в Бенгеле и в январе следующего года двинулся на восток, в междуречье верховьев Кубанго (Окаванго) и Кванзы. Здесь, в поселке Бие, он довольно быстро нашел «общий язык» с одним из вождей, женившись на его дочери; приданое жены (вооруженные рабы — охотники) очень помогло Мадьяру в его дальнейшей исследовательской деятельности.

В 1850 г. Мадьяр выступил из ставшего ему родным Бие на северо-восток по столоподобной стране. Коснувшись р. Касаи близ истоков (тогда он, очевидно, не знал, к какому бассейну принадлежит этот крупнейший приток Конго), он прошел вниз по долине реки примерно до 6°30' ю. ш., т. е. проследил около 1 тыс. км ее течения. Возвращаясь домой. Мадьяр пересек верховья р. Лулвы, крупного притока Касаи, затем переправился последовательно через все реки, впадающие справа в верхнюю Замбези, включая Лунгвебунгу. Затем он прошел по плоской равнине чуть южнее этой реки и в 1851 г. прибыл в Бие. По материалам маршрута у него сложилось правильное представление о значительных участках водораздела Касаи (Конго) — Замбези как об огромной плоской равнине, на которой он побывал первым из исследователей.

В 1852–1853 гг. он обследовал северо-западную окраину Калахари и р. Кунене от верховьев до среднего течения, где она, по его словам, имела величественный вид. Хотя здоровье Мадьяра все ухудшалось, он в 1855 г. продолжил изучение гидрографии Анголы, пройдя по р. Кубанго около 1 тыс. км до впадения в нее р. Квито. Он первый выяснил: Кубанго (длина 1600 км, как установлено позднее) берет начало на равнине (плоскогорье Бие), неподалеку от истоков р. Кунене, и не связана с нею. Мадьяр образно называл этот гидрографический узел «матерью южноафриканских вод» и впервые осмотрел и верно нанес на карту почти весь (около 800 км) водораздел pp. Замбези, Конго и Кванзы.

Посмотреть в хронологическом указателе

Ливингстон в Южной и Центральной Африке

Д
Биографический указатель

Ливингстон, Давид

1813 — 1873
Шотландский миссионер и путешественник по Южной и Центральной Африке. Муж Мери Моффат Ливингстон.

Дэвид Ливингстон, родом из очень бедной шотландской семьи, с десяти лет работал на ткацкой фабрике и при четырнадцатичасовом рабочем дне все-таки посещал колледж. Из-за отсутствия средств он поступил на службу Лондонского миссионерского общества и был послан в качестве врача и миссионера в Южную Африку. С 1841 г. Ливингстон жил при миссии (у 27° ю. ш.) в горном районе Куруман — страны бечуанов. Он хорошо обучился их языку (семьи банту), и это очень помогло ему во время путешествий, так как языки банту близки друг к другу, и он, как правило, не нуждался в переводчике. Он женился на Мери Моффет, дочери местного миссионера Роберта Моффета, первого исследователя огромной полупустыни Калахари; и жена стала ему верной Помощницей. Семь лет Ливингстон провел в стране бечуанов. Под предлогом организации миссионерской станции в северных районах подвластной им территории он совершал обыкновенно зимой ряд путешествий.

В 1849 г. Ливингстон заинтересовался рассказами африканцев о «прекрасном и обширном» озере Нгами. Он пересек с юга на север Калахари до 21 ° ю. ш., установив, что она имеет очень ровную поверхность, прорезанную сухими руслами рек, и вовсе не так пустынна, как считалось ранее. В августе Ливингстон выполнил исследование Нгами, оказавшимся временным озером, питающимся в период дождей водами большой реки Окаванго,— через пересыхающие рукава ее заболоченной дельты. В июне 1851 г., пройдя на северо-восток от болота Окаванго по территории, зараженной мухой цеце, он впервые достиг р. Линьянти (низовье Квандо, крупнейшего правого притока Замбези) и в поселке Сешеке (близ 24° в. д.) заручился помощью вождя могущественного племени макололо.

В ноябре 1853 г. с отрядом в 160 макололо на 33 лодках Ливингстон начал плавание вверх по Замбези через плоскую, покрытую саванной равнину, иногда преодолевая пороги. Большую часть людей он отпустил по дороге. К февралю 1854 г. уже с маленьким отрядом он поднялся по реке до ее верхнего правого притока Шефумаге и по его долине перешел к чуть заметному водоразделу у 11° ю. ш., за которым все потоки текли не в южном направлении, как раньше, а в северном. (Позднее выяснилось, что это были реки системы Конго.) Повернув на запад, он достиг в середине 1854 г. Атлантического океана, у Луанды. Оттуда Ливингстон проследил короткую р. Бенго до ее верховья, В октябре 1855 г. новым путем прошел к верхнему участку Замбези и начал сплав по реке. Несколько ниже Сешеке 18 ноября он открыл величественный, шириной 1,8 км, водопад Виктория, один из самых мощных в мире. С уступа высотой 120 м воды Замбези низвергаются в узкое и глубокое ущелье. Ниже он спускался очень медленно, так как река пересекает горную страну и на ней ряд порогов и водопадов. 20 мая 1856 г. Ливингстон вышел к Индийскому океану у Келимане (порт к северу от устья Замбези), закончив, таким образом, пересечение материка.

