Географические открытия и исследования нового времениНовое время

Исследователи внутренних областей Африки и Мадагаскара

Глава 15

Посмотреть в хронологическом указателе

Путешественники по Восточной Африке

П

о материалам португальских разведчиков и иезуитов уже в 80-х гг. XVII в. была составлена карта Эфиопии, и европейцы знали ее лучше любой другой африканской страны, кроме, конечно, средиземноморских. А в конце XVII в. французский врач Шарль Жак Понсе окончательно установил ее связь по Нилу со Средиземным морем (португальцы проникали туда со стороны Красного моря). В 1698 г. Понсе, находясь в Каире, был приглашен в Эфиопию ее больным государем (негусом) Иясу I. Присоединившись в конце мая к иезуитской миссии, Ш. Понсе поднялся по Нилу — с обходом через Нубийскую пустыню порогов выше Асуана — и по Голубому Нилу в феврале 1699 г. добрался до Сеннара (у 13°30' с. ш.), где провел три месяца. Из этого города он проехал на восток к столичному Гондару, лежащему на Эфиопском нагорье к северу от озера Тана. Вылечив негуса, Ш. Понсе отправился в дальнейший путь. Он пересек нагорную Северную Эфиопию от Гондара до порта Массауа на Красном море, куда прибыл в сентябре 1699 г., увязав таким образом свой маршрут с обычным португальским. Через Красное море он вернулся в Нижний Египет, а оттуда во Францию.

Биографический указатель

Брюс, Джеймс

1730 — 1762
Шотландский исследователь Восточной Африки, врач.

В 1762 г. в Алжир был назначен английским консулом шотландский врач Джеймс Брюс. Он изучил — во время службы — арабский и некоторые другие языки Северной Африки, посетил, «исследуя руины римского периода», все южные средиземноморские страны от Марокко до Египта. В 1768 г. Д. Брюс отправился из Александрии в Эфиопию, вероятно, с каким-то специальным заданием. Он поднялся по Нилу до города Кена (у 26° с. ш.), караванным путем через Аравийскую пустыню проехал до Кусейра на Красном море, обошел на судне его северные берега и вдоль аравийского побережья перешел к проливу Баб-эль-Мандеб, а оттуда к африканскому берегу и дошел до Массава, выполнив изучение более 3 тыс. км береговой полосы Красного моря. От Массава он доехал до Гондара (февраль 1770 г.).

Д. Брюс жил в Эфиопии, занимаясь медицинской практикой, до 1772 г., побывал на озере Тана и снова — после Педру Паиша — установил, что из него вытекает Аббай — Голубой Нил, ошибочно принятый Д. Брюсом за главный исток Нила; понаслышке он знал о втором истоке, но посчитал его небольшой рекой. Вернулся Д. Брюс в Египет, следуя вниз но Голубому Нилу и Нилу, т. е. повторил в обратном направлении путь Ш. Понсе. «Брюс сделал мало настоящих открытий, но сам очень неохотно признавал достижения своих предшественников-иезуитов» (Д. Бейкер). Книга его «Путешествия для открытия истоков Нила в 1768–1773 гг.» в пяти томах, законченная изданием в 1790 г., произвела большое впечатление в Англии и привлекла внимание географов к Африке вообще и к проблеме Нила в частности. Еще одним важным результатом его экспедиции явились астрономические определения многих пунктов по линии маршрута.

Левобережье Бахр-эль-Абьяда (Белого Нила) — плато Кордофан и особенно лежащий к западу от него Дарфур — оставалось для европейцев 90-х гг. XVIII в. «таинственной страной», хотя оно было связано оживленными торговыми караванными путями с Эфиопией (через Сеннар, на Голубом Ниле) и с Верхним Египтом (через Асьют, на Ниле). Из Асьюта в Эль-Фашер, столицу Дарфура, вел так называемый «сорокадневный путь» — около 1700 км через цепь оазисов впадины Харга, пустыни и сухие саванны; и по нему первым из европейцев прошел в 1793 г., примкнув к суданскому каравану, английский археолог Уильям Джордж Браун. Кроме торговли, которая, возможно, была маскировкой, он хотел заняться исследованием Дарфура, но местный султан этого не разрешил. И Браун около трех лет провел в Эль-Фашере и его окрестностях, пока султан не позволил ему... вернуться в Египет тем же «сорокадневным путем» (1796). Несмотря на ограниченные возможности для наблюдений и сбора материалов, Браун написал ценный отчет, который до конца 20-х гг. XIX в.footnotefootnoteВ 1824 г. через Дарфур и (впервые) через Кордофан прошел во время своего шестилетнего путешествия по Северо-Восточной Африке немец Эдуард Рюппель. оставался единственной книгой, дававшей некоторые представления о Дарфуре (площадь этой страны, входящей теперь в Республику Судан, около полумиллиона квадратных километров).

Посмотреть в хронологическом указателе

Англичане и французы в Западной Африке

В

Западной Африке европейцы в интересах работорговли в первую очередь исследовали реки «Сенегамбии». В XVII в. англичане действовали главным образом в бассейне р. Гамбии и в первой четверти этого века поднимались по ней на 600 км от устья, но на этом остановились. Только в 1723 г., т. е. через сто с лишним лет, англичанин Бартоломью Стибс проследовал еще примерно на 500 км выше по долине р. Гамбии, до северо-восточных массивов Фута-Джаллон. Он установил, что она не связана с Нигером, и пришел к правильному выводу, что Гамбия начинается где-то недалеко, на массиве. Через несколько лет английские офицеры У. Смит и Д. Лич произвели съемку всей р. Гамбии и нанесли ее на точную карту (1732 г).

Большим размахом отличались исследования французов, действовавших в бассейне Сенегала. Ко второй четверти XVII в. они хорошо разведали нижнее и среднее течение Сенегала. К концу века как колонизатор-исследователь выделился Андре Брю, директор торговой Сенегальской компании. Он управлял колонией с 1697 по 1702 г. и с 1714 по 1725 г. За этот период, обследовав Атлантическое побережье между 16 и 12° с. ш., Брю первый из европейцев в Тропической Африке перешел от «точечной колонизации» португальского типа, т. е. от основания торговых факторий на побережье, к организации колониальных территориальных массивов путем проникновения во внутренние области материка. Он дважды поднимался по Сенегалу до впадения в него крупнейшего (левого) притока Фалеме и поставил на нижнем Фалеме форт Сен-Пьер (теперь Сенудебу). Один из его агентов проследил Фалеме до первых порогов. Группа других сотрудников А. Брю после месячного путешествия вверх по Сенегалу добралась до водопадов, т. е. вышла на плато Фута-Джаллон, с которого берет начало р. Бафинг, после слияния с р. Бакой получающая название Сенегала. Но истоки реки оставались еще неизвестны, и предполагалась ее связь с Нигером. Отчеты А. Брю, составленные на основе его наблюдений и по расспросным данным, были обработаны колонизатором Гваделупы миссионером Жаном Батистом Лаба и опубликованы в 1728 г. в Париже под названием «Новое описание Западной Африки». Эта книга является ценным первоисточником по изучению быта и доколониальной истории народов тропической Западной Африки.

Основные африканские географические проблемы

В
Биографический указатель

Банкс, сэр Джозеф

1743 — 1820
Британский натуралист, исследователь Лабрадора и Ньюфаундленда. Участник первой экспедиции Джеймса Кука в Тихий океан. Спонсор нескольких научных экспедиций.