Вернувшись на родину, Ливингстон в 1857 г. издал книгу, заслуженно прославившую его,— «Путешествия и исследования миссионера в Южной Африке», переведенную почти на все европейские языки. И он сделал очень важный обобщающий географический вывод: тропическая Центральная Африка к югу от параллели 8° ю. ш. «оказалась возвышенным плато, несколько понижающимся в центре, и с расщелинами по краям, по которым реки сбегают к морю... Место легендарной жаркой зоны и жгучих песков заняла хорошо орошенная область, напоминающая своими пресноводными озерами Северную Америку, а своими жаркими влажными долинами, джунглями, гатами (возвышенными краями) и прохладными высокими плоскогорьями Индию».

За те 15 лет, которые Ливингстон провел в Южной Африке, он сжился с африканцами и полюбил их. Он относился к ним как к равным, привлекал их своей прямотой и мягким обращением. Он ненавидел рабство, но верил в то, что можно добиться смягчения и даже полной отмены рабства в условиях капитализма. Английские колонизаторы воспользовались этим и предложили ему должность консула в Келимане.

Почти по следам Ливингстона в 1853 г. из миссии Куруман в северо-восточном направлении продвинулся английский торговец и охотник Джеймс Чепмен. На севере Калахари (у 19° ю. ш.) он обнаружил многочисленные мелкие озера с пресной и солоноватой водой и солончаки. Ему впервые удалось выяснить форму этой крупной (около 40 тыс. км²) бессточной впадины Макарикари. Оттуда Чепмен прошел вверх по теряющейся в солончаках р. Ботлетле и установил, что она представляет собой сток озера Нгами. Повернув на запад, он пересек Калахари и в 1855 г. закончил путешествие на побережье Атлантики, близ Южного тропика.

Посмотреть в хронологическом указателе

Исследование Озерной области и смерть Ливингстона

С

тав консулом, Ливингстон отказался от скучной миссионерской деятельности и занялся научно-исследовательской работой. Он сознательно поставил ее на службу колониальной экспансии Великобритании, так как ошибочно полагал, что при британском господстве прекратятся истребительные межплеменные войны и охота за рабами, а проникновение английского капитала в Африку расценивал как прогресс. В мае 1858 г. он с женой, сыном и братом, Чарлзом Ливингстоном, приехал в Восточную Африку. В начале 1859 г. он исследовал низовья Замбези и ее северный приток Шире, открыв ряд порогов и водопад Мерчисон, а в апреле в бассейне этой реки обнаружил и описал озеро Ширва. Оттуда в сентябре он прошел к южному берегу озера Ньяса и выяснил, что оно имеет глубину более 200 м (по последним данным до 706 м). В сентябре 1861 г. Ливингстон повторил посещение озера и прошел по западному берегу примерно до 11° ю. ш., а Ч. Ливингстон на лодке вдоль того же побережья достиг 11°20' ю. ш. Далее на север проникнуть не удалось — помешали враждебное отношение приозерных жителей и начавшийся период штормов. По результатам съемки Ливингстон составил первую сравнительно верную карту Ньясы: водоем вытянулся почти по меридиану на 400 км (истинная длина оказалась значительно больше — 580 км).

Мери Моффет-Ливингстон, болевшая тропической малярией, умерла на Замбези 27 апреля 1862 г. «Ночью сколотили гроб, на другой день под ветвями большого баобаба вырыли могилу, и маленькая группа сочувствующих соотечественников помогла убитому горем мужу похоронить покойницу» (Ч. Ливингстон). Братья Ливингстоны продолжали путешествие до конца 1863 г. и выяснили: отвесные берега озера, казавшиеся горами, в действительности представляют собой края высоких плоскогорий. Итак, верно описав впадину Ньясы, они продолжили открытие и изучение Восточно-Африканской зоны разломов — гигантской меридиональной системы сбросовых впадин. Вернувшись в Англию, они в 1865 г. выпустили книгу «Рассказ об экспедиции на Замбези и ее притоки и об открытии озер Ширва и Ньяса в 1858–1864 гг.».

В 1866 г. Д. Ливингстон высадился на берег Восточной Африки против Занзибара и в апреле прошел на юг до устья р. Рувумы. Оттуда он повернул на запад, вверх по реке, и от ее верховьев вышел к Ньясе. Обогнув озеро с юга и запада, он в начале апреля 1867 г. достиг южного побережья Танганьики, а в 1868 г. обследовал западный берег этого озера. Много лет Ливингстон болел малярией и к этому времени так ослабел и исхудал, что «превратился в мешок с костями», и большую часть пути его пришлось нести на койке. Тем не менее он продолжал исследование и к юго-западу от Танганьики в июле открыл озеро Бангвеулу (площадь его в зависимости от сезона от 4 до 15 тыс. км²), а за ним — текущую на север через ряд озер р. Луалабу. Он не представлял себе ясно, к какой системе — Нила или Конго — принадлежит эта большая река, и не мог заняться таким сложным вопросом: его самочувствие заметно ухудшилось. Он установил лишь, что могучий поток движется на север, но располагается на высоте около 600 м. Такое низкое гипсометрическое положение Луалабы склоняло его к мысли, что она «в конце концов» может оказаться р. Конго. Повернув обратно к Танганьике, он перешел на лодке с западного берега на восточный, в поселок Уджиджи, и в октябре 1871 г. остановился там для отдыха и лечения.