1788 г. по инициативе Джозефа Банкса (спутника Д. Кука) возникла британская «Африканская ассоциация». Задача нового общества состояла в исследовании внутренних областей Африки Для развития там британской торговли и утверждения британского господства. В последней четверти XVIII в. эти области материка были известны гораздо больше, чем обычно считают европейские историки и географы, но знакомы не ученым, а «практикам», главным образом арабским работорговцам, проникавшим далеко в глубь материка с севера и востока. О многом располагали сведениями и европейские работорговцы — португальцы, англичане и французы, производившие свои нечистые операции на атлантических берегах Африки, от устья Сенегала до устья Кунене включительно. Но, в отличие от арабов, они сами редко ходили в глубинные районы, так как действовали преимущественно через местных агентов и африканскую племенную верхушку. Эти работорговцы очень неохотно делились с научным миром своими географическими познаниями. Перед европейскими географами в конце XVIII в. стояли в первую очередь четыре важнейшие проблемы, связанные с четырьмя великими африканскими реками: 1) Где находятся истоки Белого Нила? 2) Где начинается, как течет и куда впадает Нигер? 3—4) Где начинаются и как текут Конго и Замбези? (Известны были только их низовья.)

Пятая проблема — это исследование притоков великих африканских рек для определения их бассейнов и возможной связи между ними. Предполагалась, между прочим, вероятность бифуркации их сближающихся притоков, следовательно, возможность трансафриканских внутренних водных путей от Атлантического к Индийскому океану (Конго–Замбези), от Средиземного моря к Индийскому океану (Нил–Конго–Замбези) и к Гвинейскому заливу (Нил–Нигер). Шестая проблема — исследование восточноафриканских великих озер и озера Чад и их связи с великими реками. Седьмая проблема — выяснение основных черт рельефа Африканского материка — разрешалась попутно.

Посмотреть в хронологическом указателе

Первое путешествие Парка

П

оскольку интересы Англии и ее соперницы Франции были в то время больше всего связаны с Западной Африкой, «Африканская ассоциация» вначале наибольшее значение придавала разрешению проблемы Нигера. Она направила несколько экспедиций с целью достигнуть этой реки со стороны Средиземного моря, так как караванные пути через Сахару к Томбукту, лежащему на среднем Нигере, были хорошо известны уже много веков. Но все такие попытки заканчивались неудачей или гибелью путешественников. Тогда ассоциация решила организовать исследования со стороны Верхней Гвинеи и для этой цели пригласила 24-летнего врача шотландца Мунго Парка. Вероятно, он нуждался в работе и согласился рисковать жизнью за небольшое вознаграждение: его экспедиция стоила ассоциации всего 200 фунтов стерлингов.

Биографический указатель

Парк, Мунго

1771 — 1806
Шотландский хирург и путешественник по Западной Африке.

В 1795 г. М. Парк прибыл в Гамбию. В декабре он выступил на восток с двумя слугами-африканцами: взрослым (он же переводчик) и мальчиком. Для себя он приобрел верховую лошадь, а для груза (припасы, безделушки и табак для обмена) — двух ослов. М. Парк старался проходить через местности, куда не проник еще ислам; все же несколько раз он попадал в руки мавров (мусульман), которые, по его словам, иногда грабили его, но не причиняли другого вреда. Через некоторое время взрослый слуга отказался идти дальше. 21 июля 1796 г. М. Парк, продвигаясь на восток, достиг у горы Сегу большой реки, которую африканцы называли Джолиба. М. Парк не сомневался, что это и есть Нигер: «Под утренним солнцем предо мной искрился... величественный Нигер, который... в этом месте почти так же широк, как Темза у Вестминстера. Он медленно катил свои воды на восток...».

В это время М. Парк болел тропической малярией, был очень истощен, одежда его превратилась в лохмотья, «товары» израсходованы или раскрадены. Он решил ограничиться расспросными сведениями о дальнейшем течении реки, услышал, что от Сегу до Томбукту около двух недель пути, но ничего не узнал о том, куда течет дальше река и где она кончается. «Кто знает?.. Может быть, на краю света!». Через несколько дней, пройдя берегом Джолибы около 50 км (до поселка Сансандинг), он повернул назад, сославшись в отчете на наступление дождливого сезона и на возможную опасность со стороны «беспощадных фанатиков» — мусульман. Из-за болезни он несколько месяцев провел в деревне между Сегу и устьем Гамбии. Только в апреле 1797 г. он смог продолжить путь к морю. В Англию он прибыл в конце 1797 г. Его книга «Путешествие в глубь Африки в 1795–1797 гг.», изданная в 1799 г., произвела сильное впечатление на публику. Однако специалисты отчетливо понимали, что М. Парк, собственно говоря, даже не подошел к решению проблемы Нигера: ведь он видел только короткий участок несущей свои воды на северо-восток Джолибы, чьи верховья, среднее течение и устье остались неизвестными. footnotefootnoteО второй экспедиции М. Парка и его гибели в разделе «Путешествие Парка».)

Посмотреть в хронологическом указателе

Португальцы в бассейнах Конго и Замбези

В

середине XVII в. португальцы несколько раз пытались проникнуть во внутренние области Экваториальной Африки. На Конго действовали главным образом миссионеры-францисканцы: от устья Конго они поднимались выше озера Стэнли-Пул, достигали, по-видимому, устья р. Ква (Касаи), левого притока Конго, поднимались по нижнему Касаи до устья р. Кванго, а по последнему — на большое расстояние к югу. Хотя эти достижения и держались в секрете, в Европу проникали кое-какие сведения о них: у географов конца XVII в. полоса между р. Кванго и океаном описывалась как исследованная область. Южнее хорошо была известна территория между р. Кванза и океаном, где возникли важнейшие центры Анголы — города Луанда и Бенгела.

В отличие от францисканцев итальянские проповедники-капуцины, направленные папой в Конго с согласия португальского короля,footnotefootnoteЭто была вынужденная мера: местные жители «почему-то» упорно не желали переходить в христианскую веру. не делали тайн из своих географических наблюдений. Один из них, Джованни Антонио Кавацци, в 1654–1670 гг. исколесил всю Анголу, проявляя «такое непомерное «апостольское усердие», что приобщал негров к христианству репрессивными мерами: сжигал идолов, сурово осуждал племенных вождей за древний обычай многоженства, подвергал мучительным пыткам тех, кто отказывался принять новую веру». (Ж. Верн). В 1687 г. в Риме он издал записки, содержавшие наиболее достоверную характеристику природы Анголы и Конго. Эта работа составила основу труда уже упоминавшегося Ж. Б. Лаба. Из записок Д. Кавацци можно определить, что он проникал «в глубинку» на 1100 км от побережья, побывав на верхнем Кванго и через верховья многочисленных левых притоков Касаи добрался к истокам ее правых притоков близ 10° ю. ш. и 23°30' в. д.

Значительных успехов достигли португальцы в бассейне Замбези, где действовали не только работорговцы и миссионеры, но и искатели золота. Особенно их продолжала привлекать золотоносная страна Мономотапа. Несомненно, что португальские работорговцы, золотоискатели и торговцы слоновой костью проникали уже в XVII в. по Замбези на запад, в глубь материка, гораздо дальше порогов Кебрабаса. Об этом свидетельствуют карты XVII–XVIII вв., дающие некоторое представление о Центральной Африке по обе стороны Замбези. Однако вполне достоверные, исторически доказанные португальские путешествия в глубь Центральной Африки относятся к концу XVIII в.

Франсишку Жузе Ласерда, португальский колонизатор (родом из Бразилии), в 80-х гг. служил в Анголе. В 1787 г. он исследовал Кунене — крупнейшую реку Западной Африки, между Конго и Оранжевой (длина ее 945 км), — и обнаружил, что она судоходна в среднем течении до порогов. Тогда же он убедился, что ее верховья сближаются с верховьями другой большой реки — Кубанго,footnotefootnoteРека Кубангу (в низовье Окаванго) теряется в болотах, так называемый Бассейн Окаванго, в Центральной Африке, у 20° ю. ш.; длина ее — 1600 км. текущей на юго-восток, и решил, что та река связана с Замбези. Это неверное предположение только через полвека опровергнуто Давидом Ливингстоном.