В Европе и Америке уже несколько лет не знали, где находится Ливингстон и жив ли он.

В Уджиджи и отыскал его Генри Стэнли. Вместе с ним тяжело больной Ливингстон в конце 1871 г. обследовал северный угол Танганьики и убедился, что озеро не имеет стока к северу, следовательно, не является истоком Нила, как раньше предполагали. Он отказался вернуться со Стэнли в Европу, так как хотел закончить исследование Луалабы, мысль о которой не давала ему покоя. Через Стэнли он переслал в Лондон дневники и другие материалы. В 1873 г. он снова отправился к Луалабе и по дороге остановился в поселке Читамбо, к югу от озера Бангвеулу. Утром 1 мая 1873 г. слуги Ливингстона нашли его мертвым в хижине, на полу у койки. Верные товарищи-африканцы перенесли на носилках его забальзамированные останки почти за 1500 км до моря. Из Занзибара его доставили в Лондон и погребли в Вестминстерском аббатстве — усыпальнице королей и выдающихся людей Англии. Его дневники под названием «Последнее путешествие Давида Ливингстона» опубликованы в Лондоне в 1874 г.

Ливингстон постоянно до конца своей жизни вел борьбу с торговлей рабами. Он был убежденным гуманистом, однако и к нему относятся справедливые слова Э. Реклю относительно «носителей христианской культуры» XIX–XX вв.: «...европеец, даже такой, который любит туземцев и умеет заставить их полюбить его, есть в известном смысле их враг; он прокладывает дорогу преемникам менее бескорыстным... даже сам того не желая, он приводит за собой купцов и солдат...»

Посмотреть в хронологическом указателе

Пересечение Африки Камероном

В

Верни Ловетт Камерон, английский военный моряк и полиглот, посланный в 1872 г. в Восточную Африку на помощь Ливингстону, высадился в феврале 1873 г. на берег материка в Багамойо (против Занзибара). В марте он выступил на запад с небольшим отрядом, в состав которого вошел Бидал Вади Асман — проводник экспедиций Ливингстона и Г. Стэнли. В конце октября Камерой встретил спутников Д. Ливингстона с его телом, решил продолжить путь на запад и в середине февраля 1874 г., пройдя беспредельную равнину с редкими холмами, вышел к Танганьике у поселка Уджиджи.

Биографический указатель

Камерон, Верни Ловетт

1844-01-07 — 1866-03-27
Британский морской офицер. Исследователь Центральной Африки.

Обход озера на лодках вдоль восточного побережья Камерон начал через месяц и от 6° ю. ш. стал первопроходцем — далее к югу простирались неведомые берега, у 8° превратившиеся в отвесные утесы. Обогнув озеро с юга, он положил начало открытию гор Митумба, а в начале мая обнаружил р. Лукуга — сток Танганьики на запад. Вернувшись в Уджиджи, откуда начался его поход длиной 1 тыс. км, Камерон пришел к верному выводу о сбросовом происхождении озерной впадины. По его съемке Танганьика, в которую, как он выяснил, впадает около ста рек, а вытекает лишь одна, протягивается на 720 км (истинная длина около 650 км).

Вновь вернувшись к Лукуге, Камерон направился на северо-запад через холмистую страну, поросшую высокой травой и орошаемую многочисленными притоками Лвамы (система Луалабы). В начале августа он вышел к Луалабе. желтому потоку с сильным и быстрым течением, и проследил реку до 4° ю. ш., т. е. менее чем на 100 км. По его подсчету, Луалаба несла в пять раз больше воды, чем Нил на той же широте. И Камерон правильно решил, что эта река не связана с Нилом, а относится к системе Конго.

Здесь Камерон вынужден был изменить намеченный ранее маршрут, так как вызвал против себя подозрение у влиятельных арабов-работорговцев и боялся за свою жизнь. От Луалабы в конце августа он повернул на юго-запад в совершенно еще не изученную область: по плоскому плато на север текли два значительных потока — Луалаба и открытая им Ломами. Камерон прошел на юг по их междуречью, проследив лишь небольшой отрезок течения Ломами, и в ноябре добрался к верховьям Луалабы у 8° ю. ш. Здесь по расспросам он нанес на карту два озера (Кабамба и Кисале), сильно преувеличив их размеры,— на озера его не пустили. Оттуда он повернул на юго-запад и с длительными остановками за восемь месяцев пересек плоскую, лесистую, обильную водой страну. В конце июля 1875 г. Камерон достиг истоков р. Лубилаш и точно определил положение начала р. Лулвы, верно связав все пройденные отрядом реки с бассейном Конго. Он также правильно указал, что чуть восточнее Лулвы зарождается р. Замбези.

В августе — сентябре, идя в общем к западу по плоской столоподобной равнине (плато Лунда), Камерон на протяжении более 600 км проследил водораздел Конго и Замбези, высота которого, по его данным, составляет около 1300 м, что соответствует действительности. На этом отрезке пути он переправлялся через верховья рек (в том числе р. Касаи) и речек то одного, то другого бассейна и установил: в дождливый сезон вода на этом водоразделе покрывает равнину почти на 1 м, захватывая верховья многочисленных притоков обеих великих рек.