Биографический указатель

Ливингстон, Давид

1813 — 1873
Шотландский миссионер и путешественник по Южной и Центральной Африке. Муж Мери Моффат Ливингстон.

В 90-х гг., находясь на службе в Мозамбике, Ф. Ласерда был встревожен британской экспансией в Южной Африке: он считал, что она грозит разобщенным португальским приморским колониям. Чтобы предотвратить опасность, следовало связать Анголу и Мозамбик сплошной полосой португальских владений в бассейне верхней и средней Замбези, тогда почти неизвестного европейцам. Ф. Ласерда соблазнил португальское правительство значительными выгодами, которые сулит прямой трансафриканский торговый путь между Анголой и Мозамбиком, и получил средства на организацию большой экспедиции в «страну Казембе»footnotefootnoteКазембе (военачальник) — титул наследственных правителей окраинных областей государства Лунда, существовавшего в XVII–XVIII вв. в южной части бассейна Конго и в прилегающей части бассейна Замбези.располагавшуюся в бассейне р. Луапула, правого притока р. Луалаба (верховья р. Конго). Экспедицию, в состав которой вошло несколько купцов-африканцев, возглавил странствующий торговец Мануэл Пирейра. В 1796 г. из Тете, на р. Замбези, сопровождаемый отрядом вооруженных рабов, он направился на северо-запад через гористую местность и вышел на среднее течение р. Лвангва, крупного левого притока Замбези. После форсирования реки он перевалил горы Мучинга, водораздел бассейнов Замбези и Конго, и добрался до другой крупной реки — р. Чамбеши. Хотя спутники-африканцы называли ее Замбези, они объяснили М. Пирейре, что это другая река.

Продолжая маршрут к северо-западу, экспедиция пересекла большое мелководное озеро — скорее всего путешественники двигались через болото Бангвеулу, в дождливый сезон образующее с одноименным озером единый водоем площадью до 15 тыс. км². Спутники М. Пирейры сообщили ему, что это озеро-болото соединено протоками с р. Чамбеши и с р. Луапулой, по которой экспедиция добралась до резиденции правителя «страны Казембе» (близ 11° ю. ш.), к востоку от Луапулы. Получив аудиенцию, М. Пирейра в сопровождении посла страны вернулся в Тете прежним путем, проделав в оба конца по неисследованной местности более 2,5 тыс. км. Он преувеличенно расценил возможности торговли со «страной Казембе», но его сообщение было лишним козырем в руках у Ф. Ласерды.

М. Пирейра стал первым из европейцев, проникшим в бассейн Конго со стороны Индийского океана. Описание его путешествия было опубликовано на английском языке в 1824 г. в Лондоне. Но географы первой половины XIX в., как и современники М. Пирейры, не сумели оценить важность для географической науки доставленных им известий о системе р. Луапулы, считающейся иногда главным истоком Конго.

Маршрутом М. Пирейры воспользовался Ф. Ласерда. В октябре 1798 г. с несколькими спутниками он достиг «страны Казембе», но вскоре умер там от малярии. Остальные члены экспедиции в июле двинулись в обратный путь и в ноябре вернулись в Тете. Они собрали большой географический материал, но он, как всегда, был засекречен. И через полвека Д. Ливингстону пришлось почти наново исследовать пути в Центральную Африку.

Посмотреть в хронологическом указателе

Голландцы и шведы в Южной Африке

П

ортугальцы в районе мыса Доброй Надежды не организовали постоянного поселения. Когда же они были вытеснены из южных морей, победители-голландцы обосновались у Столовой бухты и построили там в 1652 г. поселок, из которого вырос «Город Мыса» — Капштадт (теперь Кейптаун), ставший отправной базой для экспансии в глубинные районы Южной Африки на восток и на север. К востоку от Мыса поисковые экспедиции до середины XVIII в. исследовали все приморские области Южной Африки до Наталя включительно. Отметим экспедицию Августа Фредерика Бейтлера, которая в 1752 г. проникла за р. Грейт-Кей, впадающую в Индийский океан у 28°30' в. д. Из-за враждебности банту пришлось вернуться.