К Атлантическому океану Камерон вышел у Бенгелы (12° ю. ш.) в начале ноября 1875 г., пройдя 5800 км и закончив первое исторически доказанное пересечение Центральной Африки с востока на запад: его предшественники двигались в обратном направлении. При этом он сделал ряд астрономических определений и произвел почти 4000 измерений высот, заложив таким образом основу для составления точной карты рельефа этой полосы Центральной Африки. В 1876 г. увидела свет его двухтомная работа «Через Африку» (сокращенный русский перевод появился в 1981 г.).

Посмотреть в хронологическом указателе

Стэнли: продолжение исследования Конго

П
Биографический указатель

Стэнли, сэр Генри Мортон

1841 — 1904
Журналист, колонизатор и путешественник по Африке.

осле Ливингстона среди путешественников по Африке выделился Генри Мортон Стэнли, родом из Уэльса (настоящие имя и фамилия Джон Ролендс), международный авантюрист, американский журналист и бельгийский агент — колонизатор Африки. Стэнли предложил издателю своей газеты отыскать в Африке Ливингстона, о котором несколько лет не было никаких известий. В начале 1871 г. он собрал в Занзибаре сведения о возможном местопребывании Ливингстона и в октябре 1871 г. встретился с ним. Бойко написанная книга Стэнли «Как я нашел Ливингстона» (1872 г.) имела шумный успех, и этот малообразованный, жестокий, полный расистских предрассудков журналист стал знаменитостью. На средства двух газет — американской и английской — в 1874 г. он организовал экспедицию с двоякой целью: окончательно разрешить вопрос об истоке Белого Нила и проследить все течение Конго. Для этого он приобрел разборное судно. Чтобы доставить его к озеру Виктория, а затем переносить от одного судоходного речного участка (или озера) до другого, требовались сотни носильщиков-африканцев. В ноябре во главе отряда из 356 солдат и носильщиков Стэнли начал поход от Занзибара в северо-западном направлении и в конце февраля 1875 г. достиг Виктории. Он определил, что главным притоком озера является Кагера, которую теперь принято считать верховьем Нила, и довольно точно установил контуры этого крупного водоема (68 тыс. км²), обойдя на судне за два месяца (март — апрель) его берега в поисках других верховьев Нила. У экватора, на запад от Виктории в начале января 1876 г., он обнаружил горный массив Рувензори, покрытый вечным снегом и льдом (5109 м), а южнее — озеро Эдуард (2150 км²). Оттуда он прошел прямо на юг, к Танганьике, и также установил точные контуры этого озера (34 тыс. км²), обойдя на судне в семь недель (июнь — июль) его берега.

От Танганьики Стэнли двинулся вниз по долине р. Лвамы и дошел до ее устья — она оказалась притоком Луалабы. Стэнли знал о сомнениях Ливингстона и надеялся, что она-то и является главным истоком Нила; Камерону же он не доверял, так как выяснил, что Лукуга не сообщается с Луалабой (река была перекрыта естественной плотиной, прорванной водами озера лишь два года спустя). У фактического хозяина этой области, богатого работорговца, за солидную сумму Стэнли приобрел 18 больших лодок и, навербовав силой новых носильщиков, в ноябре 1876 г. начал сплав по Луалабе. Река текла на север, но за экватором, у водопада Стэнли, поворачивала на северо-запад, а еще ниже (у 2° с. ш.), приняв с востока Руби,— прямо на запад. Теперь уже не оставалось сомнения, что Камерон прав: Луалаба связана не с Нилом, а всего вероятнее — с Конго, представляя верхнюю часть великой реки. Стэнли окончательно установил это. когда проследил все течение Конго ниже Руби. Описав гигантскую дугу «в сердце Черного материка», он вышел в Атлантический океан 8 августа 1877 г., через 999 дней после того, как оставил Занзибар. Помимо р. Руби, он открыл и осмотрел устья ряда других притоков Конго, в том числе крупного правого Арувими и двух левых — Руки и Касаи.

Отряд Стэнли обходил берегом пороги Конго, причем он заставлял африканцев из приречных селений перетаскивать тяжелые лодки и переносить весь груз от конца одного судоходного участка до начала другого. Тысячи носильщиков умерли от изнурения, голода и болезней. Жители либо в панике покидали селения, заслышав о приближении отряда, либо пытались оказать ему сопротивление, которое Стэнли жестоко подавлял. Сам он хвастал, что одержал победы в тридцати «настоящих» сражениях, и при этом клеветнически обвинял конголезцев в людоедстве.

Пересечение материка в экваториальной полосе, мало известной европейцам и арабам, исследование двух великих озер и течения Луалабы-Конго от ее верховья до устья (4320 км) выдвинули Стэнли в ряды крупнейших исследователей Африки. Его книга «Через неведомый материк» (1878 г.) имела большой успех — ее немедленно перевели на ряд европейских языков. Плаванием по великой реке Стэнли положил начало открытию (что, впрочем, стало ясно позже) огромного — более 0,7 млн. км² — периодически затопляемого водой плоского понижения, названного бассейном Конго. Но границы этой впадины еще не были определены: не пройден ни один крупный приток Конго Арувими, Убанги, Санга на севере и Касаи на юге.

Перейдя в 1879 г. на службу в «Международную ассоциацию дли исследования и цивилизации Центральной Африки» (колонизаторское общество, во главе которого стоял бельгийский король Леопольд II), Стэнли приступил к захвату бассейна Конго. Попутно в 1882–1883 гг. он разведал ряд ее притоков, открыл устья Лулонги и Ломами, а на левобережье Конго обнаружил два относительно крупных водоема — Леопольда II (Маи-Ндомбе) и Тумба.

Посмотреть в хронологическом указателе

Завершение открытия северной части системы Конго

П

Пьер Саворньян де Бразза, французский военный моряк, по происхождению итальянец, выделился как исследователь и колонизатор Французской Экваториальной Африки.

В 1875–1884 гг. он открыл и исследовал бассейны рек Огове (850 км), Ньянга и Квилу, впадающих в Гвинейский залив между 1 и 5° ю. ш., и доказал, что они не связаны с бассейном Конго. В этот период, заключив ряд неравноправных договоров с вождями местных банту, Бразза основал на верхней Огове город Франсвиль и использовал его как опорный пункт для французской колониальной экспансии во внутренние области Центральной Африки. Бразза проник раньше, чем Стэнли, к озеру, позднее названному Стэнли-Пул (555 км²), на нижнем Конго, и основал там город Браззавиль, ставший центром Французской Экваториальной Африки, распавшейся в 1960 г. В 1883–1884 гг. Бразза подчинил французскому влиянию районы, прилегающие к правому берегу Конго между устьями Убанги и водопадами Ливингстона, и приморскую полосу между устьями Огове и Квилу. К 1886 г. Бразза продвинул границу новой колонии «Французское Конго», правителем которого он был назначен, к северу, к озеру Чад, а в 1891–1892 гг. присоединил к ней бассейн р. Санга и правый берег Убанги (приток Конго).

Георг Швейнфурт, немецкий натуралист, родом из Риги, в 1864–1866 гг. проводил изучение флоры в бассейне Нила — до границы с Эфиопией — и описал египетско-суданское побережье Красного моря от Кусейра до Суакина. Прусская Академия наук поручила ему ботанические исследования в бассейне р. Эль-Газаль, крупнейшего западного притока Белого Нила. В 1869 г. Швейнфурт вместе с торговцем слоновой костью из Хартума поднялся вверх по Нилу до Кодока (у 10° с. ш.), а оттуда прошел на запад, в «лабиринт притоков» Белого Нила, большей частью присоединяясь к отрядам работорговцев. Он дал красочные, но не всегда верные характеристики народов Восточного Судана, в том числе динка (дженг), стоящего на высокой ступени культуры, но виновного якобы в людоедстве, «людоедов» ньямньям (азанде) и неповинных в этом монбутту (мангбету), живших к югу от ньямньям. У 3°45' с. ш. Швейнфурт, пройдя нильские водораздельные высоты, открыл полноводную р. Уэле, величественно катившую свои воды на запад. Но куда она впадает? Он проследил часть течения реки и не решил этого основного вопроса. В 1871 г. он вернулся в Германию и написал книгу «В сердце Африки» (два тома, 1874 г.), неоднократно переиздававшуюся.

В 70–80-х гг. на свои средства по Африке путешествовал врач по образованию, географ по призванию москвич Василий Васильевич Юнкер. К юго-востоку от Нубийской пустыни в 1876 г. он исследовал нижнее течение р. Барака и выяснил, что это временная река, не имеющая стока в море, и что кончается она периодически пересыхающими лужами. В 1877 г. Юнкер перебрался в бассейн р. Эль-Газаля и более года продолжал изучение сложной и запутанной системы этой реки, начатое Швейнфуртом. Юнкеру удалось окончательно установить, что р. Эль-Газаль не связана с Уэле, однако и он тогда не мог решить, к какой же речной системе принадлежит сама Уэле.

Это Юнкер сделал во время второго (1879–1886 гг.) большого путешествия по Экваториальной Африке. Он завершил изучение бассейна Уэле, установил, что она не связана ни с Нилом, ни с Шари, ни с Нигером, и сделал правильный вывод: Уэле принадлежит к системе Конго. Вскоре это на практике доказали другие путешественники — английский миссионер Джордж Гренфелл, изучавший в 1885 г. самый северный приток Конго р. Убанги до 4°50' с. ш., и бельгийский офицер Альфонс Ван Жель, поднявшийся по Убанги до ее верховьев. Уэле оказалась одной из рек, составляющих Убанги, и притом самой мощной. Кроме Убанги, в 1884–1886 гг. Гренфелл осмотрел и нанес на верную карту также часть течения больших притоков среднего Конго: правых — Руби и Арувими, левых — Руки, Лулонги и Ломами. Таким образом, работы Юнкера и Гренфелла привели к завершению открытия северной части великой системы Конго.

В общем Юнкер исследовал в полосе между 2–8° с. ш. бассейны рек Эль-Газаль и Уэле, всего 650 тыс. км², составил ряд точных крупномасштабных карт этой полосы. Он уделял также очень большое внимание этнографическим наблюдениям. Его капитальный трехтомный труд, опубликованный на немецком языке в 1889–1891 гг., издан в сокращенном русском переводе в 1949 г.