К северу от Мыса партия Яна Данкарта в 1660 г. открыла р. Олифантс, впадающую в Атлантический океан у 31°30' ю. ш., и горы Олифантсрифир, протягивающиеся на 150 км вдоль ее левого берега. Дальнейшее продвижение на север замедлилось: голландцы нашли там непривлекательное для них полупустынное плато Верхнее Карру, где лишь изредка встречались бродячие охотники-бушмены. Только в 1682–1683 гг. швед Олаф Берг в поисках «Медных гор» выполнил две экспедиции на север от Мыса. За р. Олифантс, дойдя примерно до 30°30' ю. ш., он столкнулся с большими трудностями и отступил. Его попытки побудили губернатора колонии Симона Ван-дер-Стела в 1685 г. организовать новую экспедицию. В декабре, в конце феноменально дождливого сезона, он достиг полупустынной страны Малого Намакваленда (у 29°30' ю. ш.) и обнаружил месторождение меди. К северу местность казалась еще более бесплодной (голландцы не знали, что в 80 км протекает большая река) и в конце января 1686 г. вернулись домой. Поиски в северном направлении были надолго остановлены.

Лишь в 1760 г. голландский фермер и охотник на слонов Якоб Кутзе, пройдя от Мыса на север, пересек Малый Намакваленд и впервые достиг крупной реки, которую он так и назвал «Большой» (а это была р. Оранжевая, правильно Оранская — см. ниже). Я. Кутзе проследил ее примерно на 80 км, форсировал ее близ устья короткого пересыхающего притока и впервые оказался на территории Намибии. Я. Кутзе встретил здесь нескольких готтентотов, рассказавших ему о людях с длинными волосами, одевающихся якобы в льняные одежды и живущих в шести днях пути к северу. На их поиски в середине августа 1761 г. отправилась крупная исследовательская экспедиция правительственного комиссара Хендрика Хопа, включавшая нескольких научных специалистов и Я. Кутзе в качестве проводника. Севернее р. Оранжевой в октябре голландцы открыли пустынную горную страну плато Большой Намакваленд. После удачной охоты на жирафов X. Хоп с основной частью экспедиции в поисках людей в льняных одеждах проник примерно к 26° ю. ш. — за северную оконечность гор Карасберг (вершина 2202 м). Дальше на север, в иссушенную страну с пересохшими реками, опаленные жаром голландцы идти не рискнули и в апреле 1762 г. вернулись на Мыс.

Шведский натуралист Андреас Спаррман, ученик К. Линнея,footnotefootnoteДругой его ученик — ботаник Карл Петер Тунберг — почти за три года пребывания в Южной Африке совершил три длительные экспедиции, открыл и описал много новых видов растений. Его фундаментальный труд «Капская флора» создал ему славу «отца ботаники Мыса». Опубликованные путевые дневники К. Тунберга содержат этнографическую характеристику ряда южноафриканских племен и их взаимоотношения друг с другом. участник второго плавания Д. Кука, выполнил 10-месячное (конец июля 1775 г. — середина апреля 1776 г.) путешествие по самой южной части Африки, довольно хорошо известной голландским колонистам. А. Спаррман не сделал никаких географических открытий, но в 1779 г. составил первую карту приморской полосы шириной около 200 км между Мысом и р. Грейт-Фиш, впадающей в океан близ 27° в. д. Он дал также первую научную характеристику бушменов и готтентотов, представляющую и в наши дни историко-этнографический интерес, описал кваггу, двурогого носорога, гну и гиппопотама.