Посмотреть в хронологическом указателе

Висман и Делькомюнн: исследование бассейна Касаи

В

1884 г. Герман Висман, находясь на службе уже упоминавшейся «Международной ассоциации для исследования и цивилизации Центральной Африки», исследовал часть речной сети Луалабы, но главной его задачей было выяснить возможность судоходства в бассейне Касаи. Вместе с двумя другими немецкими агентами бельгийского капитала (Курт Франсуа и Людвиг Вольф) Висман прошел от Луанды на восток, пересекая бесчисленные реки системы Касаи, текущие к северу. На Лулве, правом притоке Касаи (у 6° ю. ш.), он основал пост Лулвабур, ставший позднее центром бельгийской колонизаторской деятельности в этом бассейне. Потом он спустился по Касаи и Конго до озера Стэнли-Пул и в 1885 г. вернулся на берег Атлантического океана. Висман, Франсуа и Вольф, проследившие большие участки рек системы Касаи, выявили судоходность как этой реки, так и ее притоков Квилу и Санкуру. Они помогли также нанести на карту, пока в общих чертах, один из самых запутанных в мире «речных лабиринтов». В разрешение этой проблемы внес свою лепту и Д. Гренфелл: в конце 1886 г. он проследил на 600 км от устья р. Кванго, крупнейший приток Касаи (система Конго).

В апреле 1886 г. Висман вместе с Вольфом поднялся от устья Конго до Касаи и по этой реке и долине Лулвы — до Лулвабура. Оттуда он с другим агентом (бельгийцем) направился к р. Санкуру, чтобы к востоку от нее достигнуть другого большого притока Конго — Ломами. Но их междуречье было так разорено и опустошено охотниками за рабами и эпидемиями, занесенными их отрядами, что Висману пришлось повернуть на юг. Он старался избегать обычных торговых путей, так как отношения европейцев с арабскими работорговцами обострились: те справедливо видели опасного конкурента в новой «Международной ассоциаций», лицемерно объявляющей своими задачами «исследование и цивилизацию» Центральной Африки. Висман вышел более южным путем, через озеро Ньяса и р. Шире, к низовьям Замбези и в августе 1887 г. закончил свое второе пересечение Африки в Келимане, на берегу Мозамбикского пролива.

В 1888 г. Висман — теперь уже открыто на германской службе — вернулся в Восточную Африку с карательной экспедицией, чтобы подавить восстание местных рабов, и к 1890 г. закончил военные операции. В 1895 г. он был назначен губернатором Германской Восточной Африки, но в конце 1896 г. отозван. Этот хорошо известный агент международного капитала и германского империализма, выступая перед широкой публикой, выдавал себя, как и многие другие агенты, за охотника и под этой ширмой выпустил в 1901 г. популярную книгу «В дебрях Африки и Азии. Приключения охотника». Сочинения Висмана, служившие целям колонизаторской экспансии Германии, широко рекламировались и не раз переиздавались в Германии, в том числе в «народных» (массовых) изданиях.

Бельгийский коммерсант Александр Делькомюнн, направленный для изучения естественных ресурсов бассейна Конго, полгода (апрель — август 1888 г.) посвятил разведке речных путей системы Касаи. При этом он впервые проследил почти все (около 1 тыс. км) течение р. Фими-Лукение, известной ранее лишь до среднего течения.

Основную по географическим результатам экспедицию Делькомюнн выполнил в 1891–1892 гг.: в мае — сентябре 1891 г. он прошел всю Ломами до истоков — она оказалась значительной рекой (около 1,5 тыс. км). После небольшого вооруженного конфликта с местными жителями Делькомюнн достиг озера Кисале (на верхней Луалабе), виденного Камероном лишь издали, и проследил нижнее течение р. Луфиры (правого притока Луалабы), прорывающей открытую бельгийцем центральную часть гор Митумба. Далее он направился на юго-запад по совершенно неизвестной местности и в конце 1891 г. обнаружил истоки Луалабы. Полгода Делькомюнн провел в поселке в долине средней Луфиры. Затем он вновь перевалил горы Митумба и, проследив часть и западного склона, в августе 1892 г. вышел к озеру Танганьика у устья Лукуги. Оттуда он двинулся прямо на запад, через Луалабу к Ломами, и здесь завершил экспедицию к концу 1892 г.

Посмотреть в хронологическом указателе

Португальские исследователи-колонизаторы 70–80-х годов

А

ктивность английских, бельгийских и германских агентов — колонизаторов в Центральной Африке в 70-х гг. XIX в. вызвала настороженное внимание в правящих кругах Португалии, мечтавших о создании колониальной империи в Африке к югу от экватора — от океана до океана. С этой целью они организовали большую экспедицию во главе с Алишандри Алберту Серпа-Пинту. В ноябре он отправился из Бенгелы на восток к плоскогорью Бие (1400–1800 м) и открыл (вторично после Л. Мадьяра) истоки Кунене и Кубанго (Окаванго). Оттуда его спутники морские офицеры Руберту Ивенш и Эрменижилду Бриту Капеллу в мае 1878 г. повернули на северо-восток и ознакомились с районом истоков Кванго и небольшим отрезком его среднего течения. Сам же Серпа-Пинту направился со съемкой далее на востоко-юго-восток через водораздел между бассейнами р. Кванза, впадающей в Атлантический океан у 9°30' с. ш., и Окаванго (внутреннего бессточного бассейна) и вышел к Замбези у 15° ю. ш. Он обследовал верхний бассейн Замбези, в частности р. Квандо (около 800 км), спустился по Замбези до водопада Виктория, а затем двинулся на юго-восток через страну бечуанов и Трансвааль, в феврале 1879 г. закончив пересечение материка у бухты Делагоа Индийского океана. Он написал книгу «Скитания через Африку» (немецкое издание в двух томах вышло в 1881 г.).