В 1777 г. голландский капитан шотландского происхождения, позднее полковник, Роберт Якоб Гордон, пройдя на северо-восток через впадину Большое Карру с редкой растительностью, поднялся на Большой Уступ западнее гор Снеуберг и вышел на верхнее течение «Большой реки» у ее самой южной излучины (близ 25° в. д.). В честь правящей тогда в Нидерландах Оранской династии он окрестил реку Оранской (позднее искажено в Оранжевую). Спустившись по долине реки, он обнаружил устье р. Вааль, ее крупнейшего притока. Годом позже служащий голландской Ост-Индской компании швед Хенрик Викар — неизвестно каким путем — достиг р. Оранжевой близ 20° в. д. и открыл водопад Ауграбис — один из самых крупных в мире (высота 146 м). Он проследил течение реки до устьяfootnotefootnoteВ XX в. район устья р. Оранжевой «подарил» сенсацию: в 1908 г. к северу, а в 1926 г. к югу от него были обнаружены богатые россыпи алмазов, причем морские россыпи района, по оценкам специалистов, «фантастически богаты». на протяжении 500 км. В том же, 1778 г. шотландский ботаник Уильям Патерсон, собирая растения для имения направившей его шотландской графини, проследовал от Мыса до р. Грейт-Фиш, попутно выполнив определения координат ряда пунктов. В середине августа 1779 г. он и Р. Гордон посетили устье р. Оранжевой. Возвращаясь на Мыс, У. Патерсон наблюдал многочисленные стада африканских газелей, насчитывающие 20–30 тыс. голов (эти животные вскоре были полностью истреблены), и дал первое описание жирафов. А. Р. Гордон прошел со съемкой 850 км вверх по долине р. Оранжевой до устья р. Вааль.

В конце XVIII в. далее всех к северу от Мыса проникла экспедиция голландского фермера Виллема Ван Ренена, уверенного, что в пустынях к северу от р. Оранжевой должно быть золото. Переправившись в ноябре 1791 г. через низовье реки, он разбил базовый лагерь в горах Большого Намакваленда и выполнил оттуда ряд поисковых маршрутов. К западу голландцы продвинулись до Китовой бухты, ныне Уолфиш-Бей, близ Южного тропика, и открыли полосу приморской пустыни Намиб — одной из самых бесплодных в мире, а к востоку впервые ознакомились с полупустынной и пустынной частью огромной (около 630 тыс. км²) впадины Калахари. Самый длительный (15-дневный) маршрут на север, приблизительно к 19° ю. ш., совершил участник экспедиции Питер Бранд, впервые пройдя через полупустынное нагорье Дамараленд. Он нагрузил повозки «золотой» рудой — в действительности медной — и вернулся в лагерь. Экспедиция В. Ван Ренена возвратилась на Мыс в июне 1792 г.

Посмотреть в хронологическом указателе

Французы на Мадагаскаре

А

гент французской Ост-Индской компании, богатый и образованный дворянин Этьен Флакур, обосновавшийся в Форт-Дофин (юго-восточное побережье о. Мадагаскар), не смог установить с малагасийцами, соседними и дальними, мирных отношений, но все же в течение пяти лет (1650–1654) во главе экспедиций выполнил ряд маршрутов во внутренние районы острова. Не получив согласия компании, в феврале 1655 г. он отбыл во Францию, где в 1658 г. опубликовал свою «Историю Великого острова Мадагаскара» — детальную и основательную сводку собранных им сведений о природе, ресурсах и жителях страны. Его «История» до XIX в. оставалась единственной и до настоящего времени является ценнейшим историческим документом, как и его вторая работа «Отчет...». Оба труда были опубликованы в Париже в 1671 г., в начале XX в. появилось последнее издание. Э. Флакур первый сообщил о гигантской птице, получившей в XIX в. название эпиорнис; она была уничтожена человеком в XVII–XVIII вв.

Малочисленные французские поселенцы не раз подвергались нападению малагасийских племен, населявших южные внутренние районы острова. Компания, объявив в 1665 г. весь Мадагаскар своим владением под названием «Остров Дофина», была заинтересована в увеличении числа колонистов и всячески содействовала всем желающим отправиться туда на поселение. Она явно поторопилась: французы к тому времени закрепились лишь на узкой приморской полосе восточного побережья, да и то далеко не везде. Официально французской колонией эта часть Мадагаскара стала в 1670 г. В 1667 г. в Форт-Дофин прибыло около 2 тыс. французов, в том числе женщины и дети. В городе сразу же возникла угроза голода, и тогда выдвинулся купец Франсуа Мартен. По восточному побережью он прошел более 900 км и организовал закупку риса на р. Манингури, впадающей в океан близ 17° ю. ш.

Для того чтобы раздобыть крупный рогатый скот у сиханаков, т. е. озерного народа, он возглавил отряд из 19 французов и 4 тыс. береговых малагасийцев, на которых сиханаки издавна совершали набеги. С этими силами Ф. Мартен проник в центр северной части Мадагаскара, поднявшись по Манингури. В разгар сезона летних дождей через лесные дебри отряд в конце декабря 1667 г. достиг мелководного проточного озера Алаотра, единственного сравнительно крупного (около 200 км²) природного водоема острова. Но сиханаков было много, селения их хорошо укреплены — и береговые малагасийцы бежали, а Ф. Мартен отступил.

Его «Воспоминания», опубликованные, правда, лишь в XX в., — очень ценный первоисточник: постоянно торгуя с бецимисарака, восточными малагасийцами, Ф. Мартен хорошо ознакомился с приморской полосой и дал первые точные сведения о части Высокого плато.footnotefootnoteВысокое плато — занимающее почти весь Мадагаскар плоскогорье, расчлененное на отдельные массивы с преобладающими высотами 800–1200 м, имеет наклон в западном направлении и протягивается с севера на юг более чем на 800 км.

До третьей четверти XVIII в. европейцы не сделали никаких попыток исследования внутренних районов Мадагаскара, имели о них очень слабое представление, не знали даже о путях, связывающих восточное и западное побережье острова. Для расширения географических сведений о Высоком плато много сделал французский колонист Никола Мэер, знавший малагасийский язык и совершивший несколько путешествий к царькам Мадагаскара. Неутомимый ходок, Н. Мэер обошел восточное побережье острова от устья р. Мангуру (у 20° ю. ш.) до крайнего севера и часть северо-западного берега до о. Нуси-Бе. Он первый посетил и описал область «бедуинов Мадагаскара» — народа цимихети, в XVII в. расширившего свои владения, расположенные севернее р. Манингури, к западу и совершавшего набеги на соседнее царство сакалавов (северо-западная приморская полоса острова).

Еще важнее оказались маршруты Н. Мэера во внутренние области Мадагаскара. В 1774 г. от вершины бухты Антонжиль он поднялся на плато к верховьям р. Суфиа, впадающей в Мозамбикский пролив близ 15°30' ю. ш., и проследил почти все ее течение. Он подходил к бухте Бомбетука (у 16° ю. ш.), но не был принят царьком сакалавов и вернулся тем же путем назад, выполнив двойное пересечение северной части острова. Через три года от устья р. Мангуру Н. Мэер поднялся до устья ее верхнего правого притока и по нему первый из европейцев проник в самый центр Высокого плато, в район Анциробе (у 20° ю. ш.). Оттуда он прошел на север в Антананариву, столицу царства Имерина,footnotefootnoteГосударство, возникшее на Высоком плато в XIV в. В конце XVII в оно распалось на ряд мелких владений. где прожил месяц. Н. Мэер описал это феодальное царство как самую просвещённую, промышленно развитую и организованную страну на острове. Он вернулся туда в разгар междоусобной войны, в 1785 г., участвовал в одной битве и предсказал успех царя Имерины, которому в конце концов удалось объединить все земли Мадагаскара в единое королевство. Отчеты, составленные Н. Мэером, до конца XIX в. оставались практически единственными; опубликованы они были лишь в начале XX в., но ими пользовались в рукописи.