В 1884–1885 гг. Ивенш и Капеллу в свою очередь пересекли с запада на восток Центральную Африку другим очень важным маршрутом. От атлантического порта Мосамедиш (15° ю. ш.) они проследовали на северо-восток, к верховьям Кафуэ (северный приток Замбези), спустились по долине Кафуэ (около 1 тыс. км) по Замбези, а по ней — до моря.

Сам Серпу-Пинту в 70-х гг. руководил португальской военной экспедицией, захватившей приморскую область к востоку от Ньясы, между Рувумой (на севере) и нижней Замбези (на юге). В 1889 г. он пытался оккупировать также страну народа макололо, расположенную к западу от Ньясы, но в 1890 г. Португалии пришлось передать эту область Англии под угрозой войны. При разделе Африки португальским империалистам все же удалось очень расширить свои южноафриканские колониальные владения благодаря экспедициям Серпа-Пинту, Ивенша и Капеллу. На востоке за ней была утверждена территория между нижней Замбези и Рувумой, на западе — огромный регион до р. Квандо включительно: нижнее ее течение стало границей между Анголой и Родезией (ныне Замбией).

Посмотреть в хронологическом указателе

Томсон и другие исследователи области Великих озер

Д

овольно многочисленные экспедиции, проникавшие к Великим африканским озерам, помимо научных задач решали и политические. На путях, ведущих к озерам, и на их берегах путешественники, как правило, основывали форты, станции или миссии, сыгравшие роль опорных пунктов для колонизаторской деятельности некоторых европейских держав. Ряд исследователей, занимавшихся проблемой стока Танганьики и Ньясы, не разрешили ее до конца. Правда, для Танганьики вопрос в какой-то мере прояснился в апреле 1879 г. — в р. Конго через полноводную р. Лукугу; впрочем, вполне вероятной казалась связь озера на севере с бассейном Нила. Сомнения имелись и в отношении озера Ньяса, сбрасывающего свои воды по р. Шире в Замбези: озеро могло иметь сток также и на севере.

Новые материалы доставила британская экспедиция, снаряженная в 1879 г. Королевским географическим обществом к Великим озерам от Дар-эс-Салама, на восточном побережье материка. 28 июня, вскоре после выхода в дорогу скончался руководитель экспедиции и «бразды правления» перешли к Джозефу Томсону, молодому — ему шел 22-й год — шотландскому геологу. Перевалив открытые им невысокие горы Кипенгере, он вышел к северному концу Ньясы и стока на север не нашел: короткие речки впадали в озеро.

Затем Томсон добрался до южной оконечности Танганьики, пройдя по неисследованному гористому перешейку между двумя водоемами. Из-за враждебности местных жителей ему не удалось достичь Луалабы по р. Лукуге, оказавшейся, по его словам, быстрым и непреодолимым потоком, и он, вернувшись к южной оконечности Танганьики, направился на северо-восток. Расспросные сведения о каком-то водоеме в этом районе подтвердились: Томсон обнаружил мелководное соленое озеро Руква,footnotefootnoteКонфигурацию и размеры озера впервые установил британский охотник-спортсмен Л. Уоллес. Около 1896 г он охватил этот водоем кольцевым маршрутом. лежавшее в тектонической впадине. (В дождливые годы площадь его зеркала может достигать 4,5 тыс. км², в периоды засух оно почти полностью пересыхает. Так случилось, например, в 1897 г.) Выяснив, что Руква и Танганьика не связаны между собой, Томсон прошел через слабоволнистую равнину далее на северо-восток и восток и в июле 1880 г. прибыл к побережью Индийского океана.

Страна народа масаи, лежавшая севернее маршрута Томсона, в те времена оставалась недоступной европейцам: воинственные и смелые кочевники-скотоводы никого не пропускали через свои земли. Первопроходцем здесь стал немецкий военный врач Густав Адольф Фишер, возглавивший экспедицию Географического общества города Гамбурга. От устья р. Пангани, впадающей в Индийский океан у о. Занзибар, в декабре 1882 г. он поднялся по долине реки к верховьям. Северо-западнее вулкана Килиманджаро, на равнине — дне широкой сбросовой впадины — он наткнулся на небольшое соленое озеро Натрон, а еще севернее, близ 1° ю. ш.,— на другое, маленькое и пресное. Дальше на север Фишеру пройти не удалось — по плато Серенгети он обошел Натрон с западной стороны, обнаружил, что оно бессточное, и открыл действующий вулкан (Ол-Доиньо-Ленгаи, 2878 м). Через обширную саванну (Степь масаи) он вышел к р. Пангани и в августе 1883 г. достиг ее устья.

Открытия Фишера в середине 1883 г. продолжил Д. Томсон: за пресным озерцем у 1° ю. ш. он продвинулся далее к северу и обнаружил короткий, довольно высокий (до 3994 м) вулканический хребет, возвышающийся над сбросовой впадиной, на дне которой по обе стороны экватора располагались два незначительных озера. Затем Томсон впервые добрался к подножию усеченного конуса Кения (5199 м), в ясный день начала декабря 1849 г. усмотренного издали английским миссионером немцем Иоганном Людвигом Крапфом. Томсон подтвердил его наблюдение о снегах, покрывающих вершину,footnotefootnoteПозднее на этой, второй по высоте, горе Африки, кроме вечных снегов, обнаружено 15 коротких (до 1,5 км) ледников. Высшая точка материка — массив Килиманджаро (5895 м), также имеющий ледники,— открыта 11 мая 1848 г. британским миссионером немцем Иоганнесом Ребманом. Первым эту вершину покорил в 1911 г. географ и этнограф Ганс Мейер. что было воспринято как ложь современниками Крапфа.

К северо-западу от Кении на протяжении все той же сбросовой впадины Томсон открыл еще одно озеро (Баринго), по расспросам представлявшееся ему гораздо крупнее. Оттуда он повернул на запад и вышел к побережью озера Виктория, в середине декабря усмотрев огромный (4321 м) потухший вулкан Элгон. Обратный путь едва не стал для Томсона последним: тяжело раненный на охоте буйволом, он к тому же заболел дизентерией. Выходившие его спутники-африканцы без осложнений вернулись с ним в Момбасу 24 мая 1884 г.

Продолжателем «дела» Томсона оказался венгерский граф Шамуэл Телеки, организовавший на свои средства экспедицию в Восточную Африку. Для географических наблюдений и выполнения топографической съемки он пригласил австрийского моряка Людвига Хёнеля. От побережья Индийского океана путем Фишера они отправились в январе 1887 г. на северо-запад; около года Телеки затратил на неудачные попытки восхождения на Килиманджаро и Кению. От озера Баринго оба исследователя двинулись на север и в начале марта 1888 г. открыли озеро (Рудольф) с солоноватой водой, расположенное во впадине. Телеки присвоил ему имя наследного принца австро-венгерской монархии. Проследив водоем вдоль восточного побережья по всей (220 км) длине, на северном берегу экспедиция обнаружила устье довольно большого потока, верно отождествленного ими с р. Омо, известной тогда лишь в верховьях.

Намерение охватить новооткрытое озеро (как позднее выяснилось, четвертое по величине — 8,5 тыс. км² в «шеренге» Великих африканских озер) кольцевым маршрутом не осуществилось: местные жители не разрешили пройти по их владениям. Эту неудачу Телеки компенсировал во время короткой рекогносцировки: в 75 км к востоку он наткнулся на небольшой соленый водоем, нареченный им Стефани, и вернулся к южной оконечности озера Рудольф. Оттуда экспедиция выполнила маршрут к северо-западу, обнаружила две пересыхающие реки, питающие озеро, и в октябре 1888 г. вернулась на побережье океана.

По возвращении на родину Хёнель опубликовал на немецком языке две работы — «Восточная Африка между Пангани и... озером Рудольф» (1890 г.) и «К озерам Рудольф и Стефани» (1892 г.). Экспедиции Фишера, Томсона и Телеки-Хёнеля доставили неопровержимые свидетельства существования в Восточной Африке огромной (около 1,7 тыс. км) тектонической впадины, вытянутой в меридиональном направлении между озерами Рудольф и Ньяса, сопровождаемой кое-где действующими и потухшими вулканами, а также сравнительно высокими короткими хребтами. Обобщив в 1891 г. эти материалы, Э. Зюсс выделил новый орографический элемент — «Восточный Африканский грабен» (ныне он известен под названием Восточный рифт).

Западный рифт, проходящий через озера Альберт, Эдуард, Танганьика, Рукву и близ северного берега Ньясы соединяющийся с Восточным, был известен практически на всем протяжении (около 1500 км). Лишь к северу от Танганьики оставалось «белое пятно»: что «таится» на этом участке, никто не знал до экспедиции немецкого офицера Густава Гётцена. Летом 1894 г. он прошел от устья р. Пангани на северо-запад, к верховьям Кагеры. Продвинувшись затем на запад, он первый исследовал почти широтный вулканический хребет Вирунга, в конце 1861 г. усмотренный Спиком издали. Гётцен описал пять из восьми вулканов и поднялся на один из действующих.

К югу от хребта он обнаружил небольшое (2,7 тыс. км²) озеро Киву со слабосолоноватой водой и множеством островов. Северную часть этого водоема, лежащего в крутых изрезанных берегах, он обошел на пироге. Проникнуть южнее Гётцен почему-то не рискнул, а направился далее на запад, перевалил горы Митумба, по долине р. Лове добрался до Луалабы и по ней в конце года вышел к устью, выполнив пересечение материка.

Завершил работы Гётцена другой немецкий офицер — Г. Рамзай (вторая половина 90-х гг.), заснявший р. Рузизи: выяснилось, что она впадает в Танганьику и, следовательно, принадлежит бассейну р. Конго.